Теракты в Париже и новая геополитическая реальность России
19.11.2015 | Антон АНДРЕЕНКО | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Террористическая атака в Париже стала отправной точкой для новой геополитической реальности, в которой цивилизованный мир и Россия, как неотъемлемая его часть, сошлись в беспрецедентно жестокой схватке с силами, бросившими им вызов. Выводы из парижских событий напрашиваются сами собой.

Для России ситуация в новой геополитической диспозиции стала существенно улучшаться. Еще несколько дней назад на фоне активизации ВСУ в Донбассе пессимисты полагали, что операция ВКС РФ в Сирии не имеет особых перспектив и даже целей. Дескать, надо сначала разобраться с террористами под боком, а не лететь аж на Ближний Восток, раздражая этим геополитических «несоюзников» с Запада. Теперь же Ближний Восток и Украина, скорее всего, будут увязаны воедино. Причем сделают это сами западные «несоюзники» России. И в ее же интересах. В качестве платы русским за участие в единой антитеррористической коалиции.

Кремль может получить всё, что ему необходимо: постепенное снятие санкций, гарантию российских экономических интересов на Украине, внеблоковый статус «незалежной» и даже легитимацию нового статуса Крыма (некоторые комментаторы уже полагают, что последнее может быть реализовано посредством проведение нового референдума под международным наблюдением). Причем России даже не придётся обо всем этом просить. Запад сам всё предложит. И фактически зондаж в данном направлении начался.

Экс-президент Франции Николя Саркози уже заявил, что Западу необходимо объединиться с Россией против исламистов. «Для того, чтобы уничтожить «Исламское государство», нужны все, в том числе Россия», – заявил Саркози после встречи с действующим президентом Франции Франсуа Олландом. И подчеркнул, что для борьбы с террористами необходима широкая коалиция с участием России. При этом Саркози отметил, что речь идет именно о коалиции с русскими, поскольку двух коалиций против исламистов в Сирии «быть не может». Французская Le Figaro в связи с этим напоминает, что Саркози недавно побывал в Москве, где встретился с президентом РФ.

По оценке американского The Wall Street Journal, произошедшее в Париже может заставить Запад пересмотреть отношение к действиям РФ в Сирии. Причина – Россия стала таким партнером, который планомерно уменьшит риск угрозы от терроризма. Серия терактов во Франции может привести к тому, что западные государства изменят отношение к российской политике по Сирии, утверждают авторы статьи «Теракты в Париже подталкивают к геополитическому сдвигу на Западе», опубликованной в электронной версии The Wall Street Journal. «Террор на улицах Парижа, по всей видимости, может стать катализатором серьезных перемен в международной политике, последствия от которых, возможно, будут ощущаться в течение многих лет, – отмечает издание. – В течение последнего года Запад был сосредоточен, главным образом, на угрозе со стороны России, которая, как казалось, росла».

Однако теперь, «осуществив ряд хорошо слаженных атак, ИГИЛ вновь привлекло основное внимание мирового сообщества к угрозе, которую представляет терроризм». По оценке американских экспертов, Россия при этом «неожиданно предстала в качестве партнера, причем такого, у которого есть план по немедленному уменьшению имеющейся угрозы. Стратегия Москвы, заключающаяся в том, что лучшим методом борьбы против ИГИЛ является поддержка президента Башара Асада, хотя бы временная, была неприемлемой для США, а также до сих пор и для Франции – одного из государств, подвергавших Асада наиболее резкой критике. Эта позиция вполне может измениться. Одна из возможностей заключается в том, чтобы пойти на неудобный компромисс с Россией».

Не прошло и двух дней после появления этой публикации в The Wall Street Journal, как Ф. Олланд заявил на конгрессе французского парламента, что врагом Франции является «Исламское государство», а не президент Сирии Б. Асад. Также французский лидер заявил, что планирует в ближайшие дни провести встречи с Владимиром Путиным и Бараком Обамой, чтобы обсудить совместную борьбу с терроризмом. Синхронно с этим премьер-министр Франции Мануэль Вальс сообщил в эфире радиостанции RTL, что террористическое «нападение было организовано, обдумано и спланировано с территории Сирии».

Франция и Евросоюз сами по себе сегодня неспособны реализовать операцию возмездия террористам, предполагающую массированные военные действия на земле Сирии. Тем более что целью подобной операции должно стать не только уничтожение ИГИЛ, но и решительная реконфигурация всего арабского Востока. И особенно тех государств, которые являются спонсорами мирового терроризма.

Осуществить операцию подобного масштаба может только коалиция в составе Евросоюза – России – США. С возможным включением в нее Израиля, Турции и даже Ирана. Судя по вышеприведенным заявлениям, западные политические элиты приближаются к реалистической оценке масштабов надвигающего бедствия и уже в ближайшем будущем могут решиться на кардинальный, нетривиальный и совместный с Россией ответ глобальной угрозе.

В нынешних условиях это единственно верное решение. Без обращения к корню проблемы ответ цивилизованного мира на терроризм просто невозможен. Причем речь в данном случае идет не только об издержках и пересмотре самоубийственной в некоторых аспектах политики т.н. мультикультурализма на своей территории. Той самой, благодаря которой исламские террористы давно уже не продукты экспорта (по предварительным данным, не менее трех террористов были гражданами Франции), а ИГИЛ решается вербовать боевиков в Екатеринбурге.

Без совместного объединения усилий в том, что касается бурлящего Ближнего Востока, все антитеррористические меры и попытки сделать т.н. мультикультурализм более адекватным условиям совместного проживания представителей разных этносов и конфессий окажутся просто бессмысленными. Причем прямой и общий интерес в этом не только у Запада и его союзников, но и у России и союзных ей стран в Азии.

«В Средней и Центральной Азии доживают свой век постсоветские диктатуры с советскими диктаторами во главе, после которых ни у кого из местных, кроме исламистов, нет никакого внятного образа будущего, – отмечают некоторые не очень политкорректные русскоязычные комментаторы. – Борьба с ИГИЛ на Ближнем Востоке никак не изменит тот факт, что после крушения государств Средней и Центральной Азии у нас возникнет Ближний Восток 2.0, вечная зона вечного хаоса, все с теми же клановыми и племенными идентичностями и все с той же слишком тонкой прослойкой вестернизированного среднего класса, неспособного противостоять дикарям. Почему русских это должно волновать? Потому что после начала крушения государств Средней и Центральной Азии миллионы беженцев побегут к нам, и даже при самой жесткой миграционной политике мы не сможем отловить их всех. Китайцы же, вкладывающиеся в регион, предпочитают использовать на построенных заводах китайских же гастарбайтеров – таким образом, китайское освоение нашей Азии не только не сглаживает социально-политические противоречия, но лишь обостряет их. Поэтому наше возвращение в Среднюю и Центральную Азию столь же предопределено, как и возвращение европейцев на Ближний Восток».

И в том, и в другом регионе и российским, и западным экспертам видится целая палитра вполне идентичных проблем – контроль над миграцией, охрана границ, учет потенциальных террористов, подрыв кадровой и материальной базы террористических организаций, работа с населением, особенно с молодежью и т.д. Некоторые комментаторы из США, нагнетая ситуацию для жителей ЕС, добавляют к этому «рост эрозии основных свобод под давлением нарастающего полицейского контроля со стороны государства» и «агрессии со стороны беженцев».

России нет необходимости усиливать полицейский контроль над свободами граждан под предлогом боязни беженцев. Ей уже несколько десятилетий приходится бороться с исламистским терроризмом не на словах, а на деле. Меры, которые могут быть предприняты для минимизации и нейтрализации террористической активности, могут включать в себя создание и развитие противостоящих терроризму сетевых (самоорганизующихся) сообществ, упрощение процедуры судопроизводства по соответствующим делам, развитие институтов агентов, защиты свидетелей и лиц, внедренных в террористические структуры.

Сюда же можно отнести следующие потенциальные направления работы:

- модернизация отечественного ислама, прежде всего, путем воссоздания и развития российского мусульманского образования  как альтернатива и противовес влиянию зарубежных образовательных центров и с участием государства в решении этой проблемы;

-  увеличение числа экипированных на законных основаниях соответствующими средствами и позитивно настроенных к охране правопорядка должностных лиц и граждан на улицах и в других общественных местах. Сложившаяся в настоящее время криминальная обстановка требует подобного решения. Кстати, в Израиле вооруженные граждане неоднократно пресекали действия террористов, предотвращая взрывы в общественных местах и массовые расстрелы мирных обывателей;

- разрушение мотивов и смысла совершения теракта. Англичане подобным образом поступали по отношению к исламским радикалам в Индии. Например, убитых экстремистов хоронили так, чтобы вызвать отвращение у тех, кто хотел бы последовать их примеру. Последние готовы были гибнуть героически, но не в саване из свиной шкуры;  

- проведение специальных кампаний в СМИ по дегероизации террора. Террористов надо перестать замечать, перестать признавать их людьми, героями, а вместо этого называть по кличкам и вырабатывать к ним отвращение, а может быть, и такое отношение, как к опасным явлениям природы или общества, вроде эпидемий или катастроф;

- противодействовать формированию личности преступника, незаконному обороту оружия, распространению экстремистских идей, т.к. личность террориста есть личность преступника плюс оружие плюс идея. Романтизация бандитов и террористов посредством сериалов, книг и т.п. продукции сомнительного содержания очень опасна. Это следствие деморализации общества, размывания краеугольных понятий героизма, чести, справедливости и добра.

Словом, автор ведет к тому, что выводы из парижских событий необходимо сделать не только Западу и нашим союзникам в Центральной Азии, но и нам самим – тем, кто живет в России.

Рейтинг Ритма Евразии:
20
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1140