Проект конституционных изменений в Армении: диспозиция перед осенними баталиями
09.09.2015 | Саркис МАРТИРОСЯН | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

После летнего тайм-аута, который выдался достаточно беспокойным, в Армении стартовал новый политический сезон. И вне всякого сомнения, главным политическим вопросом на ближайшие месяцы станет процесс конституционных изменений. Об этом политическом проекте действующий президент страны объявил 4 сентября 2013 года, т.е. на следующий день после заявления о том, что им принято решение о вступлении Армении в Таможенный союз.

Указом Сержа Саргсяна была создана специальная комиссия по конституционным реформам, в которую вошли девять специалистов в сфере государственного права. Семеро из них получили образование в западных вузах, либо же имели опыт продолжительной работы в западных организациях. Изначально в работе комиссии, которая по сути лишь оформляла политический проект президента, доминировало намерение изменить форму правления страной с президентско-парламентской на парламентско-президентскую (а точнее – парламентскую).

Оппоненты действующего президента как в парламенте, так и вне его (прежде всего партии «Процветающая Армения»/ППА, «Наследие» и «Армянский национальный конгресс»/АНК), усмотрели в этом процессе намерение действующего президента остаться у власти. Они полагают, что тем самым делается шаг к тому, чтобы обойти требование статьи 50 действующей Конституции, которая запрещает одному и тому же лицу занимать пост главы государства свыше двух легислатур подряд.

При этом С. Саргсян не пошел по пути отмены ограничения, как это в свое время сделали президенты ряда стран постсоветского пространства (Азербайджан, Беларусь, Таджикистан и пр.). Взамен предлагается модель управления в виде парламентской республики, выстраиваемой под правящую партию, лидер которой, собственно, и будет проводить нужный ему лично политический курс. Напомним, что С. Саргсян является лидером партии парламентского большинства (Республиканская партия Армении/РПА).

 Однако его личное желание остаться «у руля», но только в другом кресле, является лишь частью процесса. Подготовлены такие изменения Конституции, которые в значительной степени меняют её правовую, политическую, экономическую, социальную, гуманитарную и прочие компоненты. Специалисты в области государственного права уже рассмотрели некоторые неоднозначные положения проекта и делают вывод, что фактически речь идет не только о смене формы правления: предполагается политико-правовая трансформация Армении в «новую страну». Не исключено, что вместо нынешней относительной стабильности, новый Основной закон будет де-факто стимулировать постоянное внутривластное противостояние, ибо этому будет способствовать распределение функций и полномочий главных лиц государства. Причём данное обстоятельство имеет весьма туманное отношение к механизмам сдержек и противовесов, присущим демократическим системам. Высказывается обоснованная тревога по поводу того, что при неустойчивой многопартийной системе новый Основной закон может, по сути, спровоцировать элементы политического хаоса.

Все без исключения западные структуры, которые присутствуют в Армении и в которых она состоит, поддерживают этот процесс. Их публичным флагманом и главным инструментарием является Венецианская комиссия Совета Европы, в целом одобрившая представленный комиссией проект и нашедшая, что в целом он соответствует европейским стандартам.

Позиция России, которая является важнейшим военно-политическим союзником и экономическим партнером Еревана, на сегодняшний день не обозначена. Сообщения по итогам состоявшегося 7 сентября рабочего визита президента Армении в Москву касались вопросов двустороннего взаимодействия по различным направлениям. В частности, было подписано соглашение по формированию цен на поставляемый в Армению российский природный газ с учётом скидки в 25 долл. за 1 кубометр. Также оформлена договорённость о выделении кавказской  стране 200-миллионного льготного кредита на модернизацию вооруженных сил. Что же касается вопроса о конституционных реформах, то можно предположить: оценивая различные варианты, в России всё же полагают, что все происходящее является внутренним делом Армении как независимого государства.

Отметим одно важное обстоятельство, на котором настаивает Венецианская комиссия: она требует от инициаторов конституционной реформы обеспечения политического консенсуса. Причина в том, что речь идет об изменении «правил игры», которые были установлены в стране в 1990-е годы и получили свое подтверждение де-юре в ходе конституционного референдума десятилетней давности. Особо отметим то обстоятельство, что, в отличие от С. Саргсяна, его предшественник второй президент страны Роберт Кочарян во время борьбы за свои первый и второй мандаты обещал проведение конституционных изменений в сторону некоторого ограничения власти президента, что и было реализовано. При этом заметим, что во время президентских выборов и 2008-го, и 2013 г. в предвыборных программах тогдашнего кандидата в президенты С. Саргсяна пункт об изменении Конституции отсутствовал.

Прошлогодние осенние митинги, организованные ППА, АНК и «Наследием» и собиравшие в Ереване до 60 тысяч человек и выглядевшие достаточно убедительно также и в регионах страны, продемонстрировали как  местным, так и внешним наблюдателям, что президент (по крайней мере, на тот момент) был не в состоянии сформировать нужный ему политический консенсус вокруг конституционной реформы. Посему в середине октября 2014 года было сделано заявление о том, что свою окончательную позицию по конституционным изменениям глава государства представит в феврале-марте 2015 года.

В президентском дворце осознали, что сложившаяся на политической площадке конфигурация не способствует реализации проекта конституционных изменений, следовательно, нужно предпринять шаги по её изменению. Выждав паузу, президент нанес удар по лидеру самой ресурсной (прежде всего с финансовой точки зрения) партии – ППА. 12 февраля с.г. он выступил с жестким заявлением против одного из самых богатых людей страны лидера ППА Гагика Царукяна, назвав его «злом» и «псевдополитическим явлением», пригрозив его бизнесу масштабными проверками. Одновременно началось давление силовых структур на офисы и партийных функционеров ППА, что привело к многочисленным арестам и задержаниям. Системное давление на Г. Царукяна закончилось сделкой, посредниками в которой выступили премьер-министр Овик Абрамян, российский миллиардер армянского происхождения Самвел Карапетян и высокопоставленный функционер «Газпрома» Карен Карапетян.

Суть сделки состояла в следующем: в начале марта Царукян покинул пост председателя ППА (а вместе с ним  и большую политику), но сохранил за собой депутатский мандат. Взамен ему при содействии посредников были даны гарантии относительно его собственности и активов. Оставшись без финансовой и иной поддержки столь крупной фигуры, ППА стала стремительно терять в политическом весе. Ряд депутатов-мажоритарщиков, в основном из числа бизнесменов, покинули её фракцию и дали понять руководству страны, что готовы проявить лояльность относительно конституционных изменений.

Таким образом, весной был сделан существенный шаг к изменению политического расклада сил. Позиция ряда партий, которая была ранее в значительной мере негативно радикальной к процессу изменения Конституции, стала более «гибкой». Так, ППА не только согласилась поучаствовать в предметном дискурсе по представленному документу, но и сделала заявление о том, что она не станет участвовать в движении, которое будет добиваться блокирования всего процесса конституционных изменений.

В данном случае речь идет о ряде гражданских инициатив (например «Не проведете!») группы партий, не представленных в парламенте (на нынешнем этапе она включает, по нашей оценке, 8 структур), и двух парламентских партий (АНК и, весьма вероятно, партия «Наследие»). Скорее всего, все эти силы и составят основу формирующегося сейчас движения. Еще две парламентские партии (ППА и «Оринац еркир»/«Страна законности») не высказали окончательного мнения по представленному документу, однако демонстрируют конструктивный подход (встречаются с президентом, согласились участвовать в слушаниях по проекту и пр.).

Интересно, что окончательного формального решения нет пока и у правящей РПА, которая доминирует в парламенте. Несмотря на то, что позитивно к представленному проекту высказались все ее лидеры. Зато решение о поддержке конституционных изменений уже давно было принято традиционной армянской партией АРФ/Дашнакцутюн (она также представлена в парламенте). Позиция этой партии не была неожиданностью, хотя она не входит в правящую с РПА коалицию. Дело в том, что предлагаемая проектом парламентская республика – своеобразный идеал управления Арменией, который прописан в партийной программе.

С началом политической осени, которая, по мнению ряда местных наблюдателей, может оказаться достаточно жаркой, президент и его команда делают все возможное для того, чтобы продемонстрировать, прежде всего, внешним игрокам, что им удалось добиться политической консолидации вокруг представленного проекта. При этом для убедительности все чаще к процессу привлекаются организации, которые никакой реальной роли в политической жизни страны не играют. Кроме того, президентская команда с помощью различных посулов и сделок переманила на свою сторону либо добилась нейтралитета отдельных депутатов и групп влияния. Тем не менее даже формально ей не удалось достичь полного политического консенсуса.

Следует также подчеркнуть, что противниками процесса конституционных изменений являются два предыдущих президента страны – Левон Тер-Петросян и Р. Кочарян. Предположение о том, что они ещё скажут свое веское слово в этом процессе, подтвердилось накануне: второй президент Армении в интервью «Радио "Свобода"» не исключил своего возвращения в большую политику, вместе с тем отметив, что пока не хочет вносить в этот вопрос какую-либо ясность. Но даже посредством таких витиеватых формулировок позиция этого политика обозначена весьма недвусмысленно.

Столь детальное представление политической диспозиции по вопросу конституционных изменений в Армении обусловлено тем, что именно он будет основным в осенней политической повестке дня. Вполне возможно, что процесс политического противостояния будет сопровождаться нестабильностью, акциями протеста, различными эксцессами и пр. Не исключено, что нынешняя диспозиция под влиянием тех или иных факторов изменится.

__________________

Фото – http://defacto.am/114724.html#.Ve7xQ32dcuM

Теги: Армения 
Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:990