Каратели вместо героев-панфиловцев, или Духовная лоботомия Украины прогрессирует
19.09.2015 | Алексей СТЕЦЕНКО | 00.08
A
A
A
Размер шрифта:

Принятие – с подачи П. Порошенко – Верховной радой так называемого закона о декоммунизации стало еще одним из бесчисленных проявлений абсолютного презрения хунты не только к основополагающим правам человека, но и в принципе к национальному законодательству. В Конституции Украины предельно четко указано, что «никакая идеология не может быть признана обязательной». Тем не менее, ничтоже сумняшеся, режим, не устающий твердить по поводу и без повода о своей приверженности «европейскому выбору» и «демократическим ценностям», в лучших традициях диктатуры сделал идеологию антикоммунизма государственной, а ее противники за публичное озвучивание собственной позиции несут уголовную ответственность.

Взять хотя бы переименование улиц. Киев, как столица, держит здесь первенство. В данный момент в Киевсовете уже созрело решение переименовать (только на первом этапе!) 110 улиц, площадей, переулков. И данный процесс, несмотря на отсутствие в городском бюджете средств на самое необходимое для жизни города (а переименование процесс более чем затратный), активно идет.

Провозглашенная духовными наследниками ОУН-УПА «декоммунизация» проводится режимом поистине с бешеной активностью – на это не жалеют ни сил, ни средств из бюджета нищей страны. Сносятся памятники, в срочном порядке переименовываются улицы (в крупных городах десятками), готовятся переименования населенных пунктов, включая областные центры Днепропетровск и Кировоград. Главы регионов постоянно, устраивая между собой своеобразное «антисоциалистическое» соревнование, отчитываются перед Порошенко, сколько памятников Ленину и другим деятелям советского периода уничтожено.

Однако «декоммунизация» является лишь внешним, первым слоем проводимой кампании тотального переформатирования ментальности и сознания населения. Она не цель, а лишь средство в формировании новых, агрессивных русофобских ценностных ориентиров Украины.

Следует понимать главное – деятели хунты являются лишь реализаторами стратегии, выработанной за океаном настоящими профессионалами психологической войны. Её целью является превращение Украины в нерассуждающий таран против единокровной и единоверной России. Именно для того, чтобы заставить навсегда забыть эту единокровность и единоверие, полностью исказить всю тысячелетнюю общую историю, и предназначен начавшийся и постоянно катализируемый процесс навязывания новых смыслов и ценностных ориентиров. Процесс по превращению не отдельных людей, как некогда практиковали османы, а десятков миллионов в послушных и переполненных ненавистью к своему же русскому народу янычар.

Сейчас киевские марионетки завершают уничтожение советского слоя общей истории. При этом следует отдавать себе отчет, что главной мишенью является отнюдь не коммунистическая идеология как таковая. Ранее, при первых большевистских украинизаторах (Скрыпник, Любченко и другие «пламенные революционеры»), бериевской украинизации марта-июня 1953 года, при украинизациях Шелеста и времен «катастройки», националисты прекраснейшим образом использовали коммунистические идеологемы для борьбы со всем русским, свидетельствующим о триединстве нашего народа.

Даже во времена, когда украинизаторское рвение официально признавалось Советской властью «перегибом», они умудрялись использовать все многочисленные возможности партийного аппарата как минимум для продвижения наверх своих кадров и подспудной борьбы с русской культурой. Прекрасным примером является, скажем, бывший главный идеолог ЦК КПУ Леонид Кравчук, нынешние выступления которого с одобрением массовых убийств хунтой мирного населения в Донбассе и клинической русофобией достойны любого ветерана СС «Галичины».

Неонацистский режим вполне спокойно относится к существованию разнообразных левых и ультралевых организаций, когда они ограничиваются сугубо коммунистической идеологией. А КПУ, несмотря на всю ее дряблость, идеологическую и организационную слабость, преследуется именно потому, что она пусть и крайне бледно, но все же говорит о русском единстве, каноническом православии и СССР (законном правопреемнике Российской империи) как единой Родине.

Вслед за первым «декоммунизаторским» этапом уничтожения общей памяти и истории начал реализовываться следующий, уже окончательно разделяющий единый народ. Первый этап создал необходимую основу для осуществления второго, когда место выжженной дотла исторической памяти и ментальности занимает новая система ценностных координат, единственная суть которой состоит в ненависти к России (подобно тому, как янычар воспитывали в ненависти к христианству). А майданные янычары активно созидают новую страну, но не Украину, а Антироссию.

Чрезвычайно в этом плане показательна проводимая масштабная кампания переименований. Названия, связанные с Лениным, другими коммунистическими вождями, Октябрьской революцией, занимают в списке переименований скромное место. Все остальные наименования связаны в целом с советским периодом и не носят специфически коммунистического характера, затрагивая  героев и событий Великой Отечественной войны, выдающихся советских деятелей науки и культуры. Показательно, что пусть пока и не в столь массовом порядке, но системно уничтожаются и названия, связанные с деятелями периода Российской империи, что подтверждает тезис о более антирусской, нежели антикоммунистической, духовной лоботомии Украины.

Какие же новые смыслы вкладывают направляемые опытными американскими кукловодами взамен стираемых? Это достаточно очевидно из новых названий. Крайне редко, в единичных случаях возвращаются дореволюционные названия. Если же последние паче чаяния связаны с общерусской историей и ее выдающимися фигурами, то априори отметается возможность даже рассмотрения подобного варианта. Яркий пример: сейчас националисты разных толков устроили шумный спор, как именно переименовать Днепропетровск и Кировоград? Каких только экзотических вариантов ни возникает в их больном воображении (вроде Днепросити как дополнительный реверанс в сторону англоязычных хозяев), но категорически запрещено даже упоминать о, казалось бы, наиболее логичной возможности – возвращения исконных названий. И понятно, почему запрещается: ведь это подрывает основы идеологии русофобского режима – вспомнить, что города были основаны российскими императрицами Екатериной ІІ и Елизаветой Петровной. Более того, самое первое название Екатеринослава было Новороссийск, и он, по замыслу всесильного Григория Потемкина, строился как третья, южная столица Российской империи.

Новые названия редко носят сколько-нибудь нейтральный характер. Напротив они сознательно выбираются без малейшей «поликорректности» (на которой основывалась, например, псевдоидеология правления Януковича), чтобы сразу утвердить в переформатируемом общественном сознании новые смыслы в их окончательном выражении. Имена Петлюры, Бандеры, Шухевича, Мазепы и прочих предателей, русофобов и иностранных наймитов – наиболее часто встречающиеся варианты. Также заметно желание привязать названия к последним событиям, дабы обеспечить апологию современных палачей и военных преступников.

Имена «героев» майдана уже нашли отражение в украинской топонимике. То ли еще будет…

Вновь возьмем для примера Киев. Вот только некоторые, более чем красноречивые факты. Улице Артема при переименовании не возвращено старое название, хотя, казалось бы, по нынешним временам оно является «выигрышным» – ранее она называлась Львовской. Ей присвоено название Сечевых стрельцов, что особенно оскорбительно для исторической памяти Киева. Именно сечевые стрельцы в январе 1918 года казнили несколько тысяч киевлян, которые участвовали или просто были заподозрены в участии в восстании против Центральной рады. Даже сами петлюровские мемуаристы не отрицают, что только во дворе завода «Арсенал» было расстреляно несколько сот его рабочих, а также женщин и детей. Не меньшими зверствами отметились сечевики и в декабре 1919 года, когда захватили город в результате антигетманского мятежа. Сотни офицеров, юнкеров, просто представителей киевской интеллигенции было ими зверски замучены, о чем остались многочисленные документальные свидетельства.

Не менее показательно переименована и улица Щорса в улицу командира палачей – Коновальца. Улица Горького переименована в честь клинического русофоба и одного из создателей УНА-УНСО Анатолия Лупыниса, который лично набирал наемников-националистов для участия в войне в Чечне и призывал «беспощадно убивать русских оккупантов».

Предложения по другим переименованиям (которые скоро будут реализованы) носят абсолютно такой же характер. Подобный набор из «героев» Петлюры, ОУН-УПА и современных нацистов характерен для всей Украины, что свидетельствует о спланированной, координируемой из одного центра кампании (что власть, впрочем, и не думает скрывать) по переформатированию исторической памяти.

Последний пример реализации данной сверху установки – вызывающе кощунственное переименование в Киеве улицы Панфиловцев в улицу Героев Добровольческих батальонов (тех самых, что отметились в Донбассе наибольшими зверствами). Пожалуй, этот пример наиболее характерен и показывает суть создаваемых для Украины новых смыслов, в которых место героев занимают убийцы собственного народа.

___________________

Фото – http://yurpravda.info/index6617.html

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1162