Вожделенное сырье, или Как Запад консервирует технологическое отставание России
14.09.2015 | Алексей ЧИЧКИН | 00.10
A
A
A
Размер шрифта:

Экспортно-сырьевая ориентация экономики способствует негативным изменениям климата и усиливает зависимость от зарубежных технологий. Это проявляется и на евразийском пространстве: доля импортного, причем природоущербного оборудования в добывающих отраслях РФ и Казахстана превышает 80%, в Азербайджане, на Украине, в Армении – почти 90%.

Одновременно такой уровень технозависимости негативно сказывается и на внешнеполитических возможностях стран с экспортно-сырьевой экономикой. Таковы основные оценки международных конференций по климатическим изменениям в мире и вопросам импортозамещения, недавно состоявшихся в России.

В самом деле: сведение лесов для «расчистки» месторождений ведет к засухам и пожарам, что, в свою очередь, резко и надолго – если не навсегда – ухудшает экологическую обстановку в обширных регионах. Ресурсы пресной воды и площадь лесных угодий в «добывающих» регионах стран СНГ сократились, по ряду оценок, минимум на треть за 1994-2014 гг. И эта тенденция пока сохраняется, причем одновременно с ростом экспорта этими странами разнообразного промышленного и энергетического сырья.

Что касается импортного оборудования в добывающих подотраслях, оно в большинстве своем менее дорогостоящее (в сравнении с используемым в странах-поставщиках) и, соответственно, экологически ущербное. Вдобавок такое оборудование не позволяет повышать качество добычи сырья, т.е. осуществлять более глубокое освоение месторождений. В результате извлекаются только легкодоступные, поверхностные объемы, затем месторождения в буквальном смысле забрасываются. С очевидными последствиями и для биосферы. Доля таких способов освоения сырьевых месторождений в странах СНГ уже который год превышает 70%.

Многие эксперты считают, что, поскольку западные санкции против РФ прямо или косвенно включают, причем всё в большей мере, запрет на поставки или обслуживание эксплуатационно и одновременно экологически эффективного добывающего оборудования, этот тренд нацелен на то, чтобы законсервировать технологическое отставание России. И, соответственно, чтобы сохранить использование экстенсивных технологий в её добывающем секторе. По имеющимся оценкам, минимальный период импортозамещения в РФ хотя бы 50% традиционного ввозимого оборудования по добыче сырья составляет 8-10 лет. А разработка, внедрение и замена такого объема «традиционного» оборудования эксплуатационно и экологически эффективным потребуют в лучшем случае 12-13 лет. Иными словами, экспортно-сырьевая ориентация экономики создаёт, по сути, замкнутый круг для индустриального развития страны.

Эксперт по вопросам технологий нефтепереработки (РГУ им. Губкина) профессор Михаил Левинбук убежден, что «США и ЕС через санкции намерены ограничить, если не исключить экспорт в РФ новейших технологий добычи нефти и газа. Эта ситуация может создать на мировом рынке дополнительный избыток нефти и ускорить падение цен. Прежде всего, требуется провести, не откладывая в «долгий ящик», тотальный аудит по промтехбезопасности импортного оборудования всех НПЗ России. Также нужно использовать инновационные мероприятия при модернизации НПЗ, обеспечивающие снижение расходов на покупку оборудования. Но в планах российских нефтяных компаний пока нет четких целей по доминированию на мировых рынках отечественных технологий и продуктов».

И что ещё интересно: несмотря на санкции, те же поставки в РФ, хотя и сократились, но продолжают осуществляться через «реэкспортные» страны и территории. Цель – чтобы сохранить импортозависимость РФ от малоэффективного промышленного и энергетического оборудования. По данным торговой статистики, объем этих реэкспортных поставок в нашу страну за май 2014 г. – июнь 2015 г. возрос более чем вдвое (!). А среди формальных поставщиков, т.е. фактических реэкспортеров – все «карликовые» страны Европы, Исландия, Албания, датские автономии (Гренландия и Фарерские о-ва), зарубежные протектораты/территории Великобритании и Франции, США и Австралии, Голландии и Испании.

Что же касается комплексной экологической реабилитации «добывающих» регионов, то, например, по данным Центра по проблемам экологии и продуктивности лесов РАН, в сравнении даже с 1990-м в России объёмы работ по лесовосстановлению к настоящему времени сократились более чем вдвое. И минимум вчетверо меньше создаётся в стране почвозащитных лесонасаждений (в годовом исчислении). Схожая динамика в этой сфере – в большинстве других стран СНГ. Но поставки западного оборудования для означенного сектора остаются минимальными, как и прежде.

Между тем иностранные инвесторы по-прежнему «вкладываются», главным образом, в сырьевой сектор постсоветских стран. Согласно исследованию Международной организации кредиторов (WOC) «Рейтинг инвестиционной эффективности регионов России» (июнь 2015 г.), свыше 75% объема прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в РФ в 2014 г. поступило в нефтегазодобывающую отрасль. То есть, хотя западные инвестиции в РФ сокращаются или «замораживаются» (ввиду санкций), они всё же поступают, и именно в добывающий сектор.

По данным того же исследования WOC, в Тюменскую и Сахалинскую области поступило соответственно свыше 266 и более 120 млрд. руб. ПИИ. Это не меньше 60% общего объема ПИИ, поступивших в российские регионы. Причем объем тех же инвестиций в другие регионы РФ по-прежнему многократно ниже. Скажем, в высокоиндустриальные Челябинскую, Нижегородскую области и Татарстан ПИИ поступило соответственно 39, 13 и 14,5 млрд. руб. Ещё меньшие объемы прямых зарубежных вложений характерны для остальных регионов страны.

 Но опять-таки в РФ поступает отнюдь не высокоэффективное эксплуатационно-экологическое оборудование. То есть экспортно-сырьевой сектор России, как и прежде, остается без преувеличения «цитаделью» бессрочных интересов западного бизнеса.

При этом в регионе ЕАЭС имеется немало экологически небезопасных производств. Например, в РФ это  предприятия, связанные с производством энергетических полуфабрикатов, биохимических реагентов, с добычей промышленного и энергосырья, как и с утилизацией отходов атомной и угольной энергетики, ряда отраслей машиностроения. Большинство этих предприятий сосредоточены в Уральском, Поволжском, Западносибирском, Северокавказском регионах, в европейском Нечерноземье РФ. В Казахстане – это объекты главным образом биохимии, по добыче некоторых видов энергосырья и цветных металлов, ртути, графита, по утилизации ураносодержащих отходов (сконцентрированы в центральном и северо-восточном регионах).

Имеются объекты такого рода и в Киргизстане, Армении. В первом случае – это предприятия по добыче ртути, угля, полиметаллов, урано- и графитосодержащего сырья (в основном на западе и северо-западе страны). Во втором – предприятия того же профиля и вдобавок ряд объектов химпрома (преимущественно на севере, северо-востоке, юго-востоке страны). По имеющимся оценкам, упомянутые сектора и поныне не очень-то интересуют западных поставщиков оборудования. Это тоже подтверждает вывод, что главной сферой интересов Запада в экономике России и, пожалуй, всего СНГ остаются добыча/производство всевозможного сырья для его экспорта.

Как следствие, дефицит современных технологий консервирует ущербные, точнее экспортно-сырьевые технологии в добывающих подотраслях. В этой связи, небезынтересны некоторые оценки международного форума ATYRAU INVEST – 2014 (г. Атырау, Казахстан): на местах власти нередко закрывают глаза на экологически ущербные способы ведения добычи, что позволяет компаниям, наряду с экономией финансовых и других материальных средств, «снимать сливки» сырья, провоцируя резкое снижение коэффициента извлечения нефти (КИН). То есть, столкнувшись с исчерпанием ресурсов, компании поддерживают объемы добычи или ее рост за счет ввода в эксплуатацию всё новых месторождений. С теми же способами освоения. Хотя увеличение КИН на 2-3% равнозначно открытию нового крупного месторождения, до 20-30% потенциально извлекаемой нефти так и остаётся в недрах, и вовсе не один год.

Словом, реальное и, стало быть, целенаправленное технологическое импортозамещение есть составная часть государственной, да и межгосударственной экономической и экологической политики. Пренебрежение ею может дорого стоить.

Теги: СНГ  ЕАЭС 
Рейтинг Ритма Евразии:
3
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1182