Как сделка по иранской ядерной программе отразится на экономике Армении
29.07.2015 | Саркис МАРТИРОСЯН | 00.03
A
A
A
Размер шрифта:

После заключения соглашения 14 июля в Вене по ядерной программе между Ираном и «шестеркой» (20 июля СБ ООН единогласно принял резолюцию в поддержку соглашения, достигнутого в столице Австрии) в Ереване начались дискуссии о том, что даст этот международный дипломатический прорыв Армении. В частности, возникает вопрос о том, как имплементация этого соглашения скажется на национальной экономике.

Кратко характеризуя сложившуюся после подписания соглашения в Вене ситуацию, министр экономики Армении Карен Чшмаритян отметил, что «это (предполагаемая отмена антииранских санкций. – Ред.) будет дополнительным кислородом для нашей экономики». Официальные лица в Ереване полагают, что позитивный тренд может быть обозначен только после того, когда станет ясен график снятия с Ирана как международных, так и односторонних (американских) санкций. При этом министр экономики не согласен с тем, что снятие санкций с Ирана почти наверняка приведет к стабильному падению цен на нефть и период относительно низких цен на углеводородное сырье может продлиться достаточно долго.

Однако здесь не все так однозначно, поскольку парадоксом складывающейся ситуации является то, что экономическая ситуация в стране, где нет запасов углеводородного сырья и которая не является его транзитером, в значительной степени зависит именно от цен на… нефть. Дело в том, что экономика Армении, как известно, в значительной степени зависит от денежных трансфертов, получаемых от армянских трудовых мигрантов, работающих за рубежом, прежде всего в России. (1)

Снятие международных и односторонних санкций приведет к тому, что Иран в достаточно короткий срок вернется на международный рынок углеводородов, прежде всего нефти. Это обстоятельство будет способствовать снижению цен на данный вид сырья, хотя вряд ли дополнительные объёмы с иранских месторождений приведут к каким-либо качественным сдвигам на мировом энергетическом рынке. В серьезном повышении цен на нефть пока не заинтересованы крупные поставщики нефти на мировой рынок, участники ОПЕК, т.к. высокая цена может сделать конкурентоспособными компании (прежде всего американские), которые организуют добычу нефти с использование технологий гидравлического разрыва пласта.

Другой блок вопросов, связанных с соглашением по иранской ядерной программе и его возможных последствиях для экономики Армении, касается двусторонних и многосторонних экономических проектов. В связи с этим отметим следующие важные обстоятельства. У Армении отсутствуют серьезные проблемы с Ираном, прежде всего в сфере безопасности. Другое дело, что в последние годы наблюдается некоторый «застой» в двусторонних отношениях. Последние обусловлены многими обстоятельствами. В частности, для Тегерана очень важно, что Армения является членом ОДКБ, никогда не претендовала на вступление в НАТО и никогда не упоминала о возможности предоставления своей территории для осуществления каких-то антииранских операций. Тегеран же никогда не участвовал в блокаде Армении и дважды проваливал антиармянские резолюции в Организации исламского сотрудничества (ранее – Организация Исламская конференция); армянские общины в Сирии и Ливане поддерживают режим президента Башара Асада, который является союзником Тегерана.

В целом экономические связи Армении и Ирана достаточно сильно отстают от политических. Однако, по мнению посла Ирана в Ереване Мохаммада Реиси, достигнутое в Вене соглашение открывает широкие возможности для двустороннего сотрудничества. В частности, речь могла бы идти о строительстве железной дороги из Ирана в Армению, в результате которого страна может стать транзитным звеном между Черным морем и Персидским заливом.

Правда, реальный объем товарооборота между странами составляет всего 300 млн. долларов, хотя есть договоренность о доведении его до 1 млрд. долларов. По большому счету армянская сторона, по положению на сегодняшний день, может мало что предложить иранскому рынку, который достаточно специфичен (например, армянские вина и коньяки там никому неинтересны). «При большом желании Армения не может стать даже средним игроком на иранском рынке. Кроме того, структура армянской экономики такова, что у нее нет большого наименования товаров, которые могли бы быть необходимы иранской стороне», – отмечает армянский иранист Севак Саруханян.

Именно «застоем» объясняется то, что Ереван и Тегеран никак не могут прийти к согласию вокруг реализации новых проектов. Прежде всего речь идет о строительстве вышеупомянутой железной дороги Иран – Армения (здесь нужны серьезные инвестиции: на отрезок от Мегри до Севана потребуется 3,2 млрд. долларов); о новом высоковольтном электрокоммуникационном коридоре между двумя странами; о Мегринской ГЭС.

Последние два проекта непосредственно связаны с финансовым содействием Ирана, поскольку в Армении нет средств для строительства подобных мощностей. При этом следует учесть то обстоятельство, что проект железной дороги Иран – Армения утратит свою значимость после ввода в эксплуатацию железной дороги Кезвин–Решт–Астара, который соединит иранскую железнодорожную систему с азербайджанской. В условиях снятия международных и односторонних экономических санкций с Ирана возрастает вероятность реализации проекта нового высоковольтного электрокоммуникационного коридора и Мегринской ГЭС. Правда, как нам представляется, это произойдет не сразу, а через несколько лет, когда тенденции в реализации сделки по ядерной программе Ирана станут достаточно устойчивыми. В случае разморозки иранских авуаров в США и других западных странах ближневосточная страна получит необходимые средства для реализации крупных проектов, среди них могут оказаться и совместные с Арменией.

Армения, несмотря на все ее проблемы, по-прежнему остается желанным местом для посещения иранских туристов, которые чувствуют здесь себя достаточно комфортно (в пиковый период их численность достигает 25-30 тыс. человек). Серьезную конкуренцию нашей стране в вопросе переориентировки туристического потока из Ирана мог создать Тбилиси, и казалось, что иранские путешественники начнут массово приезжать в Грузию. Однако этого не произошло. В 2014 году грузинские власти приняли решение о порядке пребывания в стране иностранцев, фактически упразднившее право и возможность иранцев посещать Грузию без въездной визы.

По оптимистичным прогнозам президента Союза промышленников и предпринимателей Армении Арсена Газаряна, отмена санкций приведет к резкому росту торговли с Ираном и будет способствовать развитию работающих в Армении иранских малых предприятий. В настоящее время в Армении функционирует около 3 тысяч иранских фирм, как правило, мелких. Прямые инвестиции в 2014 году, по официальным данным, составили всего 45,6 млн. драмов (менее 100 тыс. долларов).

Даже чисто панорамный обзор двусторонних армяно-иранских отношений, прежде всего в экономическом блоке, указывает на наличие в них значительного нереализованного потенциала. С учетом этого можно сказать, что вышеупомянутая сделка по иранской ядерной программе и предстоящее снятие с Тегерана международных и односторонних санкций окажут неоднозначное влияние на экономику Армении. В краткосрочной перспективе (6 месяцев) будут превалировать, скорее, негативные факторы. Что касается среднесрочной перспективы (приблизительно 2-3 года), то пока не представляется возможным дать достаточно корректный прогноз по развитию армяно-иранских экономических отношений, а также экономики Армении в привязке к подписанным в Вене соглашениям.

Можно предполагать, что активное развитие торгово-экономических и финансовых взаимосвязей Ирана со странами Евразийского экономического союза уже в ближней перспективе создаст дополнительные предпосылки к более глубокому взаимодействию сторон. Нельзя исключать, что между ЕАЭС и Тегераном через некоторое время могут начаться переговоры о создании зоны свободной торговли. По утверждению армянского экономиста Ашота Арамяна, «российские компании переводят часть своего бизнеса в Армению, некоторые сейчас изучают этот рынок с тем, чтобы, не подвергаясь санкциям, экспортировать свои товары в страны Европейского союза». Вполне возможно, Армения могла бы стать важной площадкой сотрудничества и для хозяйствующих субъектов России и Ирана, включая атомную и альтернативную энергетику, развитие железнодорожной инфраструктуры, совместные проекты в сфере сельского хозяйства.

Очевидно, новый импульс двусторонним отношениям способен придать визит в Армению президента Исламской Республики Иран Хасана Роухани, который ожидается до конца этого года.

_______________

Фото – russian.eurasianet.org

(1) Так, по итогам 2008 года был зафиксирован рост ВВП Армении в 13,7%. Через системы банковских переводов в Армению было переведено 1 млрд. 167 млн. долларов США. В тот же 2008 года Россия выручила от продажи нефти на мировом рынке 161 млрд. долларов. В 2011 году рост ВВП Армении составил 2,2%, объем трансфертов вырос до 1 млрд. 136 млн. долларов. Объем российской нефтяной выручки был рекордным за последние 7 лет, составив 181,8 млрд. долларов. По итогам 2014 года рост ВВП Армении составил 3,5%, объем частных трансфертов из-за рубежа снизился до 1 млрд. 220 млн. долларов. Объем российской выручки от продажи нефти снизился и составил 153,8 млрд. долларов.

 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:808