Культ «проклятых солдат», или Как Польша удобряет семена неонацизма в Белоруссии
07.09.2015 | Владислав МАКАРОВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Белоруссия для Польши обладает особым стратегическим значением. Через территорию этой республики проходит самый короткий путь от Варшавы до Москвы. Велико здесь и культурно-этническое влияние соседей: количество белорусских граждан польской национальности достигает 400 тыс.

Всего польский МИД насчитал в Белоруссии 1 млн. человек польского происхождения, т.е. тех, у кого по отцовской или материнской линии был хотя бы один предок-поляк. Это даёт им право претендовать на «карту поляка» – документ, облегчающий пребывание на территории Польши и получение польского гражданства.

Эта категория граждан – целевая аудитория, с которой работает польский МИД и которую надеется использовать против президента Александра Лукашенко. Белорусская оппозиция практически вся сплошь состоит из белорусских поляков или белорусов-католиков, которым польская культура и язык ближе, чем культура православная. Подталкивая белорусскую оппозицию к конфликту с властями, Варшава жертвует покоем и стабильностью своих соотечественников в Белоруссии, превращая их в заложников политических игрищ.

Разыгрывая сценарии этих игрищ, Варшава не считает предосудительным сотрудничество с самыми одиозными националистическими фигурами, сбившимися в кучу под названием Белорусский народный фронт (БНФ). БНФ не устраивает в современной Белоруссии всё: от президента до символики и внешнеполитического курса. Поэтому он мечтает о свержении А. Лукашенко, замене флага и герба Белоруссии, автокефалии Белорусской православной церкви, членстве в НАТО и ужесточении пропускного режима на белорусско-российской границе.

Белорусская оппозиция усиленно трудится над созданием культа антисоветских деятелей, запятнавших себя сотрудничеством с нацистами в годы Великой Отечественной войны. Варшава смотрит на это снисходительно, тем более что некоторые из знаковых фигур пронацистского движения до этого успели послужить в польской армии: Владислав (Вацлав) Козловский – основатель Белорусской национал-социалистической партии, Франц (Франтишек) Кушель – командующий т.н. Белорусской краевой обороной и другие.

Этническое самосознание этих людей зависло где-то между польским и регионально-белорусским. Практика двойных имён, одно из которых более традиционно для белорусов, а другое – для поляков (Владислав и Вацлав, Франц и Франтишек), явно на это указывает. Т.е. для польской культуры они, может, и не совсем свои, но вовсе не чужие.

Польская пропаганда старается взрастить среди белорусов как можно больше таких вот «не совсем чужих». В приграничных с Польшей областях наблюдается активизация польских и пропольских движений и групп, как общественных, так и религиозных (католических). Как следствие, доля католиков среди белорусов заметно выросла. Всего католиков среди населения республики около 15%. Напрашивается аналогия с Западной Украиной, чьё население в структуре всей страны также составляет 15%. Регион также граничит с Польшей и пользуется её поддержкой, также дичает от русофобской пропаганды и также восхваляет гитлеровских прислужников.

И на Украине, и в Белоруссии Варшава действует по одному и тому же сценарию: поддерживает оппозицию, закрывая глаза на пронацистские настроения в её недрах и территориальные претензии к «кормилице Польше». Украинские радикалы требуют от Польши вернуть подкарпатские воеводства. Белорусские радикалы требуют от неё вернуть Белосток и прилегающие земли.

В системе польского МИД имеет место своеобразная ротация кадров, когда известные своим лояльным отношением к украинским неонацистам дипломаты командируются для работы в Белоруссию. Генконсул Польши в украинской Виннице Кшиштоф Швидерек может вскоре занять аналогичный пост в белорусском Гродно – самом «польском» городе Белоруссии. На Украине К. Швидерек прославился тем, что не аннулировал «карту поляка» нескольким украинским студентам, публично демонстрировавшим символику ОУН-УПА на улицах Пшемышля, что запрещено как общим польским законодательством, так и положениями о «карте поляка». Видимо, в Гродно К. Швидерек будет заниматься похожими делами.

Польша сделала нелепый исторический выбор – извечную вражду с Русью и Россией, превратив эту идею в краеугольный камень своей внешней политики. Это отражается на польско-белорусских отношениях. Например, в Белоруссии существует два союза поляков – Союз поляков под руководством Мечислава Яскевича (признаётся Варшавой, но не Минском) и Союз поляков под руководством Мечислава Лысого (признаётся Минском, но не Варшавой).

Любые трения, которые возникают между официальным Минском и Союзом поляков М. Яскевича, Польша расценивает как административное давление на польское меньшинство. Хотя эти трения провоцирует сама Варшава. Любое взаимодействие поляков М. Лысого с белорусскими властями Варшава расценивает как попытку расколоть польское меньшинство изнутри. Между тем как раз Варшава делает всё, чтобы мира между белорусскими поляками и белорусскими властями не было, используя первых как таран против вторых.

В создаваемом Варшавой для белорусов пантеоне новых «героев» нет места тем полякам и белорусам, кто искал взаимодействия, а не вражды между польским католицизмом и русским православием (архиепископ С. Богуш-Сестренцевич, археолог Адам Чарноцкий, историк Игнацы Кулаковский и др.).

Положительно отзываться о боевом братстве Красной армии и Армии Людовой в Великую Отечественную войну считается дурным тоном. На роль единственных героев той эпохи назначены боевики Армии Крайовой, хотя об их преступлениях, совершённых против мирных жителей белорусских деревень и красноармейцев, хорошо известно.

И опять параллели с польской пропагандой на Западной Украине, где нельзя говорить об участии НКВД в спасении жителей польских сёл от расправ бандеровцев, а можно только о «репрессиях НКВД» против поляков.

Сейчас в Польше раскручивается культ т.н. проклятых солдат (члены антисоветского подполья после 1945 г. на территории Польши, Западной Белоруссии и Западной Украины). Этот культ Варшава активно насаждает среди белорусской молодёжи, дабы воспитать её так, чтобы солдат-красноармеец не был для неё героем и победителем фашизма.

Цель гуманитарной политики Варшавы на белорусском направлении –  оторвать Белую Русь от остальной Руси, сделав её русофобско-католической, да еще с примесью неонацизма. И такой вывод – не преувеличение. Будь иначе, Польша осудила бы деяния белорусской оппозиции по возвеличиванию гитлеровских коллаборационистов. Но этого не происходит – и ясно почему.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1400