Потенциальное членство Таджикистана в ЕАЭС без мифов
27.07.2015 | Михаил ПЕТРУШКОВ | 00.03
A
A
A
Размер шрифта:

В последнее время в связи с антироссийской истерией и решением Кыргызстана о присоединении к Евразийскому союзу в различных СМИ и особенно в социальных сетях все чаще и чаще появляются высказывания «экспертов», которые пытаются предостеречь государственных, политических и общественных деятелей Республики Таджикистан от вступления в ЕАЭС, грозя потерей суверенитета страны, бесчисленными проблемами в экономике, а то и вовсе предрекают ее крах. И, естественно, пророчат неминуемые проблемы с соседями, в первую очередь с Китаем. А на закуску – прогноз обязательного «конфликта интересов» в связи с тем, что Таджикистан – член ВТО.

Не считая присоединение Таджикистана к ЕАЭС панацей от всех проблем в экономике, как и прекрасно осознавая, что любое начинание имеет и свои «за», и свои «против», попробуем объективно оценить плюсы и минусы от возможного вступления Таджикистана в это интеграционное объединение.

В медийной сфере приходится постоянно сталкиваться с такими стереотипами: «в случае присоединения Таджикистана к ЕАЭС его ждет «потеря суверенитета», «ЕАЭС создан исключительно для развития российской экономики, а экономика других стран развиваться не будет», «условия вступления и правила ЕАЭС неизбежно вступают в противоречие с принципами ВТО и другими международными нормами права». К ним активно прибегают противники вступления республики в это объединение. Скажем сразу: такие стереотипы начисто опровергаются Договором о Евразийском экономическом союзе. Чтобы убедиться в этом, достаточно обратиться к тексту договора, что и предлагаем сделать всем сомневающимся.

Мы же перейдем к изложению лишь некоторых, очевидных выгод, которые принесет Таджикистану интеграция в ЕАЭС. Главные из них вытекают из первого же пункта договора о создании Евразийского союза, в соответствии с которым в рамках союза обеспечивается свобода движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. С учетом этого уже при беглом взгляде видно, как в рамках ЕАЭС возможно положительное решение первостепенных проблем, стоящих перед республикой.

Начнем с очень болезненной для многих таджикистанцев темы – импорта из России светлых нефтепродуктов.

В мае 2010 года, после того как Российская Федерация ввела экспортные пошлины на светлые нефтепродукты для Таджикистана в размере $203,7 за тонну (в июне 2010 г. пошлины были повышены до $209, в октябре снижены до $191,8), он предпринял активные попытки диверсифицировать источники поставки нефтепродуктов. Однако переговоры с другими странами и анализ их предложений дали неутешительные результаты: потенциальные партнеры либо отказывались гарантировать стабильные поставки (например, Иран, который сам испытывает определенные трудности с самообеспечением светлыми нефтепродуктами), либо предлагали цены, сравнимые или превышающие российскую цену (даже с включенными в последнюю экспортными пошлинами), либо, как Туркменистан, предлагали непрогнозируемую, нефиксированную закупочную цену, которая устанавливалась каждый раз заново, исходя из цен на мировых биржах на день поставки.

С 1 декабря 2010 года Россия вновь повысила экспортные пошлины на светлые нефтепродукты для Таджикистана с $191,8 до $217 за тонну. В связи с тем, что на тот момент примерно 97% светлых нефтепродуктов поступали в страну из РФ, цена на нефтепродукты в республике повысилась более чем на 30%. Длительные переговоры между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан об отмене пошлин на светлые нефтепродукты, вплоть до визита президента В.В. Путина в Душанбе в октябре 2012 года, никаких результатов не приносили.

Решить острую проблему, негативно влияющую на состояние экономики Таджикистана, помог братский Кыргызстан, для которого в эксклюзивном порядке с 1 января 2011 года Россия отменила экспортные пошлины на нефтепродукты. Используя все возможные каналы, от контрабанды до официального реэкспорта с «таможенной очисткой», Кыргызстан, несмотря на то, что не ведет добычу и переработку нефти, по поставкам топлива в Таджикистан в 2011-2012 годах опередил Россию, Казахстан и Туркменистан. А по итогам 10 месяцев 2013 года его доля в структуре импорта светлых нефтепродуктов составила 45,4%, что значительно превысило показатели России (менее 36%).  

Несмотря на вышеуказанные процессы (нивелировавшие негативный экономический эффект), некоторые таджикские журналисты оценивают «прямые потери» национальной экономики в этот трехлетний период  от действия экспортных пошлин (с 1 мая 2010 г. по 12 ноября 2013 г.) на уровне 27-29 млн. долларов в месяц.

Таким образом, если следовать их расчетам и логике, можно утверждать, что в случае членства Таджикистана в Таможенном союзе за 30 месяцев (с 1 мая 2010 г. по 12 ноября 2013 г.) экономика страны могла бы получить за счет отсутствия «прямых потерь» дополнительно от 810 до 870 млн. долларов.

6 февраля 2013 года, в рамках реализации пакета договоренностей, достигнутых в ходе официального визита В.В. Путина в Таджикистан в октябре 2012 года, было заключено соглашение о сотрудничестве в сфере поставок нефтепродуктов в Республику Таджикистан. Оно предусматривает отмену экспортных пошлин для Таджикистана с одновременным введением согласуемого ежегодно индикативного баланса (гарантированного объема закупки светлых нефтепродуктов, произведенных в Российской Федерации) и запрета на реэкспорт светлых нефтепродуктов из Таджикистана в третьи страны.

Правда, по ряду причин, в том числе и в связи с задержкой ратификации соглашения между нашими двумя странами о статусе и условиях пребывания российской военной базы на территории Таджикистана таджикскими депутатами, указанные выше экспортные пошлины были отменены только 12 ноября 2013 года.

По словам российского посла И.С. Лякина-Фролова, «отмена Россией с 2013 года экспортных таможенных пошлин для Таджикистана на нефтепродукты утроила объем поставок российских ГСМ в республику, что позволяет Таджикистану экономить до $300 млн. в год».

На 2014 год Россия и Таджикистан согласовали объем индикативного баланса в размере 1 млн. тонн нефтепродуктов, однако из-за ряда объективных обстоятельств (в том числе и из-за аварии на Ачинском НПЗ) республика смогла импортировать только чуть более половины этого объема. В связи с этим, как и прогнозировали в Минэнерго РТ, согласно условиям договора по беспошлинным поставкам светлых нефтепродуктов из России в Таджикистан, объем индикативного баланса на 2015 год автоматически снижен. В начале нынешнего года энергетические ведомства двух стран согласовали индикативный топливный баланс республики на 2015 год, согласно которому Россия должна будет в течение нынешнего года предоставить Таджикистану беспошлинно 830 тыс. тонн нефтепродуктов.

По данным Таможенного комитета при правительстве РТ, за первую половину года из РФ импортировано всего 283 тыс. тонн нефтепродуктов (на 13% меньше показателя аналогичного периода 2014 г.), в результате чего государственный бюджет Таджикистана «недосчитался» порядка 12 млн. долларов.

Приходится констатировать: если за оставшиеся полгода 547 тыс. тонн нефтепродуктов не будут импортированы, в 2016 году вновь произойдет существенное уменьшение индикативного баланса, что, в свою очередь, негативно скажется на состоянии экономики республики.

Очевидно, что вопрос экспортных пошлин на светлые нефтепродукты будет с неотвратимостью дамоклова меча перманентно провоцировать серьезные потрясения в экономике Таджикистана. Решить эту проблему можно раз и навсегда – став полноправным членом ЕАЭС.

Еще один важный момент – трудовая миграция. Национальная экономика зависит от нее в большой степени, учитывая, что в год каждый мигрант в среднем переводит на родину от 3,5 до 4 тыс. долларов. Общий объем денежных переводов из России в Таджикистан легко подсчитать, зная, что в конце прошлого года на территории РФ, по оценкам экспертов, трудилось около 1,1 млн. выходцев из Таджикистана.  

С 1 января нынешнего года трудовые мигранты столкнулись с рядом сложностей, связанных с нововведениями в российском законодательстве и делающих еще более проблематичным и так весьма нелегкое пребывание мигрантов в России. По подсчетам главы фонда «Миграция XXI век» Вячеслава Поставнина, бывшего заместителя главы ФМС РФ, теперь легализация обойдется мигранту в 90 тыс. рублей с учетом всех затрат на патент, медстраховку, курсы обучения языку, медсправки и т.п.

Соответственно, именно такую сумму недополучат семьи и родственники мигрантов на родине, в Таджикистане. А в целом экономика страны недополучит около 100 млрд. российских рублей, что по нынешнему курсу составляет более 1,7 млрд. долларов. Эти минусы станут плюсами, как только республика войдет в состав ЕАЭС и ее трудовые мигранты окажутся избавлены от указанных выше расходов.

Кроме того, свобода движения рабочей силы в рамках ЕАЭС даст возможность 320 тысячам гражданам Таджикистана, которые по разным причинам были ранее лишены права на въезд в Российскую Федерацию, вновь найти здесь работу. Нехитрое арифметическое действие дает возможность утверждать, что только за счет этого компонента экономика страны ежегодно сможет дополнительно получать 1,12-1,28 млрд. долларов США.

А учитывая снятие всякого рода барьеров на перемещение рабочей силы между странами ЕАЭС, в том числе квот на использование труда мигрантов, повышение привлекательности рынка труда России и Казахстана, учитывая демографическую ситуацию в Таджикистане и предусмотренную ликвидацию всех незаконных поборов и притеснений в отношении трудовых мигрантов со стороны коррумпированной части чиновников, можно согласиться с мнением экспертов, прогнозирующих увеличение количества трудовых мигрантов как минимум на 100-300 тысяч человек, что потенциально может дать дополнительное ежегодное поступление до 1,2 млрд. долларов в экономику Таджикистана.

Таким образом, подытоживая все вышесказанное, можно сделать однозначный вывод: присоединение страны к ЕАЭС – не только объективная необходимость, но и важнейшая, первоочередная задача. При этом, конечно, не следует включаться в процесс, что называется, очертя голову. Необходимо незамедлительно провести всесторонний анализ выгод и издержек присоединения Таджикистана к ЕАЭС и разработать план управления рисками (риск-менеджмент) и меры минимизации потенциальных негативных последствий.

Представляет интерес и «обратная сторона медали»: какую пользу принесет странам-членам ЕАЭС вхождение в это интеграционное объединение Таджикистана?

На взгляд рядового обывателя, очевидной и большой выгоды и не видно. Более того, есть «горячие головы», которые утверждают, что от таких не отличающихся высоким уровнем экономики стран, как Таджикистан или Кыргызстан, союзу – только одни проблемы. Да, со счетов не сбросить проблемы в экономике и социальном обеспечении, высокий уровень нищеты, вынужденную трудовую миграцию, деиндустриализацию, проблемы с энергообеспечением в зимнее время года и т.д. Наличие таких «неспокойных» соседей, как Афганистан, лишь придает остроту существующим проблемам.

И тем не менее Таджикистан нужен ЕАЭС как:

– источник рабочей силы, в том числе и квалифицированной, для стран-реципиентов – Казахстана, России и Белоруссии, близкой им в духовно-культурном и языковом плане;

– барьер на пути наркотрафика;

– транспортный коридор для выхода на рынки Центральной и Юго-Восточной Азии;

– преграда на путях распространения панисламизма, пантюркизма и фундаментализма, идущих из стран Юго-Восточной и Центральной Азии;

– потенциально главный генератор и поставщик электроэнергии в регионе Центральной и Юго-Восточной Азии;

– один из главных источников чистой питьевой воды, а также воды для ирригации в регионе Центральной Азии;

– источник природных ископаемых, в том числе и таких стратегически важных, как золото, серебро, уран, редкоземельные металлы и др.;

– важное и неотъемлемое звено в обеспечение контроля за стационарной околоземной орбитой (уникальная станция космического слежения Военно-космических сил России «Окно» расположена неподалеку от г. Нурека) и в вопросах изучения космоса.

Таким образом, анализируя современную общественно-политическую, экономическую и культурную среду в Таджикистане, который представляет огромный интерес для «мировых геополитических игроков» в разных сферах – экономической (рынки сбыта), военной (база войск для силового давления в регионе), военно-промышленной (месторождения урана), политической (проводник политических идей в Центрально-Азиатском регионе), стратегической (выход на страны Юго-Восточной и Центральной Азии), геополитической (рычаг-противовес влиянию Китая в регионе), – можно констатировать очень, на наш взгляд, важную вещь: Таджикистан – форпост ЕАЭС в Центральной Азии, и с учетом этого фактора его необходимость для Евразийского союза неоспорима. 

 
Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2407