Девальвация тенге: кризис или шанс?
08.09.2015 | Ольга СУХАРЕВА | 00.06
A
A
A
Размер шрифта:

Резкое падение курса тенге в Казахстане в конце августа стало если не неожиданностью, то уж точно неприятным сюрпризом для населения страны. В то же время эти непопулярные меры были неизбежными.

Необходимо отметить, что принятое 20 августа решение отправить тенге «в свободное плавание» стало последним в ряду аналогичных мер, предпринятых основными экономическими партнерами Казахстана. Среди причин, вызвавших падение национальной валюты, можно назвать несколько. Прежде всего, это снижение мировых цен на нефть, в результате чего, по утверждению президента РК Н. Назарбаева, бюджет Казахстана, который на 57% зависит от экспорта нефти, в 2015 г. недополучит 264 млрд. тенге, или 1,034 млрд. долл. (1)

Прессинг на тенге оказывает и падение российского рубля. Как считает аналитик Sberbank CIB Т. Левинсон, «НБК предпринял этот шаг в связи со значительной потерей конкурентоспособности, вызванной тем, что Россия, ключевой торговый партнер Казахстана, допустила существенное ослабление рубля на фоне падения цен на сырьевые товары». (2)

В свою очередь, управляющий директор казначейства и рынков капитала DBS Bank Hong Kong Ltd Т. Онг указывает, что девальвация тенге – это шаг, направленный на подготовку к повышению ставки ФРС. В ожидании роста ключевой ставки в США некоторые страны с развивающейся экономикой предпочитают ослабить свою валюту, чтобы стимулировать экспорт и избежать массированных интервенций. Опубликованный на днях протокол июльского заседания ФРС показал, что условия для первого за годы повышения ключевой ставки «приближаются».

Последней каплей, заставившей Казахстан отказаться от регулирования курса тенге, стала девальвация китайского юаня. Как пишет агентство РБК, «Китай закупает 20% казахстанского экспорта, и для сохранения экспортной конкурентоспособности Казахстану необходимо было нивелировать эффект китайской девальвации».

Для Астаны все перечисленные факторы сплелись в один клубок, если учесть и замедление темпов экономического роста партнеров по Евразийскому союзу, ЕС и Китая. Девальвация рубля и юаня создает дополнительные конкурентные преимущества для экспортеров этих стран, а уменьшение экономической активности снижает спрос Китая на энергоносители, провоцирующий давление на бюджет Казахстана, и так ослабленный снижением объемов внешней торговли.

Результаты внешнеторговых операций Казахстана за первые 6 месяцев этого года иначе как обвалом назвать сложно. Согласно данным Национального банка, изложенным в «Кратком обзоре казахстанской экономики, январь-июнь 2015», внешнеторговый оборот республики составил всего лишь 63,8% от этого показателя за аналогичный период 2014 г. При этом экспорт снижается быстрее импорта. Вывоз казахстанской продукции за первое полугодие нынешнего года составил 55,6% от аналогичного показателя прошлого года, а ввоз – 82,9%. Это приводит к ухудшению торгового баланса страны и уменьшению притока валюты. Например, в первые 3 месяца 2015 г. баланс внешней торговли сократился до 4,2 млрд. долл. против 14,1 млрд. за тот же период прошлого года. (3)

Негативная тенденция наблюдается и в торговле со странами Евразийского союза. Согласно данным аналитической записки Евразийской экономической комиссии «Об итогах взаимной торговли товарами Евразийского экономического союза. I полугодие 2015 года», (4) объем экспорта Казахстана на общий рынок снизился на 26,8%.

Дополнительную угрозу для экспортно-импортных операций создает и вступление республики в ВТО, что всегда приводит к наплыву импорта на внутренний рынок.

***

В условиях очередного витка мирового экономического кризиса Казахстану в целях повышения конкурентоспособности и экспортного потенциала экономики не оставалось ничего другого, как девальвировать валюту. Как сообщил Н. Назарбаев, существовало три выхода: «…либо ничего не предпринимать, сидеть и ждать, держать курс и ждать улучшения ситуации. Однако ценой такой политики было бы сокращение собственного производства в стране, потеря рабочих мест и жечь (так в тексте. – О.С.) валюту… Второй вариант – это плавное ослабление курса тенге в пределах коридора… такой вариант также требует больших затрат золотовалютных резервов внутри страны, это приводит опять-таки к неконкурентности всех наших предприятий с соседними близкими даже, не говоря уже о дальних, и общим большим убыткам. Поэтому, подумав, просчитав все возможности, наиболее правильным является введение свободно плавающего курса тенге, инфляционного таргетирования». (5) По оценке президента, попытки удержать валютный курс обошлись Казахстану в 28 млрд. долл. В свою очередь, премьер-министр К. Масимов подчеркнул, что при сжигании золотовалютных резервов и средств национального фонда страну ожидал бы дефолт.

По мнению ряда экспертов, официальная Астана даже несколько опоздала с девальвацией, что привело не только к падению объемов внешней торговли и снижению поступления налогов, но и, например, к введению протекционистских мер в отношении российской продукции.

Ожидается, что девальвация тенге поможет малому и среднему бизнесу, производственникам и экспортерам пережить «смутные времена», сохранив производство и рабочие места. В то же время власти Казахстана предупредили граждан о необходимости жить по средствам в условиях длительного периода низкой стоимости нефти и металлопродукции, составляющих львиную долю бюджетных поступлений. Например, до 2016-2018 гг. наложен мораторий на повышение заработной платы и расширение штата чиновников, объявлено о замораживании всех бюджетных расходов за исключением социальных.

В целях поддержки социально незащищенных слоев населения Н. Назарбаев поручил акимам не допустить роста цен на продовольствие и пресекать спекуляции, объявил о перенесении на 2016 г. сроков внедрения новой модели оплаты труда гражданских служащих, повышении заработной платы административных госслужащих, размеров пособий, стипендий, что ранее планировалось на 2017 г. Национальному банку поручено внедрить механизм компенсации срочных депозитов физических лиц размером до 1 млн. тенге по курсу 18 августа 2015 г. при условии, если они переоформят депозит на специальные счета и сохранят их в банке в течение года.

В то же время долгосрочный финансовый кризис дает Казахстану шанс слезть с «нефтяной иглы», обеспечив диверсификацию экономики. По мнению лидера партии «Ак Жол» А. Перуашева, это требует ряда комплексных мер. (6) В частности, лидер «конструктивной оппозиции» предлагает обязать квазигосударственные компании (национальные компании, недропользователи и предприятия с участием государства) при осуществлении закупок отдавать преимущество казахстанским производителям. Этот рынок составляет 7-8 трлн. тенге ежегодно. Другим важным шагом должно стать налоговое стимулирование бизнеса, что предполагает взимание НДС не каскадным способом, а только при розничной реализации готовой продукции, а также дифференциацию налоговых ставок для производственного и торгового бизнеса.

Ещё одним видом занятости для сокративших или даже остановивших работу предприятий может стать успешно апробированная правительством в 2008-2009 гг. такая антикризисная мера, как софинансирование модернизации и технического перевооружения предприятий, благо конъюнктура позволяет закупать российское, украинское и белорусское оборудование дешевле прежнего. Оживлению деловой активности реально помогли бы избавление банков от залогового имущества и строительство дешевой недвижимости, появление которой дало бы мощный импульс экономике, побудив людей, имеющих накопления, приобретать бизнес и вкладываться в него, открывать рабочие места, выпускать продукцию. В свою очередь, Н. Назарбаев подчеркнул, что государство готовилось к возможному кризису, в частности, запустив индустриально-инновационную программу развития обрабатывающей промышленности.

***

Тот факт, что перед лицом кризиса экономика Казахстана оказалась открытой всем ветрам, неся потери даже в рамках сотрудничества с партнерами по Евразийскому союзу, подсказывает еще один выход. Как правило, наиболее успешными в мировой экономике оказываются государства, обладающие крупными рынками, а также региональные объединения государств, дающие возможность небольшим экономикам стран-членов выступать в качестве единого организма. В случае Казахстана наличие экономического и валютного союза в рамках ЕАЭС позволило бы Астане минимизировать финансовые и экономические риски.

Хотя создание валютного союза ЕАЭС зафиксировано в документах организации, предметный разговор по этому поводу начался лишь после введения санкций против РФ и мирового финансового обвала. Так, президент РФ В. Путин поручил правительству и Центробанку до 1 сентября 2015 г. подготовить рекомендации для создания валютного союза ЕАЭС. Практическое воплощение данного проекта, к слову, инициированного именно Казахстаном, позволило бы демпфировать финансовые риски казахстанской экономики.

Как замечает академик С. Глазьев, 85% экономической активности ЕАЭС реализуется на российской территории, а практически подавляющая часть расчетов из тех, что ведется в национальных валютах, осуществляется в рублях. (7) То есть влияние экономического кризиса на Казахстан будет погашено российской «подушкой безопасности». Что, безусловно, не очень выгодно России, но выгодно Казахстану.

Кроме того, из-за девальвации национальных валют государств-членов ЕАЭС расчеты между ними в долларах резко подорожали. Есть и другой риск долларизации. В рамках санкционной войны против России Запад постоянно грозится отключить РФ от системы межбанковских платежей SWIFT, а для совершения платежей между, например, Россией и Казахстаном приходится получать подтверждение от американских расчетных центров. Реализация угрозы может вообще заблокировать возможность расчетов двух стран.

Существуют и другие проблемы. Валютный союз является последней ступенью интеграции, которой должна предшествовать унификация налогово-бюджетных и долговых политик, к чему вообще еще даже не подходили. На данный момент круг вопросов, подлежащих интеграции, ограничен общим рынком товаров и услуг, гармонизацией налоговой политики и унификацией косвенных налогов. Тем не менее делать это нужно, поскольку колебания национальных валют вызывают значительные перекосы во взаимной торговле государств ЕАЭС.

При этом совершенно необязательно немедленно переходить к единой валютной зоне, подобной европейской. В советское время в рамках СЭВ существовал так называемый переводной рубль, который использовался для международных расчетов и для учетных целей. Этот опыт может быть использован и в рамках Евразийского союза. Шансы у единой евразийской валюты весьма неплохи, несмотря на значительное падение национальных валют. По мнению директора международных проектов Института национальной стратегии Ю. Солозобова, «новая валюта может быть обеспечена всеми возможностями Евразийского союза – энергетическими, металлургическими и прочими». В этом плане стартовые позиции евразийской валюты изначально неплохи, поскольку, по данным ООН, в мире всего пять государств, которые имеют возможности обеспечить так свои валюты. Это – Россия, Казахстан, Белоруссия, ЮАР и Канада. (8)

Кризис – не только затягивание поясов и бюджетная экономия. Это всегда шанс изменить ситуацию. Которым грех не воспользоваться.

 

  1. http://mpsh.ru/2202-nazarbaev-preduprezhdaet-o-nastuplenii-neprostyh-godov.html
  2. http://timeskz.kz/10266-padenie-tenge-budet-bolee-suschestvennym-chem-devalvaciya-rublya-ekspert.html
  3. https://www.zonakz.net/articles/?artid=84796
  4. http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/tradestat/analytics/Documents/Analytics_I_201506.pdf
  5. http://www.rikatv.kz/evrika/articles/nursultan-nazarbaev-takogo-u-nas-eshchye-ne-bylo.html
  6. http://forbes.kz/process/expertise/azat_peruashev_chestnaya_politekonomiya_chast_2
  7. http://www.dynacon.ru/content/articles/6117/
  8. http://svpressa.ru/economy/article/115239/
Рейтинг Ритма Евразии:
2
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1399