А если подумать о реанимации проекта «Ямал–Белоруссия–Европа-2»?
28.07.2015 | Алексей ЧИЧКИН | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Проблемы с экспортом российского газа в Европу, похоже, могут усложниться. Это проистекает в том числе из нынешнего климата в отношениях между РФ и Украиной и попыток Киева диктовать условия Москве в сфере транзита газа. Тем более что, вопреки прежним заявлениям министра энергетики РФ Александра Новака, в планах руководства РФ сохранить этот транзит и после 2019 года.

Возникли новые проблемы и с «Турецким потоком». По данным Prosto Finansy и ряда других информагентств, РФ «не смогла договориться с очередной страной для поставок газа в Европу. По словам министра энергетики Турции Танера Йылдыза, эта страна планировала участвовать в этом проекте как полноправный партнер и создавать совместную систему поставок. А российская сторона хочет использовать Турцию как транзитную страну для своего газа. Танер Йыдлыз считает, что такой вариант их не устраивает».

 Дело, скорее всего, не только в позиции Анкары. Хотя вполне можно было ожидать, что Турция, «выбранная» в качестве основной, если не единственной, газотранзитной страной, едва ли будет соглашаться сугубо на российские условия этого проекта. Не следует при этом забывать, что Турция входит в состав НАТО, а практически все вопросы экономических взаимоотношений членов блока с другими странами зависят, прямо или косвенно, от позиции руководства альянса. Вдобавок у Анкары – своя линия в отношении ЕС, и она не однозначно пророссийская.

Кстати, российской стороной недавно был расторгнут контракт с итальянской «Сайпем» – основным подрядчиком в проекте «Турецкий поток». Многие эксперты связывают это событие с воздействием, точнее с усилением, небезызвестных санкций ЕС и США против России.

В целом правомерно предположить, что Запад, ужесточая эти санкции, понимает, что РФ в нынешних условиях в ещё большей мере нуждается в реализации новых газо-экспортных проектов. Потому и растет прямое или косвенное давление на реальных и возможных партнеров России в этих проектах.

Так или иначе, доля Украины в экспортной перекачке российского газа в Европу остаётся высокой – не меньше 40 % (создание к 2011 году трансбалтийского «Северного потока» со временем сократило эту долю, заметим, почти с 60 %). Но по технологическим и финансовым причинам резко уменьшить нынешнюю долю маршрута по украинской территории вряд ли возможно. Тем более что сохраняется неясность в отношении альтернативного газопроводного коридора. Украинская же сторона, понимая эти обстоятельства, в буквальном смысле набивает себе цену. «Нафтогаз» приостановил с 1 июля закупки у «Газпрома» с формулировкой «до согласования условий поставки» и получает топливо только по реверсу из Европы. По мнению Александра Новака, отказ Киева от покупки российского газа и от создания запасов на предстоящую зиму может быть попыткой обострить и без того непростую ситуацию.  

В современных условиях остаётся, пожалуй, едва ли не единственно реальный вариант развития новых газо-экспортных артерий из РФ в Европу – реанимация трубопроводного проекта «Ямал–Белоруссия–Европа-2», разработанного ещё 15 лет тому назад и «законсервированного» ранее из-за акцента на «Северный» и «Южный потоки». Это наиболее короткий газовый маршрут через Польшу в другие страны ЕС в сравнении с упомянутыми, в т.ч. с украинским коридором. И вдобавок его сооружение минимум на треть дешевле в сравнении с «Турецким потоком».

Немаловажно и то, что Белоруссия, в отличие от Украины, – среди стран-основателей ЕАЭС и, напомним, составная часть российско-белорусского Союзного государства. И уже только эти политико-экономические факторы исключают «эксцессы» при сооружении и эксплуатации этой артерии (соответственно, в нормальном режиме работает параллельный газовый маршрут «Ямал–Белоруссия–Европа»).

Кроме того, в связи с растущим спросом в Европе на сжиженный газ, требуется оперативное создание заводов и терминалов по производству-отгрузке данной продукции. В своё время были проекты таких заводов-терминалов в припортовых Темрюке, Тамани, Керчи (Азовско-Черноморский бассейн), недавно началась реализация такого проекта вблизи порта Усть-Луга (Финский залив).

Но на европейский рынок сжиженный газ уже поставляется, например, из карибского государства Тринидад и Тобаго. Конкуренция в борьбе за европейский рынок данной продукции обостряется и уже непросто обрести здесь свою стабильную нишу. Кстати, еще в середине 1970-х многие советские эксперты, поддержанные А.Н. Косыгиным, предлагали развивать экспорт в Европу не «сырого» (т.е. трубопроводного), а именно сжиженного газа, тем более что уже в тот период это начали делать Алжир, Ливия, Иран и Кувейт – опять-таки в связи с ростом спроса в Европе на такой газ. Но в СССР возобладал «трубопроводный» вектор газо-экспорта, как менее дорогостоящий (это были в основном западные кредиты) и быстрее окупаемый.

Похоже, вариант «Ямал–Белоруссия–Европа-2» снова встаёт в повестку дня. Польский аналитик Петр Маченжек в варшавской Defence 24 недавно отметил: «...Газпром вновь поднял вопрос о строительстве «Ямал - Европа - 2». Возможно, таким образом концерн постарается ограничить транзитную роль Украины. 21 ноября 2014 года Владимир Майоров, директор Трансгаза (белорусской «дочки» Газпрома), заявил, что существующая инфраструктура Ямальского газопровода находится на пределе своих мощностей (в 2013 году по нему прошло 34,7 миллиарда кубометров), а компания планирует строительство второй ветки упомянутого трубопровода... По российской инициативе в информационном пространстве вновь появилась тема «Ямала-2». В этом контексте, возможно, что россияне предложат Варшаве возвести реальный газопровод «Ямал-2», то есть новую ветку Ямальского газопровода в направлении Германии. Такое решение ударит по Украине и увеличит объем российского газа, поступающего в Центральную Европу (и не только в транзитные страны, но и, например, в Чехию, которая сможет получать его по газопроводу Gazela). При таком варианте россияне могли бы дополнительно рассчитывать на поддержку со стороны Берлина».

При этом, как считают в Польше, проект не подпадет под ограничительные меры со стороны ЕС: «Единственным решением кажется обращение «Газпрома» к плану-минимум, то есть к получению согласия на реализацию этого инфраструктурного проекта в Центральной Европе, который не нанесет сильного удара по концепции газового коридора «Север–Юг» (внутри региона ЕС. – Ред.). Но всё же позволит снизить транзитную роль Украины».

Похоже, к этому  проекту и в целом к газотранзиту через Белоруссию снова  приковано  внимание не только польской, но также  российской стороны. Это следует из сообщения Федерального агентства новостей  от 15  июля с.г.: «На прошлой неделе глава украинского государства Петр Порошенко с уверенностью сообщил, что транзитное соглашение между «Газпромом» и «Нафтогазом» будет продлено по истечении в 2019 году. «Альтернативы этому нет», – заявил он».

Однако альтернативным вариантом транзиту российского газа по территории Украины являются поставки через Белоруссию и использование газопроводов «Северный поток», а также проектируемого «Турецкого потока». Использованием совокупности данных проектов планируется заменить традиционные экспортные пути».  Еще  в конце 2014 г. первый вице-премьер Белоруссии Владимир Семашко заявил «о наличии возможностей для увеличения транзита российского газа через Белоруссию на 8-9 млрд. куб. метров в год».

   Словом, г-н Порошенко явно поторопился насчет отсутствия альтернативы... 

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1528