«Парижа» будто и не было
26.10.2015 | Виктор КОРНЕЕВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Как известно, на той части Украины, которая контролируется Киевом, приближаются местные выборы. На этом фоне премьер-министр А. Яценюк, чья партия «Народный фронт» уже который месяц демонстрирует убедительный электоральный рейтинг в 1%, почему-то озаботился проведением выборов в Донбассе. При этом сделанное им заявление о четырех условиях таких выборов по своей сути переносит нас в недавнее прошлое.

Яценюк покладисто сообщил, что выборы в Донбассе, конечно, надо провести. И для этого необходимо принять отдельный закон. Но…

Стоп! Прежде, чем продолжить, давайте уточним, что любое, в буквальном смысле любое «но» автоматически отбрасывает Киев в «допарижскую» ситуацию. Напомним, что ситуация, предшествовавшая парижским переговорам, могла в лучшем случае называться патовой. Или попросту безысходной. Безысходной она была, прежде всего, из-за позиции Киева. Именно к такой позиции возвращает Киев любое «но», поставленное после перечисления парижских предписаний, которые должны быть выполнены без каких-либо дополнительных условий.

Между тем как раз дополнительные условия и были перечислены Яценюком после вышеуказанного «но». Для начала, сказал Яценюк, должны быть выполнены минские договорённости. Постойте, но ведь минские договоренности в парижской версии – это как раз и есть проведение выборов в Донбассе по отдельному закону. То есть у Яценюка получается приблизительно следующее: для выполнения минских договорённостей сначала необходимо выполнить минские договорённости. Да уж не Кличко единым славится Украина.

Этим неизящным примером тавтологии дело не исчерпывается. Потому что, по утверждению Яценюка, есть и ещё условия. Например, полтора миллиона временно перемещённых лиц, зарегистрированных на Украине, должны получить право выбирать местные власти Донецка и Луганска. А ещё выборы должны «чётко соответствовать украинскому законодательству». И, наконец, необходимо допустить не только киевско-украинские СМИ в Донецк и Луганск, но и киевско-украинские политические партии вместе с их кандидатами в местные органы власти.

Строгости ради необходимо признать: проблематичность этих «условий» – отнюдь не в деталях. Хотя детали, конечно, важны: как выборы могут не соответствовать украинскому законодательству, если именно ВР должна принять особый закон о выборах на неконтролируемых киевским режимом территориях Донбасса? На каком основании полтора миллиона не имеющих отношения к нынешним Донецку и Луганску людей должны получать право выбора? И если СМИ народных республик и тамошние партии с кандидатами не допущены к выборам на Украине, состоявшимся 25 октября, то почему диаметрально противоположные условия должны быть соблюдены для киевско-украинских СМИ и политических партий? Вопросы почти риторические, не так ли?

И всё-таки, повторим, главная проблема не в них, а в самом факте их выдвижения, уже не повторного, а бог знает какого по счёту. Ведь итог Парижа заключался в формулировании перечня обязательных к незамедлительному выполнению предписаний, без которых весь минский процесс теряет смысл. Потребность в таком формулировании возникла как раз потому, что Киев занимался выставлением дополнительных условий, обессмысливая минский процесс в формате, зафиксированном в «Комплексе мер...». И вот теперь, после того как фактически специально для Киева был проведён особый раунд переговоров в Париже, киевская власть опять заводит старую пластинку, даже не особенно утруждаясь изобретением новых придирок – сойдут, дескать, и старые. Будто бы и не было никакого Парижа.

Тогда, до Парижа, было очевидно: Киев всеми силами затягивает процесс для того, чтобы в итоге сорвать его. Казалось, парижский итог заблокировал эти попытки, но, судя по всему – лишь казалось. Озвученная премьер-министром Яценюком позиция – это откровенное продолжение работы на срыв минских соглашений. Тактика тоже вполне очевидна: на каждый пункт парижского итога наслаиваются неоговоренные «дополнительные условия», а в результате Киев избавляется от зафиксированных в Париже обязательств.

Напомним: в эти обязательства входили не только проведение выборов в Донбассе по специально принятому закону, но и полная амнистия участников событий в ЛДНР, принятие поправок в Конституцию Украины в согласованной с ЛДНР редакции, обеспечивающей Донбассу особый статус. И по каждому из перечисленных обязательств Киев уже после Парижа успел сформулировать «дополнительные условия» и продемонстрировать ориентацию на саботаж решений, принятых в нормандском формате.

Это особенно заметно на фоне последовательного выполнения народными республиками своей части обязательств. Так, их руководство перенесло назначенные на октябрь-ноябрь собственные местные выборы. Не посчитавшись с очевидными негативными для внутреннего имиджа последствиями, главы ЛДНР выполнили свои обязательства и перенесли выборы на февраль и апрель 2016 года. В ЛНР, по некоторым сообщениям, уже начали вещать украинские СМИ. Кроме того, вооружённые силы республик продолжают отвод вооружений от линии соприкосновения, выполняя дополнительные договорённости: это был вынужден признать даже Порошенко.

Чем же отвечает Киев? Заявлениями о том, что также отводит вооружения калибром менее 100 мм. Однако попутно с этими заявлениями киевские войска постоянно устраивают «боевые проверки» силам ЛДНР: 20 октября, например, попытались – безуспешно, естественно – штурмовать Донецк. А несколькими днями раньше Киев сорвал обмен пленными с ЛНР, что тоже слабо укладывается в логику «выполнения обязательств». Киев, как уже говорилось, возобновил свои виляния по поводу проведения выборов в Донбассе. Он категорически отказывается приступать к переговорам с ЛДНР для согласования изменений в Конституцию и деталей спецзакона о выборах.

Киев на самом высоком уровне продолжает использовать милитаристскую риторику, и хотя новые волны мобилизации пока не объявляются, всё равно постоянно подчёркивается: от идеи «победы» над Донбассом в Киеве и не думают отказываться. Как иначе расценивать нескрываемую радость Порошенко в связи с намерением США предоставить Киеву очередную партию вооружения? Странновато слышать от «президента мира» во время с таким трудом установленного перемирия заявление о том, что он гордится получением этого оружейного вспомоществования.

Итак, можно говорить о том, что Украина и после Парижа стремится только к одному: найти повод и возможность не выполнять минские договорённости. Любой ценой оттягивать выполнение политических пунктов соглашений, вилять, цепляться к деталям, «включать дурачка» – все средства считаются в Киеве подходящими для того, чтобы не дать ситуации сдвинуться с мёртвой точки.

О том, что Киев не собирается выполнять минские соглашения даже после парижской «головомойки», говорят всё чаще. Звучат утверждения, согласно которым Верховная рада не только не хочет, но просто не в состоянии принимать решения, которые позволили бы контролировать выполнение минских договорённостей. В этом контексте можно даже допустить, что лично Порошенко, испытавший на себе в Париже полный спектр давления со стороны «европейських друзив», уже и готов выполнить хотя бы какие-то из минских требований, но, как сам сказал, без помощи парламента он не в состоянии это сделать. А помощи от нынешнего парламента не приходится ждать даже ему.

Конечно, не факт, что Киеву удастся возобновить боевые действия в том объёме, который позволит с новой интенсивностью насиловать общественное сознание украинского населения милитаристской пропагандой и списывать все экономические провалы на действия «агрессора». Однако, судя по всему, правителей киевского режима устроит и «замороженный» вариант, при котором ЛДНР останутся бесправной территорией с невнятным статусом, живущей под постоянной угрозой новых обстрелов.

Так или иначе, но сегодня поведение Киева ничем не отличается от «допарижской» линии: саботаж любыми доступными способами под повторение мантр о «необходимости выполнения минских договорённостей».

Рейтинг Ритма Евразии:
1
1
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2915