Оказывается, «Северный поток-2» - это «удавка» для Украины
18.11.2015 | Алексей ЧИЧКИН | 00.20
A
A
A
Размер шрифта:

«Газпром» достиг принципиальной договоренности о сооружении «Северного потока-2» с германскими E.ON и BASF/Wintershall, англо-голландской Shell, австрийской OMV и французской ENGIE. У всех этих компаний имеются доли в международной проектной компании New European Pipeline AG, где контрольная часть (51%) принадлежит «Газпрому».

Почему европейские предприниматели включаются в проект «Северный поток» («Nord Stream»)? Отвечая на этот вопрос, председатель совета директоров и исполнительный директор австрийской OMV Райнер Зееле пояснил, что его компании хотелось бы повысить безопасность поставок природного газа, учитывая тот факт, что в прошлом наблюдались перебои с поставками газа из России на рынки Западной Европы именно из-за транзита. «Мы можем достичь высочайшего уровня безопасности поставок в рамках проекта «Северный поток-2», так как этот газопровод напрямую соединяет европейский газовый рынок с российскими газовыми месторождениями, где очень высокий уровень добычи», – убежден Р. Зееле. Наверняка этими же соображениями руководствуются и другие участники проекта.

Пока до 55% объема российского газоэкспорта проходит транзитом через Украину. Такова, напомним, конфигурация экс-советской газопроводной сети, сформированной в 1970–1980-е годы. В американском Госдепартаменте возможности создания нового евроазиатского газопровода «Северный поток-2», обходящего Украину, и поддержка этого проекта со стороны ведущих компаний финансово-промышленных стран Евросоюза вызвали негативную реакцию. Оно и понятно: реализация этого проекта существенно сократит поставки нефтегазовой продукции из США в регион ЕС, что невыгодно Вашингтону не только в экономическом плане.

Кроме того, в современной геополитической ситуации сохранить зависимость российской стороны от газотранзита через Украину – едва ли не еще одна сверхзадача для США. Потому неудивительно, что в Вашингтоне всё активнее переживают по этому поводу. Помощник заместителя госсекретаря США по вопросам энергетической политики Робин Данниган на днях, что называется, впрямую посетовала на двойственную позицию Евросоюза в отношении и Украины, и российского газоэкспорта. Если точнее: «Вы должны задаться вопросом: почему вы одной рукой помогаете Украине, а другой душите ее?» Оказывается, «душить Украину» – означает поддерживать энергоэкспортные проекты, маршруты которых пройдут вне украинской территории.

Что касается проекта «Северный поток-2», это будет параллельная нитка трансбалтийского «Северного потока» (РФ–Германия) с ответвлениями в ряд стран Восточной и Центральной Европы. По многим экспертным оценкам, ввод в действие этой артерии позволит сократить российские газоэкспортные поставки через Украину до 20, а то и до 15%, то есть более чем втрое. Такой перспективой и озабочены в США. При этом отметим, что газотранзитные расходы российской стороны на трансукраинском направлении ежегодно превышают 1,7 млрд. долл., да еще Словакия и Польша за газовый транзит ежегодно получают от РФ соответственно около 800 и 400 млн. долл. И все эти счета оплачивают отнюдь не США.

По мнению упомянутого американского чиновника, «"Северный поток-2" представляет угрозу не только для жизнеспособности Украины и ее ресурсов, но и создает риск для диверсификации источников топлива для Европы, особенно для Юго-Восточной Европы». Речь идет в данном случае о лоббируемых в Вашингтоне проектах «Южного газового коридора», предусматривающих поставки газа в регион ЕС из Азербайджана и стран Центральной Азии с возможным подключением к этому маршруту иранского или иракского газа.

Характерно, что власти Украины, Польши, Словакии и стран Балтии считают необходимым отвергнуть проект «Северный поток-2»  на основе того, что он, дескать, противоречит «Третьему энергетическому пакету ЕС», действующему с 2013 года. Потому на этой основе и нужно всячески противодействовать реализации этого проекта. Означенный «пакет», напомним, предусматривает, что уже на границе соседних стран со страной-поставщиком газа и нефти последняя теряет эксплуатационный и экономический контроль над своими поставками. Тот переходит к странам и/или компаниям, осуществляющим транспортировку этой продукции до конечных потребителей. Именно данный «пакет» был едва ли не главной причиной «замораживания» проекта «Южный поток». На базе той же аргументации в руководстве ЕС возражали и возражают против «Турецкого потока», причем тот же «пакет» всецело поддерживают США. Круг, таким образом, замыкается?

Между тем в начале 2019 года истекает срок контракта по транзиту российского газа через Украину. И пока неясно, будет ли продлён этот контракт. Потому сверхзадача Вашингтона и его единомышленников и состоит в том, чтобы, по крайней мере, до 2019-го, а лучше до 2020 года затормозить реализацию «Турецкого потока» и «Северного потока-2». Удастся такое – и тогда представляется неизбежным продолжение газового транзита РФ через Украину. С очевидными политико-экономическими последствиями для России, не говоря уже о ее транзитных расходах.

Трасса «Nord Stream»

Трасса Nord Stream

Что же касается разнузданной кампании Киева против «Северного потока-2», ее причины очевидны. Это потеря, повторим, около 2 млрд. долл. ежегодно за транзит российского газа. А в более широком контексте – согласие ЕС на этот проект, как считают украинские власти, будет означать, что Запад отходит от политики их безоговорочной поддержки. В том числе в конфликтных вопросах взаимоотношений с Россией. Потому Киев и «распространяет» негативные последствия данного проекта чуть ли не на всю Европу.

Премьер-министр Арсений Яценюк на недавней встрече с коллегами из стран Балтии и Словакии в Риге высказался именно так: «Если Россия и некоторые западные компании построят «Северный поток-2», это лишит Украину 2 миллиардов долларов прибыли, Словакию – 0,8 миллиарда долларов, Польшу – 0,4 миллиарда долларов. Это лишит ЕС реальной энергетической независимости». То есть, получается, что устранение газотранзитных доходов означенных стран – это, в сущности, и есть потеря Евросоюзом, выражаясь словами г-на Яценюка, «реальной энергетической независимости».

Странная, мягко говоря, позиция. Нелишне напомнить, что, например, Алжир с 1970-х поставляет трубопроводный и сжиженный газ в Италию, Испанию и Францию не только напрямую (через Средиземное море), но и транзитом через сопредельные страны и территории (включая Мальту, Тунис, британский Гибралтар). При этом прямые поставки этой продукции в транзитных странах/территориях не считаются ущербными для энергонезависимости ЕС.

Налицо явное стремление украинской стороны и ее западных покровителей максимально политизировать все газоэкспортные проекты, разрабатываемые и реализуемые российской стороной. Для этого используются и ссылки на вышеупомянутый «Третий энергопакет» ЕС, чтобы создать юридические проблемы для «Северного потока-2», равно как и для «Турецкого потока», обходящих Украину. Понятно, что Яценюк и иже с ним весьма раздражены тем фактом, что ведущие западноевропейские компании (в отличие от правительств этих стран) являются партнерами РФ по указанным проектам и, соответственно, не считают их не соответствующими тот самому «пакету».

Характерно, что в руководстве ЕС, а также Польши, Словакии и стран Балтии не возражают против газоэкспортного проекта «Ямал–Европа-2», предусматривающего транзит российского газа в «еврозарубежье» по кратчайшему и менее дорогостоящему маршруту в сравнении с трансукраинским – через Белоруссию. Вероятно, такая позиция Брюсселя и данных стран обусловлена тем, что эти поставки – тоже транзитные, а значит, зависимость РФ от стран-транзитеров сохранится.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:4313