Костры раздора на центральноазиатских границах
12.08.2015 | Леонид СУМАРОКОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

12 августа Евразийский союз распахнет перед Киргизией свою таможенную границу. Тем самым практически подтверждено: республика стала полноправным членом этой международной организации и участником региональной экономической интеграции.

Событию исторической важности предшествовал, увы, конфликт на киргизско-таджикской границе, вызвавший повышенное внимание к Киргизии и ее проблемам. Ведь хочется это кому-то или нет,  но республика вносит их в ЕАЭС.

Сюжет конфликта, казалось бы, прост: 3 августа жители Согдийской области Таджикистана и жители Баткенской области Киргизии – всего около 200 человек – забросали друг друга камнями. В результате инцидента травмы получили представители обеих сторон. Противостояние, длившееся несколько дней, возникло из-за того, что сначала граждане Таджикистана перекрыли жителям киргизского села Кок-Таш дорогу для проезда к кладбищу, которая проходит через село Майское, где проживают таджикские семьи. В знак протеста киргизстанцы перекрыли водный канал, по которому жизненная влага поступает в таджикское село Чорку.

В конечном счете к месту противостояния прибыли официальные лица Киргизии и Таджикистана, совещались, говорили с конфликтующими сторонами, а в результате доложили по инстанциям: конфликт затушен, умиротворенные граждане сопредельных государств обратились к своим повседневным мирным заботам. Казалось бы, пора ставить точку, но есть вопросы, на которые государственным мужам рано или поздно придется давать ответы.

Конфликт как данность?

По сути «кокташский» конфликт стал очередным – одним из множества других, происходивших на киргизско-таджикской границе на протяжении последних десятилетий. Дурное действо стало бесславной традицией соседствующих народов, разрушение которой, кажется, превращается в проблему. Говорят, что виной всему водно-земельный вопрос, не проведенные в свое время делимитация и демаркация границы.

Посудите сами. Конфликты, начавшиеся в «предсмертный период» великого государства – СССР, то есть в 1980-х гг., и ставшие показателем активизации дезинтеграционного фактора, в начале XXI века приобрели новый характер и размах. Сегодня на границе Таджикистана и Киргизии таджики и киргизы выясняют отношения между собой не только с помощью камней, но порой при поддержке автоматического оружия и гранатометов. При этом главной ударной силой всех конфликтов выступает молодежь, к которой в готовности присоединиться поколение среднего возраста. Кому не известно: природой заложено, что молодежь способна на многое. Главное, какой заряд в нее заложить. Пока он отрицательный.

Так вот, в 2014 г. на киргизско-таджикской границе произошло 32 инцидента. Для сравнения: на киргизско-узбекской их было всего 5. Прошедший год в определенной степени стал пиком кризиса в системе пограничных отношений Киргизии с сопредельными государствами. На границе республики было отмечено 11 конфликтов с применением оружия, 5 из которых пришлись на киргизско-таджикский рубеж.

Статистика суха, но показательна. В январе 2013 г. в киргизском селе Кок-Таш произошел конфликт между местными жителями и пришедшими за покупками молодыми людьми из таджикского села Чорку. Обменявшись оскорблениями, они устроили драку. Спустя некоторое время, после полуночи примерно 20 молодых людей из Чорку вошли в Кок-Таш, начали бить окна местного магазина, школы и жилых домов, призывая жителей помериться силами.

В мае 2014 г. на автодороге, соединяющей город Исфару с анклавом Ворух, вблизи все того же села Кок-Таш, группа пьяных молодых людей закидала камнями машину жителя Воруха, следовавшего из Исфары. Факт остается фактом – в приграничных регионах Киргизии именно молодежь находится в центре противостояния.

Как показал 2014 г., в основе большинства противостояний лежит отсутствие взаимодействия между соседями, правильнее было бы сказать, неспособность, а может быть, и нежелание контактировать, решать бытовые и хозяйственные вопросы с обеих сторон.

Киргизско-узбекская граница в Баткенской области

После оценки событий, происшедших ныне в Кок-Таше, вице-премьер Киргизии Абдырахман Маматалиев подверг жесткой критике руководителей органов местного самоуправления и районных органов власти за несоответствующую работу по предупреждению и пресечению возможных конфликтных ситуаций. «Преступное бездействие и халатность отдельных должностных лиц местного уровня привели к конфликту между жителями соседних государств. Подобные споры должны были быть решены своевременно на уровне айыл окмоту или районных администраций, что не было сделано», – отметил А. Маматалиев.

По сути, вице-премьер указал на одну из главных причин происходящих конфликтов, и его мнение имеет под собой серьезную доказательную базу.

11 января 2014 г. в районе водозабора в Баткенском районе Баткенской области произошла перестрелка между киргизскими и таджикскими пограничниками. Инцидент возник рядом со все тем же селом Кок-Таш, куда пограничники выдвинулись для урегулирования конфликта между жителями двух стран, не поделившими земельный участок, на котором возводилась объездная дорога Кок-Таш – Ак-Сай.

В марте того же года около 40 жителей села Ак-Сай Баткенской области перекрыли дорогу Ворух – Исфара. Они протестовали против действий таджикской стороны, не пропустившей через территорию своей страны технику для расчистки проселочных дорог.

10 июля 2014 г. солдаты в зеленых фуражках двух стран вновь стреляли друг в друга. Причиной их действий стала несанкционированная прокладка трубопровода с территории Киргизии в село Бедак таджикского анклава Ворух.

Описание 32 инцидентов, произошедших в 2014 г. только лишь на киргизско-таджикской границе, могло бы создать представление о ней как о воюющей. Благо количество конфликтов в 2015 г. сократилось почти в 5 раз. Накал страстей после «кокташской» баталии, как казалось, спал, но не тут было. 8 августа поступает новое сообщение: при задержании нарушителей границы в местности Кочо-Карын ранен киргизский пограничник. Конфликтный огонь продолжает тлеть.

Почему горят костры

Граница между Киргизией и Таджикистаном составляет 978 километров, из которых делимитировано 530, а 448 являются спорными. Порой отсутствует ее четкое прохождение на местности, порой она делит села в «шахматном» порядке, как в случае с Кок-Ташем, отделяя киргизские кварталы от таджикских. Пребывая в социально-бытовой зависимости друг от друга, их жители – граждане разных стран – требуют равного права на землю, воду, реализовать которое стало проблемой.

Раздражение людей усугубляется экономическими трудностями. Невысокие экономические показатели Баткенской области не позволяют обеспечить достаточный жизненный уровень населения, подрываемый мигрантами-нелегалами. Остается констатировать – в баткенском приграничье для контрабандистов сложились идеальные условия. Для части приграничного населения контрабандист это – профессия. Неслучайно через Баткен проложен важнейший маршрут афганского наркотрафика. Поэтому костры раздора будут пылать.

В комплексе и в отдельности каждое из указанных обстоятельств – факторы региональной конфликтогенности. Но все же главным из них выступает дезинтеграционный фактор.

После развала Советского Союза Ферганская долина еще долго не разделялась сетью государственных границ. Процесс их обозначения актуализировали Баткенские войны 1999-2000 гг. В создании и укреплении границ государства региона увидели единственный способ обеспечить собственную безопасность. При этом в системе развития интеграционных связей былое взаимодействие с соседями было заменено на установление двусторонних контактов с внерегиональными странами. На смену внутрирегиональному сотрудничеству пришло межгосударственное напряжение и этническое противостояние. К этому моменту в пограничных вопросах проявился силовой способ их решения.

ЕАЭС предполагает стабильность

Вступление Киргизии в ЕАЭС означает переход республики в фазу созидательной деятельности, поиска новых способов решения экономических задач и творческого роста каждого человека. Это возможно на основе коренного пересмотра деятельности всех управленческих кадров, ориентированных на стабильное, бесконфликтное, гармоничное развитие общества. В первую очередь разрешения ждут конфликты на границе, а местом сосредоточения усилий государства, общества, бизнеса должны стать территории, на которых они разворачиваются – приграничные регионы.

Следует осознать, что всякая зона этнической напряженности в руках манипуляторов, стремящихся управлять политическими процессами, в любой момент способна вспыхнуть конфликтом. Снижение конфликтных рисков на границе Киргизии и ее соседей видится в налаживании конструктивного сотрудничества с сопредельной стороной, в реализации взвешенной политики международного приграничного сотрудничества, развития приграничных регионов и в высокой степени их управляемости. Системная работа в сфере социально-экономического развития приграничья для Киргизии – это проект, определяющий ее будущее в рамках ЕАЭС. По ту сторону границы союза должны видеть привлекательность результатов интеграционных процессов на евразийском пространстве.

Потенциал для реализации подобных планов имеется. В 2014 г. в Баткене, например, прошел молодежный форум киргизско-таджикского приграничного сотрудничества. Отрадно, что именно у молодежи появляется понимание необходимости перемен. Пусть это первые ростки, но, хочется верить, что за ними будущее.

_______________

Фото – http://www.fergananews.com/news.php?id=23716

Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:878