Станет ли Любань Гуцериевском?
29.09.2015 | Юрий ПАВЛОВЕЦ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

В Любанском районе Белоруссии официально был дан старт строительству Нежинского горно-обогатительного комплекса, который, по сути, должен стать вторым в республике предприятием по добыче и производству калийных удобрений после «Беларуськалия». Этот проект планируется реализовать совместно с компанией «Славкалий», которая принадлежит российскому бизнесмену Михаилу Гуцериеву, имеющему давние и хорошие отношения с белорусским президентом. Вероятно, именно поэтому ему и было доверено столь масштабное строительство, а сам Александр Лукашенко и вовсе заявил в адрес Гуцериева: «Если создашь Любань, как конфетку, мы ее переименуем в Гуцериевск, а ты напишешь для нее гимн». Глава республики ожидает, что новый комплекс не только даст толчок развитию городка, но и «позволит решить значимые экономические вопросы, а также придаст стране дополнительный импульс в развитии». Правда, история взаимоотношения Белорусского государства и российского бизнеса в области добычи калийных удобрений уже не раз показывала, что планы вполне могут  остаться только на бумаге.

Как известно, калийные удобрения для Белоруссии имеют первостепенное значение, так как более 90% их идет на экспорт, позволяя республике получать так необходимую ей валюту. Например, в прошлом году экспорт калия вырос на 66% до уровня 9,5 млн тонн и принес порядка 3 млрд долларов. Производственные возможности «Беларуськалия» составляют сегодня 12,6 млн тонн калийных удобрений в год, а в случае появления нового комбината власти планируют нарастить добычу до 14 млн. тонн. Более того, Белоруссия является одной из немногих стран в мире, выпускающей сразу три основных вида удобрений: калийные, азотные и фосфорные, что позволяет держать под контролем около 20% мирового калийного рынка. Правда, в былые годы, работая вместе с российскими партнерами, «Белорусская калийная компания» («БКК») контролировала и вовсе около 40% рынка. Однако, как уже сказано выше, не всегда цели Белоруссии и российского бизнеса совпадают, что в 2013 году продемонстрировал нашумевший конфликт интересов  между официальным Минском и российским «Уралкалием».

Необходимо напомнить, что существующая с 2005 года «БКК» должна была стать монополистом в торговле калийными удобрениями двух партнеров – «Беларуськалия» и «Уралкалия». Однако, оказалось, что со временем уральское предприятие стало продавать через «БКК» только около 20% хлористого калия, реализуя остальные 80% через товаропроводящую сеть своего собственного трейдера – «Уралкалий Трейдинг СА». Такая позиция российского партнера объяснялась достаточно просто: в 2011 году произошло его слияние с еще одним производителем калия в Российской Федерации – «Сильвинитом», после чего производственные мощности «Уралкалия» существенно возросли, и возникла необходимость искать дополнительные способы реализации.

В Минске подобное «самовольство» россиян было расценено как попытка залезть в карман государству, а потому к руководству «Уралкалия» сразу же возникли серьезные претензии. Правда, белорусы и сами были не прочь схитрить,  игнорируя достигнутые ранее договоренности. Приблизительно в конце 2012 года Минск стал продавать часть продукции «Беларуськалия», минуя структуры «БКК», что стало возможно после появления на свет 22 декабря 2012 г. указа № 566, по которому «исключительное право внешней торговли минеральными или химическими калийными удобрениями… реализуется ОАО «Беларуськалий», ЗАО «БКК» и иными организациями, определенными Президентом Республики Беларусь (выделено нами. – Ю.П.)».

Руководство «Укралкалия» было обеспокоено таким развитием ситуации, и в Минск прилетел его совладелец С. Керимов, который провел встречу с А. Лукашенко и тогдашним премьером М. Мясниковичем. Было официально объявлено, что стороны пришли к договоренности по вопросу продаж в 2013-2015 годах, а для выработки новых условий сотрудничества «Беларуськалия» и «Уралкалия» была создана белорусско-российская комиссия во главе с руководителем Банка развития Белоруссии С. Румасом. Однако, несмотря на оптимистические заявления сторон, оказалось, что спорные моменты так и не были решены. В конечном счете в 2013 году конфликт только усугубился, и обе компании после громкого скандала с арестом в Минске экс-гендиректора «Уралкалия» В. Баумгертнера объявили о разрыве своих отношений. После этого между бывшими партнерами фактически началась война за выживание, назвать которую конкурентной борьбой было сложно.

Конфликт 2013 года не только навредил обеим сторонам, но и  привел к обвалу котировок мировых производителей калия почти на 20 млрд. долларов, а цены на сырье упали с  400 до  300 долларов за тонну. В сложившейся тогда ситуации в большем проигрыше оказался «Беларуськалий», который фактически осталась без налаженного канала сбыта, так как все контакты «увели» с собой ушедшие из «БКК» менеджеры «Уралкалия», а работать на рынке самостоятельно белорусы не умели. На выручку пришло, как нетрудно догадаться, Белорусское государство, временно обнулив экспортную пошлину на продукцию «Беларуськалия». «Уралкалию» же пришлось выкручиваться самостоятельно.

Правда, на 2014 год  у обеих компаний стратегия по выходу из сложившейся ситуации была практически одинаковая, хотя реализовать ее удалось только белорусам. «Беларуськалий», пользуясь поддержкой государства, стал демпинговать, предлагая потребителям большие скидки и опционы. Причем  белорусский производитель  успешно демпинговал даже на российском рынке – уже в феврале 2014 года компания заключила здесь контракт с компанией «Фосагро». В это же время «Уралкалий», также собиравшийся действовать по принципу «объем превыше цены»,  из-за достаточно высокой себестоимости продукта и серьезной аварии на производстве отдал инициативу своим конкурентам, а белорусы фактически начали войну против своих бывших партнеров, препятствуя повышению цен на удобрения при помощи своих крупных контрактов с Китаем. Все это происходило на фоне рекордного роста добычи:  «Беларуськалий» произвел 10,3 млн. тонн хлористого калия, а «Уралкалий» – 12,1 млн. тонн. При этом белорусам, при первоначальных планах министерств экономики и финансов по объему экспорта калийных удобрений в 6,5 млн. тонн, в 2014 г. удалось сбыть на экспорт около 9,5 млн. тонн продукции, а размер выручки составил 2,7 млрд. долл. (в 2013 г – 2,05 млрд. долл.). По мнению ряда экспертов, такая тактика, которая продолжает оставаться основной у белорусской компании и сегодня,  вполне может и дальше приносить  выгоду  «Беларуськалию», увеличивая его долю на мировом рынке.   

Впрочем, в нынешнем году резкое падение стоимости нефти, очередной виток мирового экономического кризиса, парад девальваций в мире, пожалуй, охладили пыл обеих сторон. Для Белоруссии, у которой доходы от продажи нефти и нефтепродуктов только в первой половине нынешнего года сократились на треть, а иные статьи экспорта рухнули еще больше, калийная отрасль, по сути, осталась единственной, которая смогла удержаться на плаву – экспорт калийных удобрений в денежном выражении даже вырос на 6,9% до 1,454 млрд. долларов. «Уралкалий» за тот же период потерял  9% – выручка составила 1,562 млрд. долларов.

Проблемы в отрасли уже подтолкнули стороны к возобновлению переговоров о сотрудничестве. Об этом, в частности, недавно заявил и белорусский президент: «Они уже в январе этого года и в конце прошлого нанесли мне большие визиты и просят: давайте снова, то есть возьмите обратно». Действительно, известно, что в апреле 2014 года А. Лукашенко встречался с основным акционером (около 20% акций) «Уралкалия» Д. Мазепиным. Обе стороны согласились с тем, что разрыв общего трейдинга «Уралкалия» c «Беларуськалием» и падение цен на калий не пошли на пользу ни компаниям, ни рынку. Правда, белорусский президент тогда заявил, что  Белоруссия не пойдет на создание в Москве совместных компаний по продаже калийных удобрений – только в Минске. Переговоры должны были продолжиться в нынешнем году, однако на настоящий момент никакой дополнительной информации об этом нет. И, по всей видимости, в Минске не будут форсировать события, особенно на фоне начала строительства комбината в Любани – теперь данный вопрос должен больше интересовать российских производителей.

Необходимо отметить, что, по словам А. Лукашенко, ввод в эксплуатацию Нежинского горно-обогатительного комплекса должно принести государству дополнительный экспорт на сумму около  860 млн. долларов в год. Однако заработает это все еще не скоро, а потому уже сегодня вокруг данного проекта в белорусском обществе возникла масса вопросов и, в первую очередь, – за чей счет он строится, и что он принесет казне?

Как известно, Британская компания «JMC Global Energy plc», принадлежащая М. Гуцериеву, подписала инвестдоговор с правительством Белоруссии о строительстве калийного комбината еще 5 октября 2011 года. Примерно в то же время была учреждена и компания «Славкалий» с первоначальной планируемой мощностью в 1,1 млн. тонн в год и возможным выходом на рубеж в 5-10 млн. тонн. Однако за 4 года превратить Белоруссию в мировую «калийную Мекку» не удалось по весьма простой причине: отсутствие финансирования. Гуцериев изначально рассчитывал на инвестиции со стороны одного из российских банков, однако долгие переговоры, а затем и санкции в отношении российских финансовых учреждений, перекрывшие доступ к дешевым деньгам на Западе, затормозили проект вплоть до нынешнего года, когда на горизонте появился Госбанк развития Китая. Здесь, по мнению большинства аналитиков, и начинается самое интересное.

10 мая 2015 года Минфин Белоруссии, Государственный банк развития Китая, АСБ «Беларусбанк» и «Славкалий» подписали меморандум о взаимопонимании, предусматривающий привлечение «Беларусбанком» кредита на 1,4 млрд. долларов для реализации данного проекта. Причем гарантии по кредиту сроком на 14 лет и с началом выплат через 5 лет под 4,3% годовых предоставило правительство республики. Собственные же инвестиции Группы БИН Гуцериева, его младшего брата и племянника М. Шишханова составят порядка 850 млн. долларов. Проще говоря, получается, что новый комбинат будет принадлежать Гуцериеву, а отвечать за его платежеспособность  будут простые белорусы.

Более того, остается неясным и вопрос получения прибыли. По имеющейся сегодня информации, по условиям кредитного договора практически весь объем калийных удобрений, произведенных на новом комбинате, будет поставляться на китайский рынок до тех пор, пока инвестиции не окупятся (по прогнозам произойдет это не раньше 2029 года). В то же время, в отличие от «Беларускалия», который обязан обеспечивать белорусское сельское хозяйство удобрениями себе в убыток, Нежинский комбинат будет освобожден от этой повинности, как и получит ряд налоговых послаблений: свобода от налога на добычу полезных ископаемых и от пошлин. Единственное, что вменяется в обязанности Гуцериеву – это вложение в развитие социальной сферы в регионе. В этом, пожалуй, для белорусского руководства и кроется главный смысл нынешнего проекта. По словам российского бизнесмена, он должен вложить около 250 млн. долларов в инфраструктуру, промышленность и объекты социального значения.

Как известно, таких денег в белорусской казне нет, а значит, самостоятельно улучшить жизнь своих граждан Минск попросту не может. Поэтому и было решено использовать для решения ряда местных социальных задач российский бизнес. Если добавить к этому создание новых рабочих мест и налоговые поступления, то становится окончательно понятно, почему в Минске решились на подобную сделку. Белорусскому руководству, которое при поиске инвесторов для местной экономики всегда ставило на первый план социальную сферу, сегодня, как никогда прежде, необходимо показать простым гражданам свою заботу о них. Пускай и при помощи инвесторов.  

Само по себе строительство нового горно-обогатительного комбината становится, по сути, новым этапом в экономическом развитии Белоруссии. Никогда прежде официальный Минск не был готов практически даром отдать в руки частному бизнесу собственные ресурсы в обмен на финансирование социального спокойствия в стране. До сего времени государственные и частные интересы всегда имели серьезные нестыковки, что в конечном счете заканчивалось весьма печально для тех, кто решался инвестировать в Белоруссию. Так было с «Балтикой», «Фордом», «Уралкалием» и многими другими компаниями. Сегодня же Минск, дав свои официальные гарантии кредиторам при строительстве фактически частного производства, может открыть новую страницу в своей истории, несмотря даже на то, что пока сложно говорить, насколько новый комбинат будет выгоден экономике.

Местные власти видят выгоду в другом. С одной стороны, проект может подтолкнуть иных российских производителей калийных удобрений к возобновлению сотрудничества, чтобы не упустить момент и не потерять в будущем часть рынка. С другой – это станет сигналом для тех, кто еще готов вкладывать деньги в Белоруссию. К тому же нельзя забывать и о сохранении внутри страны политического имиджа властей – социальную ориентацию, которая так импонирует простым белорусам, официально никто еще не отменял.  В любом случае отрицать того факта, что начавшийся новый этап развития калийной отрасли в Белоруссии будет крайне полезен дальнейшему экономическому развитию республики, никак нельзя.  

Теги: Белоруссия 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:696