Перспективы расширения ЕАЭС за счет Центральной Азии - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 18.04.2021 |

Перспективы расширения ЕАЭС за счет Центральной Азии

Активность российской дипломатии в Таджикистане и Узбекистане служит дополнительным индикатором стремления России дополнительно расширить интеграционный проект ЕАЭС за счет новых постсоветских государств.

Центральная Азия как резервуар

Судя по всему, в обозримой перспективе именно Центральная Азия станет главным источником пополнения ЕАЭС. Страны Прибалтики прочно «пристегнуты» к Евросоюзу, а политические элиты Грузии, Молдовы и Украины намерены следовать их примеру (во всяком случае, на настоящем этапе), связывая свое будущее с ЕС.

Для Азербайджана, несмотря на стремления России подключить его к ЕАЭС, судя по всему, пока более привлекательным является пребывание вне этого объединения, в которое уже входит Армения. Во всяком случае, трудно себе представить ситуацию, при которой Баку и Ереван, не решив крайне сложные политические вопросы, в ближайшей перспективе распахнут друг перед другом границы для свободного перемещения товаров и рабочей силы. Ситуацию усугубляет противодействие со стороны некоторых зарубежных держав, проявляющих максимум усилий, чтобы Азербайджан остался нейтральным. Это позволит ему, например, сохранить союзнические отношения с Анкарой и одновременно лавировать между интересами России, Ирана и Евросоюза.

Что же касается центральноазиатского направления, то и там далеко не все страны региона пока готовы пополнить ЕАЭС. Соответствующим примером служит ситуация с летним «газовым» обострением 2015 г. между Россией и Туркменией, которую и Запад, и Иран, и Китай рассматривают важнейшим партнером в энергетике. И этой неслучайно: ежегодный объем добываемого Ашхабадом природного газа достиг рекордной отметки в 80 млрд кубометров, причем год от года его добыча увеличивается на 10%.

Узбекские и таджикские «нюансы»

Впрочем, сложности существуют и в отношении других, более вероятных претендентов на вступление в ЕАЭС. Особенно это касается Узбекистана, который в 2006 г. покинул ОДКБ и попал в орбиту западного влияния. В частности, он стал членом «альтернативного» объединения ГУАМ (Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова), нацеленного на противодействие интеграционным проектам с Россией. Кроме того, он заметно расширил военно-техническое сотрудничество с Западом и, по сути, превратился в тыловую базу войск НАТО, оперировавших в Афганистане.

Правда, теперь в связи с заметным ослаблением западного присутствия в этой стране и участившимися вооруженными провокациями радикальных исламистов на туркменской границе узбекское руководство стало испытывать беспокойство относительно своего будущего. Учитывая рост активности входящего в «Исламское государство» движения «Исламское движение Узбекистана» не только на афганской, но и на узбекской территории, президент страны Ислам Каримов и элита этой страны, готовящаяся к схватке за его «наследство», не могут чувствовать себя уверенно. Подобная ситуация актуальна и для Таджикистана.

Кроме того, руководство данных государств, сомневаясь относительно готовности Запада защитить их в случае возможного «удара с юга», вынуждено более внимательно присматриваться к альтернативным предложениям Москвы и ее союзников.

Поскольку участие в ЕАЭС не несет для Ташкента и Душанбе серьезных политических ограничений, этот вариант является для них весьма привлекательным с экономической точки зрения, поскольку дает их избыточной рабочей силе гарантированный доступ к казахстанскому и российскому трудовым рынкам. Как известно, в последние годы именно их денежные переводы давали тому же Таджикистану основную часть валютных поступлений.

Как следствие, стороны ведут соответствующие переговоры. Внешнеполитические ведомства России и Узбекистана готовят визит И. Каримова в Москву, в ходе которого тот рассчитывает услышать от Кремля предложения готовить «дорожную карту». По сути, непреодолимых препятствий здесь нет. Фактически цена вопроса заключается лишь в размере ожидаемых гарантий (особенно экономических) со стороны прочих участников ЕАЭС, в первую очередь Москвы и Астаны.

Интеграционные стремления Душанбе и Ташкента стимулируются в том числе действиями в регионе других влиятельных центров силы в лице ЕС, США и Китая. Однако вряд ли их запросы будут чрезмерными и неподъемными. Учитывая нынешние обстоятельства на мировом финансовом рынке, Россия может предложить вероятным «неофитам» ЕАЭС дополнительные варианты сотрудничества, например, по льготному приобретению ими российских вооружений.

«Плюсы» и «минусы» усиления центральноазиатского крыла ЕАЭС

Таким образом, в случае ожидаемого расширения ЕАЭС за счет Таджикистана и, вероятно, Узбекистана и с учетом присутствия там Казахстана и Киргизии становится очевидным заметное усиление «среднеазиатского» крыла союза. Это, в свою очередь, представляет для России и «плюсы», и «минусы».

В числе очевидных «плюсов» – усиление влияния и,в перспективе контроля над потенциально опасным в плане джихадистской угрозы регионом, а также расширение перспектив его сырьевого освоения. Например, огромные источники самых разнообразных полезных ископаемых, разведанные в Таджикистане еще при СССР, до сих пор остаются неразработанными. Среди них драгоценные и редкоземельные металлы и особенно уран – стратегически важный материал, в котором Москва особенно нуждается после того, как в 2014 г. в условиях расширения западных санкций она лишилась урановых поставок из Австралии.

Эту потребность Россия стала решать в том числе за счет расширения связей с другим членом ЕАЭС – Казахстаном. Однако борьба за казахстанский уран не завершена. Учитывая расширение присутствия там французской «профильной» атомной компании Areva, можно утверждать, что конкуренция в борьбе за это сырье усиливается.

Если же принять во внимание стремление стран третьего мира обзавестись собственной атомной отраслью, соперничество за получение гарантированного доступа к источникам урана в перспективе лишь дополнительно возрастет. Но в случае получения Москвой приоритетных позиций в Душанбе острота данного вопроса может быть уже не столь сильной.

В плане дальнейшего расширения ЕАЭС существуют и «минусы», которые участникам союза необходимо как минимум амортизировать. Речь, например, идет о колебаниях курсов национальных валют и их влиянии на местные экономики, а также возможном проявлении конкуренции между производителями товаров в странах, входящих в ЕАЭС.

Поскольку Россия является страной, обладающей в ЕАЭС наибольшими объемами ресурсов, именно от нее некоторые потенциальные и реальные участники данного интеграционного объединения стремятся получать помощь и решать собственные усугубившиеся проблемы в дальнейшем.

Свое влияние оказывает и вступление участников этого интеграционного объединения в ВТО (например, того же Казахстана), что вызывает дополнительные вопросы о необходимости усиления параметров экономико-политического сотрудничества между бывшими советскими республиками.

Внешние вызовы повышают привлекательность ЕАЭС

На пути расширения ЕАЭС имеются и другие сложности. Так, Астане и Москве необходимо прийти к единому мнению относительно получения гарантий собственной безопасности. И дело здесь не только в стремлении Казахстана играть заслуженную роль главной державы Средней Азии, но и в желании оградить себя от вызовов в связи с ликвидацией визовых и таможенных барьеров, делающей эту страну потенциально уязвимой после открытия границ для безвизового доступа миллионов мигрантов из других государств региона. Учитывая факты проникновения тысяч местных жителей в радикальные исламистские группировки, например «Исламское государство», тревоги Казахстана, равно как и стремление получить определенные гарантии безопасности, становятся оправданными. В этом случае именно он рискует принять на себя в первую очередь миграционные потоки из печально знаменитой Ферганской долины, где исторически наблюдается достаточно высокая концентрация исламских радикалов.

Похожие опасения существуют и в отношении Таджикистана, где в последние годы также отмечаются попытки активизации деятельности исламистских организаций. Наглядным примером сказанного может служить имевшие место в конце минувшей недели атаки террористов на центральный аппарат Министерства обороны страны и отдел МВД в городе Вахдате.

Однако такого рода вызовы лишь повышают привлекательность интеграционных проектов для потенциальных членов ЕАЭС. Сама ситуация вынуждает их усиливать взаимодействие по линии силовых служб и внешнеполитических органов, как и углублять связи в рамках ОДКБ. А поскольку борьба с наркотрафиком, исламским терроризмом, незаконной миграцией являются проблемами и для стран, уже состоящих в Евразийском союзе, это дополнительно повышает привлекательность расширения проекта евразийской интеграции за счет новых государств Центральной Азии.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
4569
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика