Армения рискует распрощаться с флагманом своей индустрии
24.08.2015 | Саркис МАРТИРОСЯН | 07.02
A
A
A
Размер шрифта:

Нынешним летом, наконец, были представлены итоги аудита Всемирного банка по ситуации, которая сложилась вокруг производственного объединения «Наирит», вступившего в строй в 1930-х годах и всегда считавшегося флагманом отечественной индустрии. В 1990 году работа «Наирита» была приостановлена с тем, чтобы оказать давление на правительство СССР в вопросе Нагорного Карабаха. Впоследствии инициаторы закрытия предприятия, придя к власти, организовали его частичный перезапуск, т.к. его продукция была востребована на мировом рынке. Прежде всего, это касалось хлоропренового каучука, ряда латексов и др. На постсоветском пространстве «Наирит» был монополистом в производстве хлоропренового каучука, его доля в 1990-х годах на мировом рынке составляла от 10 до 12%, в то время как до остановки предприятия – 5%.

Главный вывод аудита Всемирного банка (по сути, уже третьего по счету, который проводили специалисты компании Jacobs International): перезапуск «Наирита» нецелесообразен. В качестве аргументов приводится несколько положений, среди которых важнейшие:

– для перезапуска завода потребуется не менее 250 млн. долларов, но и в случае появления инвесторов эксперты ВБ сомневаются, что продукция завода найдет покупателя и будет конкурентной на международном рынке. Возможная себестоимость продукции «Наирита» будет превышать рыночную стоимость каучука;

– по этой, а также по финансовым и техническим причинам правительство должно подготовить программу закрытия завода. При этом предприятие должно выплатить долги. Согласно представленным правительству данным аудита, «Наирит» задолжал в общей сложности 126 млрд. драмов (при курсе 1 доллар США в 480 драмов, это составляет свыше 260 млн. долларов) и по положению на сегодняшний день пока не видно источников, из которых эти долги могли бы быть оплачены.

Долги ПО «Наирит» складываются из следующих сумм: 79 млрд. драмов приходится на задолженность перед Межгосударственным банком СНГ; 23 млрд. – Ереванской ТЭЦ; 10 млрд. – бюджетные (налоговые) долги; 5,4 млрд. – долги по зарплате; 1,3 млрд. – задолженность ЗАО «Газпром Армения»; 1,2 млрд. – задолженность «Электрическим сетям Армении».

В ходе парламентских слушаний, которые будут продолжены осенью, министр энергетики и природных ресурсов Армении Ерванд Захарян заявил, что с 2007 по 2010 год «Наирит» продавал хлоропреновый каучук по цене ниже себестоимости. Соответственно, росли и убытки предприятия, составившие к 2010 году 50 млрд. драмов, и для погашения долга стали привлекать кредиты.

Учитывая все эти обстоятельства, в своих рекомендациях по «Наириту» Всемирный банк предлагает принять программу роспуска/ликвидации предприятия.

Между тем тревогу о складывающейся вокруг «Наирита» ситуации представители армянских контрэлит стали бить достаточно давно. В частности, ещё в ноябре 2011 года бывший председатель внепарламентской партии «Рамкавар-Азатакан» Арутюн Аракелян опубликовал открытое письмо по ситуации вокруг предприятия, адресованные Генеральному прокурору Агвану Овсепяну и директору Службы национальной безопасности Горику Акопяну. В письмах были выдвинуты обвинения в хищениях государственных средств на предприятии в размере 31 млн. долларов еще в 2006 году. Причем обвинение выдвигалось против высших должностных лиц не только Армении, но также против ряда граждан России и Франции. Кроме того, обвинения были выдвинуты и в адрес брата тогдашнего премьер-министра Ашота Саркисяна, который занимал пост заместителя директора «Наирита» и отвечал за финансовые и коммерческие операции. Публикация открытого письма закончилась тем, что А. Аракелян из-за соображений собственной безопасности был вынужден покинуть страну.

Возвращаясь к событиям начала 1990-х годов, экс-премьер-министр (1993-1996 гг.) Грант Багратян отметил, что в 1993 году завод был перезапущен на базе ацетилена, и тогда Всемирный банк не ставил вопрос о конкурентоспособности продукции предприятия. Поэтому нынешний аудит, по мнению Г. Багратяна, имеет элемент заказа. При этом он затруднился указать на заказчика.

Некоторые наблюдатели полагают, что проблема была в том, что руководители «Наирита», среди которых был родной брат премьер-министра (2008-2014 гг.) Т. Саркисяна, получали заоблачные по меркам Армении зарплаты. Но главной причиной случившегося Г. Багратян считает распыление и хищение средств в сотни миллионов долларов, включая неполученную прибыль. Руководство предприятия делало все возможное для того, чтобы получать (под государственные гарантии либо под залог государственного имущества) все новые кредиты и распылять их. По мнению экс-премьера, ответственность за произошедшее несут все главы правительства, председатели ЦБ, министры энергетики, руководители ПО «Наирит» в период с 2004 по 2013 г. Свою долю ответственности несут также второй и третий президенты страны.

По мнению эксперта Transparency International Артака Манукяна, ссылающегося на результаты аудита Всемирного банка, власти хотели бы распустить завод. Но здесь важно и другое – социальную политику в стране определяет всё-таки не Всемирный банк и во всяком случае не он будет нести за неё ответственность. Рекомендации уважаемой международной организации учитывают исключительно финансово-экономический, но не социальный аспект. Посему к оценкам и рекомендациям ВБ надо относиться как минимум с большой осторожностью. Руководство страны не может и не должно думать только о сиюминутной прибыли.

Прежде чем окончательно остановить и закрыть такой завод, необходимо решить, что же делать с его долгами. В первом приближении их должен взять на себя бюджет, аналогично ситуации с «Электрическим сетями Армении». Так что если будет принято решение об оплате долгов либо их части из бюджета, то абсолютному большинству граждан страны не стоит ожидать улучшения жизненного уровня в ближайшие годы.

Какова в сложившейся ситуации позиция правительства? Ее озвучил на парламентских слушаниях министр энергетики и природных ресурсов Е. Захарян: завод или должен заработать с прибылью или должен быть ликвидирован; правительство ищет пути реэксплуатации завода и нового инвестора; закрытие завода ведет к серьезным экологическим проблемам.

Альтернативные предложения по перезапуску «Наирита», исходящие от независимых и оппозиционных экспертов, заключаются в следующем: необходимо сократить расходы, прежде всего раздутый фонд зарплаты; учитывая значимость предприятия для экономики страны (на предприятии всего работало 2500 человек), необходимо и возможно либо организовать для него налоговые каникулы, либо снизить ставки налогов через специальный закон; возможно нахождение ряда технологических решений, в том числе в рамках двусторонних отношений с Ираном, который заинтересован в продукции предприятия; правительство могло бы начать переговоры с Межгосударственным банком СНГ (1) либо теоретически с Евразийским банком развития о частичной или полной заморозке долга завода. Шансов договориться здесь не очень много, но они, безусловно, существуют.

Пока же правительство сделало первый шаг к тому, чтобы законсервировать сложившуюся ситуацию и снять социальное напряжение, выплатив долги по зарплате 1800 работникам обреченного на вынужденный простой предприятия. Борьба работников за выплату долгов по зарплате продолжалась 8 месяцев, и правительство при этом несколько раз срывало им же установленные сроки. Работники «Наирита» отмечают, что в ближайшее время намерены начать новые акции протеста с требованием возобновить работу химического гиганта.

Главный капитал «Наирита» – люди, но заботу о них администрация, к сожалению, считает делом второстепенным

Из всей истории с «Наиритом» можно сделать следующие выводы и предположения:

– есть все основания предполагать, что «Наирит» до своего нынешнего предбанкротного состояния был намеренно доведен группой лиц во главе с экс-премьер-министром Т. Саркисяном. Заинтересованы в этом были такие гиганты, как E.I. du Pont de Nemours and Company, Bayer AG и их партнеры, занимающие господствующее положение на мировом рынке каучука, прежде всего хлоропренового. В данном случае Всемирный банк изначально проводил линию на вытеснение «Наирита» с рынка, т.е. де-факто выполнял заказ вышеупомянутых корпораций. Нахождение Т. Саркисяна на посту посла в Вашингтоне этот тезис только подтверждает;

– не секрет, что продукция «Наирита» всегда имела оборонное значение. Вывод с рынка либо консервация такого завода может означать, что предприятия российского ВПК, которые также являются потребителями его продукции, в условиях расширяющихся американских и европейских санкций станут ещё более зависимыми от западных фирм, производящих аналогичную продукцию;

– деиндустриализация Армении – составная часть программы, вынашиваемой противниками евразийской интеграции, по отдалению страны от ее стратегического союзника и ведущего экономического партнера – России. История с «Наиритом» достигла своего пика на первом этапе пребывания Армении в ЕАЭС. Очевидно, что «независимая пресса» использует это обстоятельство не для критики собственного правительства, правоохранительных органов или властей, которые несут ответственность за реальное состояние дел на предприятии, а для дискредитации проекта ЕАЭС в Армении как такового.

Несмотря на всю сложность проблемы «Наирита», хотелось бы верить, что последняя страница его истории еще не перевернута. Продукция предприятия по-прежнему востребована на рынке и особенно на постсоветском пространстве. Выходы из ситуации существуют при условии, что к этому будут приложены соответствующие усилия и найдены нетривиальные управленческие решения.

_________________

Фото – http://www.vestikavkaza.ru/news/

 

(1) Межгосударственный банк имеет прямой доступ к национальным платежным системам шести стран: Армении, Белоруссии, Казахстана, Киргизии, Российской Федерации, Таджикистана. Он осуществляет все мероприятия по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем.

Теги: ЕАЭС  Армения 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1484