Сопряжение «Шелкового пути» и ЕАЭС: геополитический выигрыш России
23.07.2015 | Ольга СУХАРЕВА | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Прошедший в Уфе саммит ШОС вновь поднял вопрос о перспективах сопряжения китайского инфраструктурного проекта «Экономический пояс Шелкового пути» и Евразийского экономического союза. По мнению главы МИД РФ С. Лаврова, «весьма удобной, комфортной для всех площадкой для обсуждения конкретных аспектов такой инициативы является ШОС». Это действительно так, поскольку практически все государства, задействованные в реализации «Шелкового пути» и интеграционных процессах Евразийского союза, являются в том или ином качестве членами ШОС. Сама же Шанхайская организация получает финансовую базу для сотрудничества, что в значительной степени повысит работоспособность, эффективность и авторитет организации.

* * *

Какие «подводные камни» пришлось обойти государствам региона, чтобы пойти к сегодняшнему положению, показывает история.

«Первой ласточкой» по расколу континента стал якобы европейский проект международного транспортного коридора Европа – Кавказ – Азия ТРАСЕКА (TRACECA). Летом 1998 г. двенадцать стран Кавказа, Черноморского региона и Средней Азии при поддержке США достигли соглашения по созданию железнодорожного, морского, воздушного и автомобильного транспортного коридора из Китая и Монголии в Европу в обход России. В 1999 г. администрация Б. Клинтона провела через конгресс закон о «Новом шелковом пути». Позднее идея стала частью разработанной главой Института Центральной Азии и Кавказа при Университете Дж. Хопкинса в Вашингтоне Ф. Старра концепции «Большой Центральной Азии». Целью американской стратегии являлась переориентация государств Центральной Азии через Афганистан на Индию и Пакистан для вытеснения из региона России и Китая.

О серьезности намерений США нанести геополитический удар «под дых» России и Китая свидетельствует тот факт, что в октябре 2005 г. тогдашний госсекретарь К. Райс реорганизовала южноазиатский отдел Госдепартамента, передав ему вопросы центральноазиатских государств. По информации американского Центра стратегических и международных исследований, в рамках «Нового шелкового пути» Госдеп создал 40 инфраструктурных проектов, которые с помощью Азиатского банка развития должны были связать Среднюю Азию и Афганистан газопроводами, железнодорожными и автомобильными путями, а также оптико-волоконными кабелями.

В июле 2011 г. госсекретарь Х. Клинтон активно лоббировала газопровод TAPI (Туркменистан, Афганистан, Пакистан, Индия), из-за чего Вашингтон буквально выкручивал руки Исламабаду и Тегерану, запретив строительство газопровода Иран – Пакистан, который в перспективе выходил на китайский Синьцзян.

Нужно ли говорить, что все искусственные попытки американцев превратить Афганистан в центр антироссийских и антикитайских инициатив остались на бумаге? Единственное, чего удалось достичь Вашингтону, это превратить страну в источник терроризма, наркоторговли и нестабильности, несущий постоянную угрозу государствам ШОС.

США всегда крайне нервозно воспринимали альтернативные вашингтонским проекты организации евразийского пространства. Помимо попыток внести раскол в ряды ШОС, противопоставляя Индию и Пакистан учредителям организации, а также переключить Центральную Азию на юг, в 2012 г. США и ЕС были введены жесткие антииранские санкции, которые заблокировали возможность расширения сотрудничества с этим авторитетным в регионе государством.

Ответом со стороны России стало создание Таможенного союза и подписание договора о создании Евразийского союза, в который вошли ряд «государств преткновения». Даже эта робкая попытка экономически связать часть бывших республик СССР в единый рынок вызвала настоящую истерику нынешнего кандидата в президенты США Х. Клинтон, заявившей, что «мы отмечаем некий сдвиг в сторону повторной советизации региона. Но, конечно, это не будет называться именно так. Это будет называться Таможенным союзом, называться Евразийским союзом или что-то в этом роде. Мы знаем, в чем заключается цель, и мы стараемся разработать эффективные способы того, как замедлить это или предотвратить это».

В то же время проект реинтеграции на постсоветском пространстве не мог обеспечить реализацию всех интересов государств Центральной Азии, в равной степени ориентированных как на рынок СНГ, так и на Китай, Южную Азию, Иран и Афганистан.

Предложенный в 2013 г. Китаем проект «Шелковый путь» стал тем самым недостающим «кирпичиком», который дополнил евразийское строение. На начальном этапе концепция «Шелкового пути» не предполагала широкого вовлечения России, потому была достаточно спокойно воспринята американцами, считающими китайский проект попыткой ослабить влияние РФ в Центральной Азии, что, по их мнению, должно было спровоцировать конфликт интересов двух основных противников США. Этим планам также не суждено было сбыться. Окончательную точку в американских иллюзиях поставил подписанный 8 мая 2015 г. российско-китайский меморандум о сопряжении проектов ЕАЭС и «Шелковый путь».

Нет сомнения в том, что США будут по-прежнему препятствовать интеграционным процессам на евразийском пространстве. Ведь разглядела же Х. Клинтон в Евразийском союзе угрозу реставрации СССР

Мы недаром столь подробно останавливаемся на истории одного из самых значительных геополитических сражений, цена победы в котором – контроль над Евразией. Тем значительнее на этом фоне выглядит прорыв, достигнутый во время уфимского саммита ШОС. И хотя до победы еще далеко, результаты на сегодняшний день: бегство США из Афганистана, начало процесса принятия в ШОС Индии и Пакистана, на которых Вашингтон делал ставку для удушения Китая и России, «иранский гамбит», что вывел страну из-под западных санкций и открыл для нее путь в ШОС, а также объединение интеграционных проектов России и Китая.

* * *

Россия оказалась в числе главных бенефициаров решения о сопряжении проектов евразийской интеграции. При всей жизненной необходимости Евразийского союза проекту откровенно не хватало финансовой и инвестиционной составляющей, способной воплотить в реальность планы по сближению и взаимному развитию экономик стран-участниц. Кроме того, согласование таможенной, тарифной и регуляторной политики могло повредить торгово-экономическим отношениям стран ЕАЭС с их традиционными партнерами, что попросту оставило бы проект на бумаге.

Начало работы Банка БРИКС и решение о создании Банка развития и спецсчета ШОС, а также Международного центра проектного финансирования позволят, по мнению президента РФ В. Путина, «более действенно противостоять кризисным явлениям в мировой экономике и финансах, легче преодолевать разного рода ограничения и барьеры». К этому можно добавить ресурсы Азиатского банка инфраструктурных инвестиций с капиталом в 100 млрд. долл. и уже созданного Китаем инвестиционного фонда Silk Road Company в размере 40 млрд. долл., значительная часть из которых отправится на осуществление проектов на территории РФ.

Подобный сценарий неминуем. Концепция «Экономического пояса Шелкового пути» предполагает три основных маршрута: морской и два сухопутных, проходящих по Евразийскому континенту. Один из них, южный, планируется провести от Тихоокеанского побережья до Синьцзяна, а далее через Казахстан, республики Средней Азии, Иран, Ирак и Сирию в Турцию и Европу. Помимо географической сложности маршрута, часть из которого будет пролегать в горах высотой около 4000 м, и полного отсутствия инфраструктуры, на его пути лежат охваченные войной и частично оккупированные ИГ Ирак и Сирия. Таким образом, на данный момент из-за усилий США возможность этой транспортной связи Китая и Европы заблокирована. Остается так называемый северный маршрут, проходящий по территории России, который работает уже сейчас. Так, с 2011 г. между Китаем и Германией курсируют контейнерные поезда, которые с 2013 г. стали еженедельными. Данный маршрут является и наиболее выгодным. Например, затраты на доставку груза из Шанхая в Роттердам сокращаются в среднем на 25% по сравнению с путем через Суэцкий канал.

В рамках создания транспортных коридоров предлагается развитие Транссибирской железной дороги и Байкало-Амурской магистрали, строительство морского порта на побережье Японского моря мощностью до 60 млн. т груза в год, а также создание сети автодорог. Самое главное, что целью создания «Шелкового пути» является не только расширение транспортной инфраструктуры, но и формирование вокруг нее кластеров экономического развития. Например, строительство скоростной железной дороги еще не начато, а Китай уже строит в Набережных Челнах завод «Аммоний» по производству удобрений, аммиака, метанола и т.д. Достигнуто соглашение о строительстве кирпичного завода производительностью 90 млн. штук кирпича в год, что вдвое увеличит его производство в Татарстане. Инвесторы из Китая готовы вложить здесь серьёзные деньги в строительство завода по производству 300 тыс. тонн цемента. Выбрана площадка для предприятия по сборке китайских автомобилей.

Огромен интерес китайцев и к Уралу, который не останется в стороне от «Шелкового пути». Как сообщил губернатор Свердловской области Е. Куйвашев агентству "Синьхуа", ЕВРАЗ, Нижнетагильский металлургический комбинат и Уральский турбинный завод уже создают продукцию в тесном взаимодействии с китайскими партнерами. А главную промышленную выставку России «Иннопром-2015» (Екатеринбург, 8-11 июля с.г.) посетили более 120 руководителей самых крупных китайских промышленных компаний. «Если раньше КНР в основном интересовало российское сырье, то сегодня уже почти 40% товарообмена занимает продукция высокой степени переработки. Китайских партнеров интересует и наше машиностроение, и сотрудничество в высокотехнологичных отраслях», – сказал губернатор.

Стремление Китая обеспечить свою энергетическую безопасность позволяет России решить ряд стратегических задач по состыковке западного и восточного маршрутов транзита газа. Начатое Пекином строительство газопровода «Сила Сибири» предполагает последующее соединение системой газопроводов российских месторождений Западной и Восточной Сибири, что позволит Москве оперативно переориентировать газовые потоки из Европы в Китай и наоборот, избавившись от шантажа ЕС.

На «Иннопром-2015» премьер-министр РФ Дмитрий Медведев оживленно общался с авиа- и вагоностроителями из Китая

* * *

Новый этап развития ШОС полностью меняет геополитическую реальность на Евразийском континенте. Китай и Россия, наконец, смогли предложить Европе альтернативный проект мирового развития, основанный на совершенно отличных от американских стандартах. Принять ли его, безусловно, зависит от Европы, но в любом случае огромное интеграционное объединение от Санкт-Петербурга до Шанхая и от Мурманска до Бомбея остается жизнеспособным.

Что же касается России, «Шелковый путь» делает сотрудничество Европы с ней неминуемым, поскольку РФ оказывается на данном историческом этапе единственной страной, связывающей по суше Европу и Китай. Стратегия развития ШОС позаботилась о том, чтобы исключить в процессах интеграции внеконтинентальное вмешательство и попытки внесения раскола в ряды членов организации. В документе, в частности, говорится, что для участников организации «невозможно участие в союзах или организациях, направленных против государств-членов ШОС, или поддержка каких-либо действий, враждебных любому из них». То есть из экономического объединения и региональной структуры безопасности, десятилетие державшей «круговую оборону», ШОС превращается в политический союз с собственной субъектностью, готовый защищать свои интересы. И всем претендентам на мировую гегемонию придется с этим смириться.

___________________

Фото – rusvesna.su; fedpress.ru

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2020