Прибалтийские элиты пытаются нажиться на «советской оккупации»
07.11.2015 | Вячеслав САМОЙЛОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

На днях государства Прибалтики предприняли очередной акт «троллинга» Российской Федерации, к которой, как известно, прибалты испытывают глубочайшую неприязнь. Из пыльного мешка вновь извлекли обтрепанный жупел «оккупации» и предъявили его россиянам. Более того, Рига, Вильнюс и Таллин рассчитывают – по крайней мере, на словах! – вытрясти с «оккупантов» многомиллиардную сумму. Мысль об этих деньгах за минувшие годы стала своеобразной idee fixe местных политиков, грея их души сладкими мыслями о большом куше.

Гоните деньги!

Итак, в Риге в здании Министерства юстиции Латвии прошла конференция «Почему необходимо подсчитать причиненный советской оккупацией ущерб?». В ее ходе министры юстиции трех стран подписали меморандум, в котором они договорились «о деятельности по предъявлению требований о возмещении советского оккупационного ущерба». Глава литовского Минюста Юозас Бернатонис посулил, что прибалты обратятся со своим требованием в «международные инстанции», а его эстонский коллега Урмас Рейнсалу подчеркнул, что «Российская Федерация является непрерывным преемником оккупировавшего страны Балтии Советского Союза».                                       

В свою очередь, министр юстиции Дзинтарс Расначс патетически воскликнул: «Опустошение, которое странам Балтии нанёс оккупационный тоталитарный режим СССР, никогда невозможно будет полностью компенсировать! Однако компенсация законна и обязательна – как чтобы возместить совершённое беззаконие, так и чтобы в дальнейшем гарантировать стабильность в стране и безопасность». Министр, кстати, повторил избитую «отмазку» местных политиканов, привыкших объяснять нищету в регионе, развал экономики и массовое бегство людей в другие страны, «тяжким советским наследием».

Нужно отметить, что «оккупация» для прибалтийских политических элит выступает в роли магической карты, которую они любят выкладывать практически постоянно. Когда требуется объяснить практически любую беду государства, политики ссылаются на «тяжёлое оккупационное наследие». По мнению Д. Расначса, «если бы оккупации Балтийских стран не произошло, то наш уровень жизни был бы сейчас, как минимум, на одном уровне с Финляндией». Чиновник стенает: «Но мы видим, что у нас одни убытки. Чтобы компенсировать это, нам необходимы долгие годы».

В качестве первого шага министры договорились о согласовании методик оценки «ущерба». Затем планируется совместно сформулировать иск и подготовить предъявление конкретных требований. Совместное заявление гласит: «Мы, министры юстиции Балтийских стран, декларируем, что пришло время определить свое отношение к прошлому и утвержденными наукой методами определить ущерб, понесенный из-за тоталитарного коммунистического режима советской оккупации». Глава латвийской Комиссии по подсчету ущерба от оккупации СССР Янис Томелс подчеркнул, что «вместе страны Балтии могут лучше противостоять России». Правда, как он признал, конкретные требования о компенсациях страны всё-таки будут предъявлять по отдельности, на основе двусторонних отношений. «Российская политика в Балтии всегда была по принципу «разделяй и властвуй». Есть также мальчик для битья – какое-то из наших государств, и есть какая-то хорошая на тот момент страна. Я думаю, что нам надо быть более координированными, чтобы как можно лучше в будущем избегать таких ситуаций», – указал Я. Томелс.

Стоит отметить, что в Латвии «подсчет ущерба от оккупации» превратился фактически в национальный вид спорта – соответствующая комиссия работает уже много лет и никак не может прийти к окончательному результату. На данный момент её члены насчитали 300 миллиардов евро, которые, по их мнению, Россия должна выплатить Латвии – но, возможно, эта сумма ещё вырастет. Претензии Литвы в два раза больше: 800 миллиардов долларов США, или по нынешнему курсу 730 миллиардов евро. Эстония пока какую-либо конкретную цифру не вывела, но в ближайшее время готова последовать примеру своих соседей. «Международное право ясно говорит, что оккупированные страны имеют право потребовать возмещения ущерба у тех стран, которые оккупировали их и нанесли ущерб. Это наше право потребовать компенсаций и извинений. Извинений от соседа, который не признает, что какие-то преступления вообще были совершены», – пыжится У. Рейнсалу.

Тест на лояльность

В России всю эту эскападу восприняли большей частью юмористически. Так, вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин привел цитату из гайдаевской экранизации «Двенадцати стульев». Там, как известно, Остап Бендер на просьбу беспризорника, указавшего ему дом Эллочки-Людоедки, добавить сверх оговоренного рубля отрезал: «От мертвого осла уши – получишь у Пушкина! До свидания, дефективный…» Рогозин завершил свой твит аналогичной репликой в адрес тех, кто ждет компенсаций: «От мертвого осла уши получишь, дефективный!»   

Тут нужно отметить, что самоощущение балтийских элит довольно сильно замешано на ксенофобии и потребности обладания «своей землей». В немалой степени это объясняется тем, что в течение почти всей своей истории Прибалтика входила в состав других империй и государственных образований. Исключение составляют литовцы, у которых в средневековом прошлом было собственное мощное государство – но и у них имеется комплекс неполноценности, связанный с тем, что времена Великого Княжества Литовского остались в далеком прошлом. И когда дважды в течение XX века эстонцам, латышам и литовцам позволили обзавестись такими игрушками, как условно «независимые государства», гербы, гимны и прочие атрибуты самостийности, это стало для них величайшим счастьем. Ради него они с готовностью поступились многим: отказались от развитого советского промышленного наследия, не стали возражать, когда их соплеменники в огромном количестве стали разбредаться по белу свету через открывшиеся границы.

Однако остался огромный комплекс неполноценности и желание свалить на кого-то вину за свои беды. Лучшего кандидата, чем Россия, казалось бы, не найти – тем более что третировать РФ прибалты начали еще в начале 1990-х, когда она была крайне слабой и казалась неизлечимо больной. В связи с тем, что Россия представлялась удобной «боксёрской грушей», из неё начали лепить «векового врага», который, дескать, с самого начала времен угрожал «свободолюбивым народам Балтии».

Российский историк Владимир Симиндей недавно выпустил в свет научную монографию «Огнём, штыком и лестью. Мировые войны и их националистическая интерпретация в Прибалтике». По его словам, поощрение в Латвии на государственном уровне антироссийской пропаганды (в том числе с помощью преднамеренного полного отождествления России и СССР периода 1930–1950-х гг.) оказало существенное воздействие не только на академическую и университетскую историческую науку, но и на содержание преподавания школьных курсов истории. «Внимательное изучение учебной литературы, изданной за последнюю четверть века, показывает, что у латвийских учащихся должно складываться весьма своеобразное представление об образах латышей, восточных славян, Руси, русских и России, особенно в период мировых войн ХХ века», – заявил эксперт.  

Свои впечатления от чтения латышских учебников истории В. Симиндей изложил следующим образом: «Централизация России как крупного государства с «агрессивными устремлениями» повлекла за собой настойчивые попытки овладеть прибалтийскими землями». Под таким углом здесь нынче рассматривается и Ливонская, и Северная войны, принесшие, мол, «неслыханные бедствия» латышского народу (хотя, вообще-то, затруднительно говорить о самом существовании единого латышского народа ещё в XVI веке). Столь же однозначно описываются в учебниках события «русского периода» в истории Прибалтики (XVIII-XIX вв.) – строго с негативной стороны. Эксперт отмечает, что о советских временах в истории Латвии учебники сообщают опять же в максимально черном свете, зато оправдывают латышских коллаборационистов, служивших под знаменами Гитлера.    

Концепция «оккупации» понадобилась для того, чтобы снять с себя любую историческую ответственность: за пронацистский коллаборационизм, за нынешний низкий уровень жизни в странах Балтии, за неравноправное положение местного русского населения, которое объявили «потомками оккупантов». Более того, признание «оккупации» является здесь главным тестом на лояльность, посредством которого «свои» отделяются от «чужих». Свидетельствует латвийский оппозиционный политический активист Владимир Линдерман: «Хочу объяснить ситуацию не только с государственной точки зрения, но и с точки зрения простого человека. Оккупация – это лишь проверка. Кто сказал – да, была оккупация, тот наш, то есть – направо. А кто не хочет это сказать, то чужак, убирайся из нашей церкви! Нет никакой связи с исторической истиной. Человек либо лоялен, либо нет. Сегодня я категорически отрицаю, что была оккупация, так как я не хочу подчиняться произволу государственной идеологии. То, что случилось в 1940 году, было геополитическим решением ситуации с позиции силы. Но это не было преступлением. Так думает большинство русских жителей».

Так подавляют инакомыслие

Сейм Латвии в прошлом году утвердил закон об уголовной ответственности за так называемую «тривиализацию советской агрессии». Согласно данному законопроекту, наглец, осмелившийся покуситься на «оккупацию», – этот главный государственный идол, посмевший отрицать её или даже отзываться о ней иронически, рискует потерять свободу на срок до трех лет. В. Линдерман разъясняет: «Цель в данном случае состоит не в том, чтобы посадить треть страны в тюрьмы. Цель – изменить общественное сознание в желательную для власти сторону. Рассмотрим простую ситуацию. Допустим, учитель истории в русской школе обронил на уроке фразу, что вопрос оккупации слишком эмоционально раздут, превращен в «священную корову», недоступную для нормального исторического анализа и т.п. И найдется кто-то из коллег, который напишет донос в Полицию безопасности: мол, налицо факт «грубой тривиализации». Полиция начнет уголовный процесс. Вызовет на допрос учителя, других учителей, директора школы, родителей учеников... Нет, никому иголки под ногти загонять не станут, все будет очень вежливо и корректно, даже отвечать на вопросы разрешат на родном для подозреваемого или свидетеля языке. Но дело в том, что для рядового обывателя уже сам вызов в полицию (даже в качестве свидетеля) – это потрясение. И допрошенные учителя будут ненавидеть своего коллегу-историка, потому что именно он стал причиной испытанного ими эмоционального дискомфорта».

Эксперт резюмирует: «В результате полиция тихо закроет дело, не найдя состава преступления. Директору школы «наверху» посоветуют: или увольняй своего «историка» под каким-то благовидным предлогом, или серьезно поговори с ним, чтобы не допускал впредь таких «оплошностей». Директор вызовет учителя и скажет ему: я за вас двумя руками, Петр Петрович, вы же знаете, что я на самом деле думаю, что мы все думаем... Но – школе срочно нужен ремонт, нужна спортплощадка, необходимо европейское финансирование... К нам благоволят – пока еще благоволят! – мэр, президент, министерство... Половина наших учителей не владеют госязыком на должном уровне, и, если к нам пришлют языковую инспекцию, это будет катастрофа... Я очень прошу вас, Петр Петрович, впредь не допускать, и весь наш дружный коллектив просит вас не допускать... И так далее. Учитель либо уволится, либо смирится. И ученики больше никогда не услышат на уроках истории ни «оскорбительных сомнений», ни «грубых тривиализаций», не говоря уже об «отрицании», «оправдании» и "прославлении"».

В. Линдерман резюмирует: «Так работает современная система подавления инакомыслия. Она опирается не на прямое насилие, а на трусость и конформизм. Националисты махнули рукой на взрослое русское население Латвии: все равно не переделаешь, не заставишь верить в «советскую оккупацию». А вот детей из русских семей еще можно и нужно воспитать в «правильном» духе».

Однако за требованиями о «компенсациях» стоит не только стремление лишний раз «оттоптаться» на восточном соседе, но и довольно наивная надежда, а вдруг удастся «срубить» денег «по-легкому»? Латвийский правозащитник и общественный деятель Александр Гапоненко указывает: «Страны Балтии до сих пор не оправились от кризиса 2008 года, в отличие от остальной Европы. И для того, чтобы успокоить население, отвлечь людей от насущных проблем, возникают такие фантомы, как предъявление к России экономического иска. Заявляется «о десятках миллиардов, которые вот-вот поступят в бюджет, после чего всё наконец-то будет хорошо». Более того, как свидетельствует А. Гапоненко, находятся люди, которые всерьез питают такие надежды: «Русское население этому не верит. Но часть латышей – да, поскольку эта часть «отсоединена» от остального мира. Запрещён целый ряд российских телеканалов, газеты на латышском языке находятся под полным контролем властей, газеты на русском также в последнее время попали под пресс».

Понятное дело, что пока в России правит нынешняя власть, прибалты могут рассчитывать лишь на те самые «ослиные уши». Но выставляя свои претензии, они всерьез рассчитывают, что нынешние президент РФ, правительство и Госдума – ненадолго. Мол, Москва не сможет долго выносить тяготы новой холодной войны с Западом, сдастся и капитулирует. А там последует «майдан» или госпереворот, который вынесет к рычагам управления новых «демократических, рукопожатых политиков» – они и распорядятся выплатить прибалтам все требуемые ими суммы.

На это надеются не только сами прибалтийские власти, но и их болельщики, вроде небезызвестного российского «историка» Бориса Соколова. Последний по радио «Свобода» так и заявил: «Мне кажется, перспективно начать переговоры, но не с нынешним режимом, потому что он в них вступать не будет. А если в исторической перспективе в России будет демократический режим, с ним можно попытаться договориться».

Что ж, мечтать, как известно, не вредно…

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:902