«Лесные братья» нацистов как государственные герои постсоветской Прибалтики
06.10.2015 | Роман ХОЛОДОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Министерство иностранных дел России выступило с очередным – далеко не первым и, очевидно, не последним! – протестом против героизации нацизма в Латвии. Поводом к этому заявлению послужило открытие в местечке Иле, находящемся в южной части государства, памятника так называемым лесным братьям. Как известно, такое название взяли себе бандитские группировки, укомплектованные пособниками нацистов и в послевоенные годы терроризировавшие мирное население Прибалтики.      

Героизация уголовников

Уполномоченный МИД России по вопросам прав человека, демократии и верховенства права Константин Долгов заявил: «Стоит напомнить, что действовавшая в Курземе группировка «лесных братьев» преимущественно состояла из бывших членов латвийского легиона «Ваффен СС» и стала виновной в гибели, по разным данным, от 1,5 до 3 тысяч человек, включая мирное население. Вызывает недоумение тот факт, что мероприятие нашло поддержку со стороны официальных лиц государства. На открытии памятника присутствовало около 300 человек, среди которых были представители вооруженных сил Латвийской Республики. С приветственным словом к участникам обратилась председатель Сейма Латвии Инара Мурниеце. Считаем эту очередную циничную акцию восхваления в Латвии приспешников нацистских преступников надругательством над памятью миллионов павших в борьбе с "коричневой чумой"». 

Реабилитация нацистских коллаборационистов – государственная политика Латвии, что лишний раз было подтверждено участием в открытии памятника в Иле председателя Сейма Инары Мурниеце

Откровенно говоря, героизация так называемых лесных братьев дискредитирует маленькое прибалтийское государство ещё сильнее, чем даже пресловутые марши экс-участников легиона «Ваффен» СС на каждое 16 марта. Там, по крайней мере, приводятся хоть и жиденькие, но оправдания в духе того, что «немцы мобилизовали насильно», у «парней не имелось выбора» и т.п. Но как относиться к тем, кто уже в послевоенные годы осознанно терроризировал мирное население, едва только начавшее приходить в себя от военных кошмаров?   

Рижский историк Игорь Гусев сказал автору этих строк: «Надо отдать должное гитлеровцам – они были непревзойденными мастерами диверсионных операций. Умение скрупулезно отобрать, подготовить, обучить, снабдить всем необходимым помогло им при организации специальных групп, предназначение которых состояло в том, чтобы действовать в тылу наступающей Советской армии. Борьба с «лесными братьями» продолжалась до конца 1947 года, потом ее накал стал спадать. О том, чем они занимались, мне известно из официальных документов того времени и со слов очевидцев тех событий. Я люблю спрашивать: «Если «лесные братья» были такими героями, как вы их описываете, то почему же в современной Латвии не снимают фильмы об их подвигах – на основе реальных фактов, естественно. Расскажите о них людям!» Ведь чем должны были, по идее, заниматься «национальные партизаны» при борьбе с оккупантами? Что, например, делали советские партизаны, находившиеся в тылу у нацистов? Взрывали мосты, поезда, казармы, штабы, уничтожали солдат противника и его военную технику…

А каковы были проявления боевой активности «национальных партизан»? С кем они боролись? Представьте себе типичный случай: беззащитный одинокий хутор, где живут жена и семи- и десятилетний сыновья партийного секретаря, находившегося в Риге. Приходят «лесные братья» и зверски их убивают, вырезая на прощанье на лбах мертвых пятиконечные звезды. Что же это вы, национальные герои, с бабами и ребятишками-то воюете? Об их серьезных операциях против частей СА или НКВД я, историк, просто не слышал. Зато знаю массу случаев расстрелов рядовых колхозников, изнасилований девчонок-комсомолок, разграблений продовольственных магазинов. Когда обыкновенный бандитизм преподносится как «борьба с тоталитарным режимом», у любого честного человека это не может вызвать ничего, кроме отвращения».

По мнению историка, в «лесных братьях» не было абсолютно ничего героического: «Разумеется, среди них были люди разные. Встречались и выходцы из нацистских карательных отрядов, которых в случае поимки ожидал в лучшем случае серьёзный срок. Были просто слабые, запутавшиеся люди, дезертиры, мелкие уголовники. Многие пользовались регулярными амнистиями, проводившимися в то время, возможностями явки с повинной. И то, что немало бывших «лесных братьев» и сейчас ходит с гордо поднятыми головами, свидетельствует о том, что «жернова тоталитарно-репрессивного режима» оказались не столь уж всесокрушающими».                  

Отметим, что установка монументов нацистским приспешникам в Латвии происходила и раньше. Так, в 2012 году в Бауске в присутствии школьников открыли памятник бойцам 23-го, 319-го и 322-го полицейских батальонов СД, действовавших на территории республики во время войны.

Аналогичный памятник был установлен в местечке Двиете под Даугавпилсом. На нем красуется надпись: «Бойцам Двиетской роты Илукстского полка Латвийского объединения стражей отечества (партизан). 27/28 сентября 1945 года национальные партизаны заняли Двиете и на время прервали советскую оккупационную власть». Таким образом, оказалась «увековечена» память о налете, в ходе которого бандиты временно захватили местечко, убив двух милиционеров.

По этому поводу выступил с протестом депутат Думы Даугавпилса Юрий Зайцев: «Как следует из материалов 17-й сессии латвийских историков «Национальное сопротивление коммунистическим режимам в Восточной Европе после Второй мировой войны», формирование, названное впоследствии «Латвийским объединением стражей отечества (партизан)» и которое столь «героически» прервало «оккупацию» в Двиете, появилось в декабре 1944 года и возглавлялось католическим ксендзом Антонсом Юхневичсом. Чем же занимался этот божий человек помимо того, что носил рясу и боролся против большевиков? «Во времена немецкой оккупации выдавал немецким учреждениям латвийских советских партизан», – сообщается в приведенной латышскими историками докладной записке. Проще говоря: прислуживал немецким палачам… Подстать были и соратники ксёндза Юхневичса. У этих «стражей отечества» был сформирован «президиум», в составе которого, согласно архивным данным, состояли: Янис Зелчанс (бывший капрал вермахта), Юрис Рудзитис (экс-командир подразделения вспомогательной полиции СД), Оскарс Лидакс и Карлис Зутис (сотрудники полиции СД), Станислав Стродс (капрал Латышского легиона Ваффен СС) и тому подобные личности… Всего в составе подразделений нацпартизан действовало: 2135 бывших членов немецких карательных подразделений и их пособников и 937 бывших легионеров СС».

Действительно, «орлы», как на подбор! Ю. Зайцев указывает: «После капитуляции гитлеровской Германии вышеуказанные персоны в полной мере применили на практике полученные от гитлеровцев навыки. Только за 1945 год «стражи отечества» совершили 154 убийства, 33 диверсии и 230 террористических актов. Но весьма показателен пример такого вот «подвига», вскрывающий цель и характер действий «стражей отечества». Из оперативной сводки 5-й стрелковой дивизии Красной армии: «В ночь на 4 июня 1945 года бандиты напали на Брунавский молочный пункт и вывели его из строя». Видимо, как борцы за независимость «выводили его из строя», всем понятно… Надо отдать должное, совместные истребительные батальоны правоохранительных органов и местных жителей уже к 1947 году отправили этих охочих до молока «стражей отечества» туда, где им место. Увы, но не все вышеперечисленные пофамильно «герои» были казнены. Некоторых «легализовали» в обмен на покаяние. Такова была политика органов внутренних дел после войны – сохранить как можно больше мужчин для поднятия из руин страны, пусть даже они и оступились один раз. Но насколько искренним было покаяние этих «мужчин», если спустя 65 лет «покаявшиеся» ставят себе памятники?»

Высокие награды и мюзиклы в честь нацистских убийц

К слову, свои «лесные братья» имелись как в Эстонии, так и в Литве. Именно с одним из таких «героев» – а звание героя ему официально присудила Литовская Республика! – связана одна особенно «вкусная» история, случившаяся совсем недавно. Спустя 15 лет после того, как состоялась церемония посмертного награждения Офицерским крестом ордена Креста Витиса участника послевоенного антисоветского подполья Пранаса Кончюса, президент Литвы Даля Грибаускайте лишила его этой награды. Пресс-служба президента очень скупо проинформировала, что с Кончюса посмертно сняли орден «с учётом обращения Центра геноцида и сопротивления». Директор этого учреждения Тересе-Бируте Бураускайте утверждает, что ещё в 2001 году Генеральная прокуратура сделал вывод: Пранас Кончюс (подпольная кличка «Адомас») принимал активнейшее участие в акциях, связанных с геноцидом евреев.                    

Детали биографии Кончюса удалось полностью восстановить лишь в последние годы. Будущий палач с мая 1934 по октябрь 1935-го служил в армии Литовской Республики – в 7-м полку князя Бутигейдиса в Таураге, где оказался произведен в унтер-офицеры. После начала Великой Отечественной войны, оказавшись на оккупированной немцами территории, он поступил во вспомогательную полицию, оказавшись в рядах так называемых белоповязочников. Осенью 1944 года, с возвращением советской власти, Кончюс вступил в «лесные братья», в 1947-1951 годах являлся членом штаба отряда «Kardas».    

30 октября 1952 года он вместе с командиром этого отряда Казисом Контримасом попал в деревне Смельте Салантского района в засаду, организованную органами госбезопасности. Кончюсу удалось прорваться, а командир отряда был убит. 6 апреля 1953 года «Адомас» вместе с другими бандитами очутился в окружении в лесу Вайнейкю, но ему снова посчастливилось скрыться. Оставшись один, он прятался в окрестностях Салантай и Крятинги, а также в районе Прекуле в Латвии. С 1956 года Кончюс тайно проживал у крестьянина Пранаса Друнгиласа в деревне Дидейи-Жалимай. Здесь 15 июля 1965 года он и погиб в перестрелке с окружившими усадьбу сотрудниками госбезопасности и милиционерами из Крятинги.

Но ещё до гибели в отношении Кончюса в КГБ Литвы 17 декабря 1963 года было возбуждено уголовное дело. Показания свидетелей, справки из дел уже осуждённых преступников, другие документы составляли более 300 листов в двух томах. В частности, Пранаса Кончюса обвинили в том, что в период службы во вспомогательной полиции он в июле 1941 года принял участие в расстреле около 100 мужчин-евреев в местечке Салантай, а также в расстреле 11 евреев в поместье Шалинас. В деле также указывается, что Кончюс вместе с другими полицейскими сопровождал 70 еврейских женщин из Салантай на место их расстрела в лесу Шатейкю, бил их прикладом винтовки, а позже участвовал в их расстреле. Упоминается и его участие в других казнях – в частности в расстреле 150 еврейских женщин и детей в лесу Шатейкю.

Насильственная смерть этого злодея стала закономерным итогом его преступной жизни. Кто же мог тогда даже в самом кошмарном бреду предположить, что 11 февраля 2000 года указом тогдашнего президента Литвы Валдаса Адамкуса Пранас Кончюс посмертно будет награждён Офицерским крестом ордена Креста Витиса?

Кстати, В. Адамкус в 44-м сам служил во 2-м полку сформированного в Тельшяй «Легиона защиты родины» под командованием полковника вермахта Георга Мадера. Адамкус был назначен переводчиком в штаб батальона. После боев в октябре под городом Сяда будущий президент отступил с остатками легиона на Кретингу и товарным поездом выехал в Германию, чтобы спустя много десятилетий вернуться на родину триумфатором. Неудивительно, что в случае с нацистским прихвостнем Кончюсом «свой увидел своего». Правда, позже справедливость восстановили, – но этот случай оказался одним из немногих.    

Увы, куда более знаковым для Прибалтики является пример другого рода. В 2014 году по городам Латвии прокатился мюзикл «Цукурс. Герберт Цукурс». Человек, носивший это имя, был в довоенной Латвии знаменитым летчиком, а позже, как и Кончюс, подался служить гитлеровцам. Вступил добровольцем сначала во вспомогательную полицию, а потом в печально знаменитую карательную команду Виктора Арайса. Руки Цукурса по локоть в крови: он принимал непосредственное участие в массовых убийствах латвийских евреев в рижском гетто и в Румбульском лесу близ Риги. Лётчик считается соучастником убийства 25 тысяч человек, сохранились леденящие кровь свидетельства очевидцев о его зверствах…

Но таковы уж законы прибалтийского кривозеркалья: надо войти в историю жутким массовым убийцей, чтобы потом про тебя ставили мюзиклы. Мюзиклы, черт побери, вы только вдумайтесь в это!

Пикет против скандального мюзикла, героизирующего фашистского палача, у входа в концертный зал в Риге провел Латвийский антифашистский комитет. Внутрь антифашистов не пустила «толерантная» к неонацизму администрация

_________________

Фото – http://russia-reborn.ru/news/profile/950307.html; http://www.mixnews.lv/ru/politics/news/2015-09-21/185022?comment=true&replyTo=774651

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1137