Сочетаются ли посты досмотра с отменой таможенных границ?
21.08.2015 | Кирилл СОКОВ | 00.03
A
A
A
Размер шрифта:

Со ссылкой на пресс-службу Россельхознадзора «Известия» 7 августа сообщили о планах ведомства увеличить на границе с Казахстаном и Белоруссией количество постов досмотра, призванных бороться с ввозом в Россию санкционных продуктов. Поскольку таможенные границы в рамках ЕАЭС отменены, эти меры потенциально могут вызвать недовольство Минска и Астаны. И это при том, что различные формы таможенного регулирования на протяжении последнего года активно используются всеми участниками союза.

Планы по увеличению числа постов досмотра в Россельхознадзоре объяснили необходимостью усилить борьбу с продолжающимся импортом запрещенного продовольствия из стран ЕС. По данным ведомства, с начала этого года через административные границы Казахстана и Белоруссии были совершены 283 попытки провоза санкционных продуктов, которые составили 20% партий запрещенных товаров. Большая часть санкционной продукции продолжает спокойно поступать на внутренний рынок РФ, несмотря на веденные властями запреты. В условиях отсутствия между странами ЕАЭС таможенных границ проверки проводят только посты Россельхознадзора. Однако количество их в настоящее время невелико – всего 6 на границе с Белоруссией и  35 – с Казахстаном. Учитывая большую протяженность обеих границ, водители обычно имеют возможность объехать посты по проселочным дорогам.

Борьба с незаконным импортом активизировалась в России с начала августа, после того как 29 июля президент РФ В. Путин подписал указ об уничтожении санкционных продуктов. С 6 августа продукты начали уничтожать. Но эти меры затронули в основном те товары, которые были перехвачены на границе. В случае если продукты уже ввезены в Россию и тем более попали в торговую сеть, сделать это гораздо сложнее. Минимизировать незаконный импорт и призвано увеличение числа постов Россельхознадзора, которые должны блокировать обходные пути поставок.

Это тем более необходимо, что таможенная статистика пока неутешительна. С начала этого года сотрудниками Россельхознадзора были проверены 66 тыс. партий продуктов общим весом 576 тыс. тонн, из которых 283 партии весом 3,5 тыс. тонн были запрещены к ввозу. Большая часть санкционной продукции поступает из граничащей с ЕС Белоруссии. Если на российско-казахстанской границе были запрещены к ввозу 82 партии весом 806 тонн, то на белорусской – 201 партия весом 2669 тонн.

Проверять идущие через Белоруссию и Казахстан товары Россельхознадзор вынужден в связи с тем, что присоединиться к российским контрсанкциям в отношении стран ЕС они отказались. Поскольку же все государства «большой тройки» ЕАЭС находятся в едином таможенном пространстве, единственный способ борьбы с незаконными поставками продовольствия – это проверки Россельзохнадзора.

Одностороннее введение Москвой продовольственных санкций изначально создавало в рамках ЕАЭС конфликтную ситуацию, обусловленную тем, что входящие в союз государства стали руководствоваться разными таможенными правилами. Однако абсолютно новым в недолгой истории ЕАЭС этот прецедент не является. С началом украинского кризиса ограничительные меры в отношении России неоднократно предпринимались другими странами Евразийского экономического союза. К фатальным последствиям, наподобие угроз выхода из ЕАЭС, не говоря уже об их реализации, эта ситуация пока не привела и, учитывая все плюсы объединения, вряд ли приведет.

Так, в декабре прошлого года, когда Россельхознадзор приступил к массовым проверкам поставляемого через Белоруссию продовольствия, которое по документам должно было транзитом направляться в Казахстан, Минск решил возобновить работу таможенных постов на границе с РФ. В начале декабря в СМИ появилась информация о том, что белорусские таможенники приступили к досмотру автотранспорта, следующего через границу в обоих направлениях. На границе между Россией и Белоруссией, граждане которых уже успели отвыкнуть от таможенного досмотра, образовались длинные очереди. Западные и украинские обозреватели начали радостно писать о восстановлении внутри Евразийского союза таможенных границ, знаменующих скорый крах главного интеграционного проекта РФ. Проблема, однако, была довольно быстро урегулирована в ходе кулуарных переговоров Москвы и Минска, и таможенные посты исчезли с российско-белорусской границы так же неожиданно, как и появились.

Еще более масштабные ограничения на поставки российской продукции ввел Казахстан, который вследствие падения рубля начал испытывать растущие проблемы в связи с наплывом резко подешевевших товаров из РФ. В результате казахстанские власти приступили к выработке мер по ограничению российского импорта, призванных защитить внутренний рынок. 10 декабря 2014 г. первый вице-министр энергетики Казахстана Узакбай Карабалин с тревогой сообщил о заметном росте поставок дешевого бензина из РФ, что вынудило снизить стоимость топлива на внутреннем рынке. Однако наличие планов по введению ограничений на поставки большинства видов потребительских товаров из РФ, о наличии которых сообщили некоторые СМИ, первый вице-премьер Казахстана Бакытжан Сагинтаев в начале февраля опроверг, уверяя, что таких шагов власти не планируют.

Тем не менее с 5 марта Астана ввела временный запрет на импорт нефтепродуктов из России сроком на 45 дней, мотивировав это тем, что импорт бензина и дизельного топлива в начале года был слишком большим и для поддержания более равномерных поставок на протяжении всего года их необходимо временно прекратить. Реальной же причиной ввода запрета стала угроза остановки казахстанских нефтеперерабатывающих заводов, которые не могли конкурировать с дешевым российским топливом. В дополнение к этому ограничению с 20 апреля по 20 мая казахстанские власти запретили ввоз в республику российского дизельного топлива железнодорожным транспортом. Причины столь специфичного запрета очевидны: при транспортировке железной дорогой объемы перевозимого топлива гораздо выше, чем автомобильным транспортом. То есть запрет преследовал все ту же цель – снизить для казахстанских производителей конкуренцию с дешевым российским топливом.

Временные запреты вводились и на другие статьи российского импорта. Так, с 1 июня 2014 г. по 1 января 2015 г. Астана запретила поставки из России и Белоруссии некоторых видов алкогольной продукции, которая, по словам руководителя управления по соблюдению требований технических регламентов и безопасности пищевой продукции Агентства по защите прав потребителей Айгерим Садубаевой, «реализовалась с нарушениями требований национального законодательства и требований, установленных техническим регламентом Таможенного союза». В конце апреля в связи со вспышкой птичьего гриппа в Астраханской области казахстанские власти временно запретили импорт живой птицы, инкубационного яйца, пуха, пера, мяса птицы, всех видов птицеводческой продукции, не прошедших тепловую обработку, а также кормов и кормовых добавок для птиц из этого региона. При этом более пессимистичные прогнозы по поводу введения едва ли не полного запрета на поставки потребительских товаров из России пока все же не оправдались.

С введением дополнительных постов Росссельхознадзора и уничтожением санкционной еды, скорее всего, повторится та же самая история. Позитива в отношения внутри ЕАЭС эти акции, конечно, не добавят, но и трагедией не станут. Вероятнее всего, Астана и Минск ограничатся разовыми ответными акциями, наподобие возвращения России Белоруссией в августе этого года 11 тысяч пачек чая, которые, по уверениям Минска, не соответствовали техническому регламенту ЕАЭС. Однако к существенным изменениям в работе Евразийского союза эти события вряд ли приведут.

Теги: ЕАЭС 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:776