Если «друг» оказался вдруг, или Об угрозах Реджепа Эрдогана
11.10.2015 | Владислав МАКАРОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Принципиальная позиция России в борьбе с исламским терроризмом на Ближнем Востоке вызывает раздражение у официальной Анкары. Турецкие власти, взяв курс на свержение законного президента Сирии Башара Асада руками экстремистов, приложили руку к распространению на Ближнем Востоке идеологии радикального ислама.

Турция позиционирует себя как ведущую силу в исламском мире и соперничает на этой ниве сразу с двумя исламскими державами – Саудовской Аравией и Ираном. Каждое из этих государств предлагает исламскому миру свою версию политического ислама и своё видение будущего исламского мира.

Саудиты импортируют идеологию ваххабизма и терроризма, и делают это неприкрыто. Союзнические отношения с США позволяют им заниматься этим безнаказанно. Иран старается сплотить исламский шиитский мир, чтобы противопоставить его напористым суннитам. По иронии судьбы шииты проживают в регионах, богатых нефтью и газом (Бахрейн, некоторые районы Саудовской Аравии, Йемен). Радикализация суннитского ислама – вовсе не случайность. Потворствуя Саудовской Аравии, Запад руками суннитских радикалов старается решать свои задачи по устранению геополитических конкурентов. Саудовцы получают от Запада индульгенцию за свои амбиции в исламском мире, а Запад от саудовцев получает радикализацию суннитов, руками которых борется с Ираном – единственным шиитским государством, осмелившимся бросить вызов американской гегемонии.

Турция – суннитское государство и пытается привлечь суннитов на свою сторону, оспаривая духовное лидерство саудовцев. Турция – это светская альтернатива исламскому проекту Эр-Рияда. Таким образом, у Запада две альтернативы для всемирной уммы: светская в исполнении Анкары и радикальная  в исполнении Эр-Рияда. Каждая из них используется в своё время и по назначению и чаще всего комплексно.

Из этой плеяды выбивается Иран. Мало того что это страна с внушительными запасами нефти и газа, она ещё осмеливается и подвергать сомнению доминирование коллективного Запада на планете и на Ближнем Востоке, в частности. Как следствие, Тегеран начал сближение с Россией и Сирией.

Президент Сирии Башар Асад – алавит, то есть принадлежит к течению в исламе, которое сближается с шиизмом. Культурно-религиозное сближение с Ираном Асад дополняет политическим. Динамика ирано-сирийских отношений напугала Вашингтон, и тот делает ход конем: во избежание появления на карте мира геополитической оси Тегеран–Дамаск–Москва он развязывает в Сирии гражданскую войну в исполнении суннитских радикалов.

Иран не остался в стороне и оказывает Дамаску помощь не только разведданными, но и сухопутными войсками. Члены Корпуса стражей исламской революции сражаются в рядах войск Асада против ИГИЛ. Россия тоже не стала «пасти задних», то есть отставать, и приступила к нанесению ракетно-бомбовых ударов по позициям террористов в Сирии. Причем ударов результативных, в действительности наносящих непоправимый ущерб террористам.

Запад же и его турецкий союзник все эти годы (гражданская война в Сирии идёт с 2011 г.) лишь усиленно изображали борьбу с ИГИЛ. За это время инфраструктура ИГИЛ, размах и охват их деятельности не изменился. Широко разрекламированные Пентагоном авиаудары по позициям боевиков были политической клоунадой. На самом деле Запад и Турция управляли всем процессом, направляя разрушительный потенциал исламистов в нужное русло.

Чтобы свергнуть законного президента Сирии Башара Асада, Турция не гнушается поддерживать экстремистов

Российская авиация нашла и подорвала инфраструктуру террористической сети в течение нескольких дней, что по результативности не идёт ни в какое сравнение с тем, чего добились США и Турция. Они, напомню, не столько воевали с ИГИЛ, сколько дистанционно управляли ситуацией.

Турецкий премьер Реджеп Тайип Эрдоган сделал жесткое заявление по Сирии, назвав политику России ошибочной и пригрозив ей потерей друга в лице Турции. Поводом послужило нарушение авиацией ВКС РФ воздушного пространства Турции.

Российская сторона признала факт нарушения, но подчеркнула, что российский самолёт из-за погодных условий находился в воздушном пространстве Турции всего несколько секунд. Анкару эти доводы не устроили. Она явно взяла курс на конфронтацию. Уход Б. Асада необходим Анкаре, как воздух. Без этого её интеграционный проект для исламской умы обречён на провал, потому что позволит возвыситься конкуренту – шиитскому Ирану.

Р. Эрдоган поспешил заручиться поддержкой союзников, намеренно интернационализируя во многом надуманный инцидент с нарушением воздушной границы российской авиацией. Он призвал приравнять любое нападение на Турцию к нападению на НАТО в целом, словно приглашая альянс поучаствовать в провокации. В конце концов, в непростых условиях нарушение воздушной границы соседнего государства возможно. Тем более последовали извинения российской стороны. Однако обращает на себя внимание, что Анкара их не приняла. Пустячный повод она решила использовать для антироссийских выпадов. Неслучайно свое заявление Эрдоган сделал во время визита в Брюссель. Ему явно требовались дополнительные уши, и он нашёл их в лице высокопоставленных европейских политиков.

Затем была ещё одна попытка взять Россию на испуг – заявление Эрдогана во время визита на этой неделе в Японию о том, что Турция откажется и от совместного с РФ проекта строительства АЭС «Аккую», и от поставок российского газа, в т. ч. в рамках проекта «Турецкий поток».

Турция ежегодно потребляет более 27 млрд. кубометров российского газа. Планируемая мощность «Турецкого потока» – 32 млрд. Выгоды для Турции слишком очевидны, чтобы воспринимать слова Эрдогана всерьёз. В долгосрочной перспективе Анкара может диверсифицировать импорт газа, но тогда и Россия сможет диверсифицировать его экспорт, заменив Турцию кем-то другим.

Разрыв газовых контрактов сулит многомиллиардные убытки не только России, но и Турции, и вряд ли турецкое правительство легко пойдёт на такой шаг. Перед Анкарой явная дилемма: менять ли свой сирийский проект по свержению Асада на российский газ? Если она поставит политические амбиции выше здравого смысла, то повторит судьбу Болгарии, отказавшейся от перспективных газовых проектов с Россией и понесшей существенные убытки.

Антироссийские припадки с Турцией случаются не впервой, как и её соучастие в пестовании террористического интернационала. В 1990-е турецкая разведка приложила руку к провоцированию конфликта в Чечне, где радикальный ислам сыграл не последнюю роль. Турецкие «серые волки» находились среди северокавказских боевиков, участвовали в боях против российских солдат.

Отдельный разговор – политика Анкары в отношении крымских татар. В те же 1990-е радикальное крыло крымских татар выступало с русофобскими лозунгами и участвовало в боевых действиях в Чечне. Турция тогда очень плотно опекала крымско-татарское движение и наверняка задавала там соответствующий идеологический тон. Антироссийский курс «меджлиса» Джемилева и Чубарова Анкара и сам Эрдоган активно поддерживают и сегодня, после того как Крым воссоединился с Россией. Не случайно именно в турецкой столице недавно прошел всемирный съезд крымских татар, отметившийся рядом резких антироссийских заявлений.

Анкара делает ставку на силовое отстранение Асада от власти. Как и её партнеры по НАТО, она отказывается делиться с Россией разведданными о дислокации объектов ИГИЛ, как и сообща бороться против терроризма на Ближнем Востоке. На чьей стороне правда в этой ситуации, видно невооруженным глазом.

* * *

Утром 10 октября в турецкой столице произошел теракт. Несколько взрывов прогремели близ железнодорожного вокзала в Анкаре перед началом антивоенного митинга. Число жертв составило около 90 человек, еще почти 200 человек находятся в больницах. «Осуждаем эту чудовищную акцию, выражаем глубокие соболезнования родным и близким погибших, желаем скорейшего выздоровления пострадавшим», – подчеркивается в заявлении официального представителя МИД РФ Марии Захаровой. Высказана твердая убежденность в том, что «организаторы и исполнители этого зверского преступления должны понести заслуженное наказание».

В заявлении представителя МИД РФ обращает на себя внимание призыв сделать необходимые выводы из отказа западных стран, а также Турции от хорошо известных предложений России о формировании широкой антитеррористической коалиции. Совершенный в Анкаре теракт еще раз подтвердил «высшую приоритетность борьбы с терроризмом и его многочисленными структурами в регионе, необходимость объединения усилий всех региональных и внерегиональных партнеров. При этом следует отбросить сиюминутные конъюнктурные интересы (в том числе те, о которых шла речь в настоящей статье. – В.М.), сконцентрировав всё для решения главной задачи – победы над террористами».

Анкара, 10 октября… Преступники лишь наглеют, видя, как ведущие страны мира не в состоянии договориться о скоординированных действиях в борьбе с международным террором

––––––––––––––––

Фото – http://www.interfax.ru/photo/2418/27350

Рейтинг Ритма Евразии:
0
1
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2898