Расширение антироссийских санкций: эффект бумеранга
07.08.2015 | Ольга СУХАРЕВА | 00.31
A
A
A
Размер шрифта:

Слово «санкции» прочно вошло в мировой политический лексикон менее ста лет назад, при создании Лиги Наций после Первой мировой войны. До этого многие сотни лет применялось понятие «репрессалии», а сама практика наказания других государств экономическими мерами известна с V в. до н.э. Но лишь с конца XVII в. возобладал принцип наказания государствами только других государств, а не частных лиц.

Данный принцип продержался почти три века, пока «самая передовая страна мира» не вернула эту область международного права к состоянию средневековья, возродив массовое применение санкций в отношении частных лиц неугодных государств. Именно США, по данным специалиста по санкциям Института мировой экономики Гэри Хафбауэра, были инициаторами либо участниками 140 случаев санкционного давления из известных ему 204, объявленных с начала XX века.

Стоит разобраться и в том, ради чего используются санкции. Обычно это происходит в случаях, когда дипломатические усилия оказались бесплодными, а для объявления войны страны, применяющие санкции, ещё не готовы. При этом единственной целью их введения является оказание политического давления посредством экономических рычагов. Проще говоря, экономический шантаж ради изменения политики государства, не желающего плясать под чью-то дудку. При этом нередко крупное, экономически мощное государство в буквальном смысле принуждает своих сателлитов присоединиться к объявленным санкциям. Даже в ущерб интересам этих сателлитов, руководство которых ставится перед выбором: либо присоединиться к санкциям, либо впасть в немилость к инициатору санкций и понести личную ответственность за непокорность.

***

Наиболее распространены в мире торговые и финансовые санкции. Причём, если вторые касаются в основном вопросов предоставления кредитов нуждающимся странам, то вторые могут быть направлены и против импорта из этих стран, и против экспорта в них. Тем не менее и те и другие предназначены для подрыва экономики государств, оказавшихся под санкциями. Как в свое время сказал президент США Вудро Вильсон: «Страна, подвергнувшаяся бойкоту, близка к капитуляции. Приложите экономические, мирные, тихие, смертельные меры и в применении силы не будет необходимости. Это ужасное лекарство. От него никто не гибнет за пределами бойкотируемого государства, но оно создаёт давление, которого, на мой взгляд, не может выдержать ни одна современная страна».

Впрочем, Г. Хафбауэр оценивает эффективность санкционных мер отнюдь не столь оптимистично. По его данным, лишь санкции, целью которых была умеренная модификация политики, оказались успешными в 51% случаев. Санкции, введённые для смены режима, разрушения военного потенциала или существенных изменений политики, достигли целей лишь в 30% случаев. Причин неэффективности применения санкций довольно много. Они связаны и с внутренними проблемами стран, объявивших санкции, и с реакцией на давление страны, подвергшейся санкциям.

Правда, природа санкций такова, что они носят обоюдоострый характер. Ограничения на торговлю с другой страной одновременно является и мерой против собственных производителей, скрытым налогом на внешнюю политику, наложенным на них сугубо избирательно. Так, например, антироссийские санкции ряда европейских стран, введённые под давлением США и руководства Евросоюза в ответ на воссоединение Крыма с Россией, и российские контрсанкции привели к убыткам европейских производителей, оцениваемым Австрийским институтом экономических исследований в 101,1 млрд. евро. Из-за них в Европе лишились рабочих мест 2,252 млн. человек. (1) К примеру, Швеция за первый квартал 2015 г. понесла 1,5 млрд. крон убытков из-за санкций Евросоюза. Экспорт шведских продуктов питания, табачных изделий и напитков сократился на 45%. Только один производитель молочных продуктов Arla с августа прошлого года понёс убытки в 1 млрд. крон. (2) В то же время подвергшаяся санкционному давлению РФ активно использует сложившуюся ситуацию для реализации программы импортозамещения, выполнение которой окончательно закроет европейцам путь на российский рынок.

Ещё один удар инициаторы санкций нередко получают от третьих стран, поскольку у тех появляется повод считать их ненадёжными партнёрами. Такое произошло с Францией, под давлением США отказавшейся передать России уже оплаченные вертолётоносцы типа «Мистраль». Реагируя на это, Индия, заказавшая у Парижа 126 истребителей «Рафаль», заявила, что откажется от данного заказа на сумму в 22 млрд. долл., поскольку Париж проявил себя как ненадёжный партнёр. (3)

Неприятной реакцией для инициаторов экономического прессинга зачастую оказывается мобилизация, повышение сплочённости населения страны, подвергшейся санкциям, вокруг своих лидеров. Так, после начала давления Запада рейтинг российского президента приблизился к 90% поддержки.

Сработало и классическое решение по поиску альтернативных партнёров во внешней торговле. Европейским овощам, сырам, мясу быстро нашлась замена из Турции, Сербии, Латинской Америки. Угрозами отказаться от относительно недорогих российских энергоносителей ЕС добился лишь заключения гигантского контракта на строительство газопровода в Китай и Японию, а также принятия решения о создании системы трубопроводов, позволяющей быстро перенаправлять потоки газа от западных к восточным потребителям.

Не менее успешно решилась проблема возможной финансовой блокады России. Создав Банк БРИКС, а также резервные финансовые структуры БРИКС и ШОС, Москва обеспечила себя возможностью не стоять на коленях перед МВФ и ЕБРР за кредитами. Частный же бизнес охотно готовы проинвестировать банковские структуры КНР. Кроме того, угроза санкционного отключения России от международной системы платежей SWIFT ныне нейтрализована запуском её китайского аналога.

***

Хотя теория применения международных санкций и утверждает, что они оказывают меньшее влияние на страны, присоединившиеся к ним, на практике не всё так просто. Добровольное снижение поступлений от экспортных операций может оказаться для государств со слабой экономикой той соломинкой, которая ломает спину верблюда. Особенно  в сочетании с ответными мерами «жертвы», обладающей мощной экономикой и финансовыми резервами. При этом теоретические 1-2% падения ВВП из-за желания кого-либо наказать могут оказаться фатальными для «наказывающего». Не исключено, что недавнего дефолта Греции, поставившего под угрозу всю еврозону, можно было бы избежать, не поддайся греческие власти на требования Вашингтона и Брюсселя присоединиться к санкциям против Российской Федерации.

Другой разговор, что ни США, ни ЕС не могут отказаться не только от самих санкций, но и от привлечения к ним всё новых государств. Для Соединённых Штатов введение санкций и прессинг других государств с целью присоединения их к давлению на РФ – вопрос демонстрации своей способности доминировать в мире. Отказ от такой политики будет означать потерю Америкой авторитета и, как следствие, серьёзные внутриполитические проблемы у правящей партии на предстоящих выборах. При этом крупнейшие американские компании, деятельность которых завязана на сотрудничество с Россией, выступают категорически против санкций, поскольку от них страдают многомиллиардные сделки, заключённые ранее. (4)

Неучастие хотя бы одного из 28 государств Евросоюза в давлении на Россию будет трактоваться населением и политиками-«евроскептиками» как раскол в объединении. По этой же причине вынудили присоединиться к санкциям кандидатов на вступление в ЕС Албанию и Черногорию, а также членов еврозоны и Европейской ассоциации свободной торговли – Норвегию, Исландию и Лихтенштейн. Присоединилась к санкциям и Украина, обязанная после заключения Соглашения об ассоциации с Евросоюзом беспрекословно выполнять любые решения Брюсселя. (5) Хотя именно по Украине, балансирующей на грани дефолта, сильнее всего ударит снижение поступлений от экспорта в Россию.

А финансовые потери у вновь присоединившихся к санкциям государств будут. И немалые, поскольку российское правительство немедленно приняло решение не только о продлении ответных мер для тех, кто уже давно участвует в санкционной войне, но и их введения для вновь присоединившихся стран. (6) В частности, под ударом может оказаться украинский аграрный сектор, для которого Россия, несмотря на все усилия Киева порвать любые связи с восточным соседом, до сих пор оставалась основным зарубежным рынком сбыта продукции. В условиях, когда внутренний рынок «незалежной» стремительно сокращается из-за обнищания населения, а европейский так и остался недоступен, российские контрсанкции могут оказаться нокаутирующими для украинского села, недавно лишённого какой бы то ни было государственной поддержки.

***

Учитывая заявления американских политиков о том, что главная цель США на сегодня – ослабить Россию (причем даже смена российского руководства не повлияет на эту позицию), не следует ждать отмены антироссийских санкций до президентских выборов в Америке. Поэтому государствам Евросоюза и присоединившимся к ним в деле санкционного давления странам предстоит нести новые убытки, окончательно терять российский рынок сбыта, а европейцам затягивать пояса и поглядывать в сторону биржи труда. Увы, такова беспощадная логика «отдачи» от санкционных выстрелов. Ну а как распорядятся жители стран, присоединившихся к антироссийским санкциям, судьбой своих правителей, в угоду заморским «демонстраторам решимости» навлёкших на них финансовые потери, покажет время.

________________________

1 http://img02.rl0.ru/e4a37772e9d8db80eb3dd68baab5f999/736x736/news.rambler.ru/img/2015/07/29203845.835834.3007.png

2 http://www.eer.ru/node/33601

3 http://defenceradar.com/2014/09/05/mistral-row-france-risks-losing-rafale-contract-in-india/

4 http://ria.ru/economy/20140913/1023884081.html

5 http://eer.ru/a/article/u123253/29-07-2015/33457

6 https://news.mail.ru/politics/22877119/?frommail=1

Рейтинг Ритма Евразии:
3
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2882