Грозит ли Средней Азии война за воду?
23.10.2015 | Кирилл СОКОВ | 00.20
A
A
A
Размер шрифта:

В середине октября интернет взбудоражила новость о том, что президент Узбекистана Ислам Каримов пригрозил начать войну с горными республиками Средней Азии в случае, если они совместно с Россией продолжат строить крупные ГЭС, угрожающие национальной безопасности его страны. В действительности ничего подобного И. Каримов не говорил и, более того, вообще не делал на этот счет в последнее время никаких заявлений. Однако информационный фон, возникший вокруг этого «вброса», свидетельствует, что подобное развитие событий вовсе не исключено.

9 октября информационное агентство REGNUM, освещая переговоры президентов Узбекистана И. Каримова и Туркмении Г. Бердымухаммедова, сообщило, что официальный Ташкент выступает против строительства Рогунской ГЭС в Таджикистане и Камбаратинской ГЭС в Киргизии, которое способно вызвать дефицит поливной воды. Комментируя результаты переговоров, агентство отметило, что «президент Ислам Каримов в ходе визита в столицу Казахстана 7 октября 2015 года заявил, что водно-энергетические проблемы в Центральной Азии в будущем «могут усугубиться до такой степени, что вызовут не только серьезное противостояние, но даже войны» и призвал «проводить всестороннюю международную экспертизу прежде, чем начать возводить или подписывать с какими-то великими государствами документы о строительстве ГЭС». Однако никакого визита И. Каримова в Казахстан 7 октября не было. В этот день в Ташкент прилетел Г. Бердымухаммедов, переговоры с которым состоялись 8 октября.

Проблема использования водно-энергетических ресурсов региона в ходе визита Г. Бердымухаммедова действительно затрагивалась, но отнюдь не в контексте возможной региональной войны. В сообщении по итогам переговоров, опубликованном 8 октября пресс-службой президента Узбекистана, отмечается, что «наши страны также имеют единые позиции в вопросе использования вод трансграничных рек. Подчеркивалось, что касающиеся водно-энергетической сферы вопросы должны рассматриваться на основе общепризнанных норм и принципов международного права, с учетом интересов всех государств региона и с участием международных организаций. Было отмечено, что при решении вопросов строительства крупных гидроэнергетических сооружений на трансграничных реках необходимо полностью соблюдать требования соответствующих конвенций ООН». Ни о какой угрозе военных действий или даже обострения межгосударственных отношений в этом сообщении не говорится.

Тем не менее в русскоязычном интернете информация распространилась именно в версии, в соответствии с которой И. Каримов угрожает войной в случае продолжения строительства ГЭС. «Газета.ru», например, 12 октября писала, что «в Средней Азии может начаться война, если Киргизия при помощи России продолжит строительство гидроэлектростанций на трансграничных реках. Об этом предупредил президент Узбекистана Ислам Каримов. Каскад ГЭС оставит арыки без воды, а Аральское море высохнет». При этом издание ссылалось на официальное сообщение, размещенное пресс-службой президента Узбекистана на своем сайте, которого в действительности не было. Тексты схожей тематики широко разошлись по интернету, прогнозируя скорое начало в регионе войны за водные ресурсы.

При этом официальный Ташкент, как заметила «Фергана.ru», опровергать эту информацию не спешил. Почему? Возможно, потому, что, хотя подобных заявлений И. Каримов и не делал, развернувшаяся информационная кампания выгодна Узбекистану, поскольку тем самым оказывается давление на Россию, Киргизию и Таджикистан в вопросе строительства гидроэлектростанций в верховьях рек.

О возможности в Средней Азии войны из-за сооружения ГЭС И. Каримов говорил три года назад, 7 сентября 2012 г. во время визита в Казахстан. На пресс-конференции по итогам переговоров он заявил, что «те, кто живут наверху, я имею в виду Таджикистан и Кыргызстан, они заинтересованы в энергетическом использовании стока. Но, к сожалению, они забывают, что Амударья и Сырдарья – это трансграничные реки. Водные ресурсы могут стать проблемой, вокруг которой обострятся отношения в Центрально-Азиатском регионе. Все может усугубиться настолько, что это может вызвать не просто религиозное противостояние, а войны».

На тот момент вопрос использования трансграничных рек был гораздо более актуальным. Таджикистан, не сумевший договориться с Россией, пытался собственными силами достроить Рогунскую ГЭС, а РФ активно обсуждала с Киргизией перспективы строительства Камбаратинской ГЭС-1. Поэтому повод для беспокойства у Ташкента, которому дефицит воды грозит социальным взрывом, действительно был.

Противоречия между «верхними» (Киргизия, Таджикистан) и «нижними» (Узбекистан, Казахстан, Туркменистан) республиками Средней Азии по поводу использования водных ресурсов возникли давно. Специфика ситуации в регионе связана с тем, что около 80% водных ресурсов формируется на территории Киргизии и Таджикистана, а потребляется Казахстаном, Узбекистаном и Туркменией. Большая часть водостока в регионе формируется за счет двух трансграничных рек – Амударьи и Сырдарьи, которые берут начало в горах Киргизии и Таджикистана. На территории Казахстана, например, сток Сырдарьи формируется всего на 6%, а водозабор из нее составляет 38%. Особенно сильно от стока рек зависит Узбекистан, большая часть населения которого проживает в сельской местности и тесно связана с хозяйством, зависящим от поливного земледелия. Все попытки урегулировать водные проблемы путем взимания Киргизией и Таджикистаном определенной платы за пользование водными ресурсами пока не принесли никаких результатов.

Положение усугубляется экологическим кризисом, нарастающим в течение последних десятилетий. В его основе лежат несоответствие природно-климатических ресурсов региона быстрому приросту его населения и нерациональная система хозяйствования. За 1960-2000 гг. общий объем водозабора в Центральной Азии увеличился вдвое. 90% этой воды расходуется на земледелие, которое производит около ⅓ ВВП региона. В течение ХХ века орошаемая площадь на душу населения, численность которого быстро росла, сократилась более чем в три раза (с 0,6 до менее, чем 0,2 га). В итоге всё большая часть сельского населения Средней Азии оказывается в условиях, в которых оно не может удовлетворить свои минимальные потребности.

В регионе не хватает не только поливной, но и питьевой воды. В целом обеспеченность питьевой водой в Средней Азии составляет 62-90% от бытовых нужд населения в городах и 70-76% в сельской местности. Доступ к безопасной питьевой воде не имеют около трети жителей региона. При этом в Средней Азии наблюдается крайне высокий уровень расхода воды на душу населения, в 10-20 раз превосходящий аналогичные показатели в развитых странах. К значительным потерям приводит неэффективность используемых технологий. В Киргизии, например, из-за нерационального использования теряется до трети водных ресурсов.

Прогнозы развития ситуации в среднесрочной перспективе выглядят крайне неутешительными. По оценке эксперта Всемирной продовольственной организации ООН В. Духовного, в условиях глобальных изменений климата и дальнейшего роста населения уже к 2030 году крупнейшая по населению страна региона Узбекистан не сможет обойтись без дополнительных водных ресурсов. Положение крайне осложняет быстрое таяние ледников в горах Памира и Тянь-Шаня, питающих истоки Амударьи и Сырдарьи. К 2020 году, когда ледники потеряют критическую массу, ситуация с нехваткой воды обострится. Площадь орошаемых земель на одного человека в Узбекистане уже сейчас составляет 0,16 гектара, что ниже минимальной международной нормы 0,2 гектара. В результате увеличивать площади орошаемого земледелия станет практически невозможно, а население продолжит расти, что в условиях отсутствия других источников доходов приведет к социальному взрыву.

Однако и у Киргизии, и Таджикистана есть свои жизненно важные интересы. В отличие от Узбекистана, они не имеют собственных запасов нефти и газа и вынуждены их закупать. Ташкент является монопольным поставщиком газа для «верхних» стран, не стесняясь использовать это как рычаг политического давления. Значительной части населения «верхних» стран зима ежегодно грозит бедствиями. В отсутствие другого топлива для обогрева домов используется электричество, а увеличить его выработку нельзя, так как сброс воды в зимний период приведет к тому, что летом Казахстану и Узбекистану ее не хватит для орошения полей. Многочасовые отключения электричества зимой стали в Киргизии и Таджикистане уже привычным делом. Строительство же крупных ГЭС даёт этим республикам шанс не только покончить с дефицитом электроэнергии, но и начать ее поставки на экспорт.

Состыковать интересы «верхних» и «нижних» стран региона в этой ситуации очень сложно. Поэтому вероятность военного столкновения из-за распределения воды после громкого заявления, сделанного И. Каримовым три года назад, оценивалась экспертами как достаточно высокая. Так, 26 июня 2012 г. главком Сухопутных войск России генерал-полковник Владимир Чиркин на заседании комитета Совета Федерации по обороне и безопасности заявил, что «в связи с прогнозируемым обострением межгосударственных противоречий в сфере энергетики, водо- и землепользования в странах Центральной Азии могут возникнуть локальные вооруженные конфликты с участием Узбекистана, Таджикистана и Киргизии».

В прогнозе президента Международной кризисной группы Луизы Арбор «10 войн 2012 года», опубликованном в декабре прошлого года в  Foreign Policy, отмечалось, что конфликт между Таджикистаном и Узбекистаном по поводу распределения водных ресурсов является межгосударственным и может перерасти в военное противостояние. Американское интернет-издание Eurasia Net наиболее вероятными войнами в Центральной Азии и на Кавказе считает вооруженный конфликт между Арменией и Азербайджаном за Нагорный Карабах, возобновление гражданской войны в Таджикистане и столкновение между Узбекистаном и Таджикистаном.

Поскольку обострение в Средней Азии военно-политической ситуации России в условиях продолжающихся конфликтов в Сирии и на Украине совершенно ни к чему, ей придется с новыми силами побуждать «верхние» и «нижние» страны региона к поиску надежного компромисса. Тем более что среди и тех, и других есть союзники РФ по ЕАЭС и ОДКБ.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1954