Майдан в Молдавии «покраснел»: на первый план выходят левые
28.09.2015 | Новости | 00.37
A
A
A
Размер шрифта:

В Молдавии третью неделю не стихают протесты против действующей власти, организованные гражданской платформой DA (Demnitate si adevar — «Достоинство и правда»). Два больших митинга прошли 6 и 13 сентября, в них участвовали десятки тысяч человек. Между тем о намерении вывести людей на свои акции протеста заявили лидеры двух оппозиционных партий — Партии социалистов Игоря Додона и «Нашей партии» Ренато Усатого. Митинг «левых» состоялся 27 сентября перед зданием парламента. Ситуацию в Молдове специально для «МК» прокомментировал бывший советник экс-президента Воронина, идеолог Партии коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) Марк Ткачук.

— Марк Евгеньевич, какова природа сегодняшних протестов в Молдавии?

— Главной движущей силой протеста является нынешняя власть, которая все последние более чем шесть лет является источником всех протестных действий. Протесты против этой власти начались уже в 2010 году, почти сразу после того, как представители этих трех партий — Либеральной, Либерально-демократической и Демократической — возглавили страну. В 2009-м они пришли, в 2010-м начались протесты, которые продолжаются в Молдавии и по сей день. Власть, которая проводит агрессивную антисоциальную политику, которая ликвидирует все формы независимого государства в пользу соседней Румынии, которая практически загнала Молдову в состояние экономического и политического гетто, в конечном итоге лишилась и своего главного идеологического преимущества. Речь идет о европейской интеграции. Эта власть сделала больше всего для того, чтобы дискредитировать даже процесс европейской интеграции, потому что именно под флагом европейской интеграции в Молдове происходили и закрытия СМИ, и громкие коррупционные скандалы, включая украденный миллиард, и многое другое. То есть источник нынешних протестов прежде всего действия самой власти.

— Какие силы выступают во главе протеста? На первый взгляд некоторые из этих сил кажутся просто близнецами тех, что находятся у власти.

— Начиная с 6 сентября инициатором ряда протестных действий на центральной площади Кишинева выступала платформа DА. Она собирала немало людей, однако этот протест потихоньку выдохся. Потому что сами организаторы, как вы совершенно справедливо отметили, проявили не меньшую близорукость, чем их оппоненты во власти. Вместо расширения протеста, приглашения в него максимального количества участников они, несмотря на то что выдвинули очень популярные в обществе требования, сделали все, чтобы этот протест приобрел геополитическую направленность. Они рассуждают о том, как им дальше продолжить европейскую интеграцию, но без проворовавшихся негодяев. Вместо них, говорят они, приведем совершенно новых, чистых людей во власть и продолжим то же самое. В этом смысле протест оказался карикатурным. Но интрига все время состояла в том, смогут ли наши левые силы выступить организованным фронтом, для того чтобы протестный дух, который витает над Молдовой вот уже более шести лет, приобрел более сконцентрированный характер. И, на мой взгляд, именно это сейчас и происходит, потому что несколько политических формирований объявили о марше 27 сентября на Кишинев и продолжении более масштабных бессрочных акций протеста, но уже без евроатлантического хрестоматийного начала. С более широкими требованиями демократических преобразований, отстранения олигархов от власти, отстранения всех тех, кто принимает участие в коррупционных схемах. Там две партии — социалисты и «Наша партия».

— А что происходит с «Красным блоком», который тоже участвовал в протестах?

— 6 сентября их репрессировали. Большая часть активистов этой организации сейчас находится в тюрьме по сфальсифицированным обвинениям. Репрессии продолжаются против членов их семей. Поэтому очень сложно сейчас что-то сказать о дальнейшей роли этой организации. Представители платформы DА, которые выступили одновременно с «Красным блоком», практически отстранились от политической защиты своих коллег по протесту, от требований об их освобождении. Это тоже очень важный момент.

— Какую позицию занимает сейчас ПКРМ? Она принимает участие в протестах?

— К сожалению, это одна из самых больших трагедий. Потому что еще чуть больше года назад эта партия могла претендовать на более чем 60 мест в парламенте. Но после того, как лидеры этой партии пошли на сговор с олигархическим режимом, они проиграли парламентские выборы. Сейчас парламентская фракция ПКРМ занимает предельно невнятную позицию, они практически не критикуют власть и выступают в качестве ее сателлитов, присоединяясь к партиям власти в том, что не нужно проводить досрочные выборы, не нужно дестабилизировать ситуацию и т.д. К сожалению, ПКРМ утратила не только свое влияние, но и свой моральный авторитет. И никак себя не проявляет. 20 декабря 2014 года я был исключен из партии именно за то, что не был согласен с подобной позицией.

— Как вы оцениваете перспективы протеста? Нет ли опасности, что левые силы в очередной раз будут использованы в качестве тарана для приведения к власти очередной команды прозападных правых политиков?

— Тут немножко другая история. На этот раз в качестве тарана были использованы правые силы, которые вышли 6 сентября. Надеюсь, у левых партий хватит ума и политического опыта — тем более что большинство их лидеров вышли из боевой партии коммунистов, — чтобы воспользоваться этой ситуацией на благо всего молдавского общества. Я думаю, перспектива протестов может быть оценена достаточно оптимистично. В том числе и по той причине, что нынешняя власть в Молдове недееспособна. Она совершает ошибку за ошибкой, никаких действий перспективного характера власть предпринять не может.

— Как вы думаете, удастся ли добиться досрочных выборов?

— Я думаю, что сегодня у левых политиков все карты на руках. Главное, чтобы они сумели ими грамотно воспользоваться и смотрели с большим оптимизмом на правоту своего дела, и тогда люди к ним потянутся. Молдова — «левая» страна. Все социологические опросы показывают, с одной стороны, абсолютное недоверие ко всем институтам государственной власти, с другой — более 50% позитивно расценивают возможность интеграции в Таможенный и Евразийский союз. Все эти настроения существуют в молдавском обществе. Важно их правильно аккумулировать и конвертировать гражданский протест в победный, который поставит точку на этих 6 годах издевательства над молдавским обществом.

— Какую позицию в отношении этих протестов занимает Запад?

— До лета этого года коллективный Запад закрывал глаза на многое из того, что происходило в Молдове. Цинично называл все это «историей успеха». Но после истории с украденным миллиардом и у Запада терпение лопнуло. И впервые многие западные ньюсмейкеры, такие как генеральный секретарь Совета Европы Турбьёрн Ягланд, заговорили языком коммунистического агитпропа. В своей статье в «Нью-Йорк таймс» Ягланд фактически повторил наши слова двухлетней давности, назвав Молдову захваченным государством, которое нужно вернуть молдавскому обществу. Сегодня ситуация парадоксальная. С одной стороны, в молдавском обществе существует огромный запрос на протест, в первую очередь на левый протест. С другой стороны, впервые за многие годы на этот протест Запад смотрит сквозь пальцы, не рискуя защищать молдавскую власть. Потому что уровень ее дискредитации настолько высок, что повредит репутации бывших адвокатов этой власти.

— Но вряд ли Запад захочет так просто выпустить из рук рычаги управления Молдовой. Можно предположить, что он попытается перехватить протест и направить его в нужное русло.

— Запад уже выпустил рычаги управления. Потому что практически не может контролировать те процессы хищения и повальной коррупции, которые происходят в Молдове и которые привели к нефункциональности молдавского государства. В этом все дело. Точка невозврата уже пройдена, поэтому нет хороших решений. Если говорить о том, инспирированы ли эти протесты с Запада, то я думаю, что это не так. Есть лишь какая-то легкая моральная поддержка протестующих, но не более того. Интересно посмотреть, как представители Запада и западные посольства будут оценивать левый протест, который начнется в воскресенье.

— А какую позицию занимает Россия?

— Внутриполитической роли Россия не играет никакой. Нынешний режим в Кишиневе, конечно, русофобский, антироссийский в чистом виде. Но Россия занимает в отношении того, что происходит в Молдавии, вполне корректную и взвешенную позицию. В Москве хорошо понимают, что эта власть сама по себе провалилась, и бывшие патроны этой власти не протягивают ей руку помощи. Вот такая судьба у многих зарвавшихся политиков, которые проявили чрезмерное рвение по части демонстрации своей лояльности Западу в самых низкопробных формах, таких как русофобия, агрессивный милитаризм и т.д.

В воскресенье в Кишиневе на митинг собралось несколько десятков тысяч человек. До столицы не добралось около 200 автобусов с протестующими из регионов. Полиция устроила транспортную блокаду. Но и без этого народу на площади собралось много, трансляция выступлений шла сразу на нескольких экранах. В этот раз протесты в столице были организованы двумя оппозиционными силами — Партией социалистов депутата Игоря Додона и «Нашей партией» мэра города Бельцы, второго по величине в Молдове, Ренато Усатого. Участники манифестации выступают за отставку руководства страны, досрочные парламентские и всеобщие выборы президента. При этом на площади Нацсобрания продолжают свои акции активисты демплатформы DA.

Источник: Московский Комсомолец

Теги: Молдова 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:297