Центральная Азия: миграция как ресурс развития
20.11.2015 | Новости | 12.00
A
A
A
Размер шрифта:

Программа развития ООН (ПРООН) и Евразийский банк развития (ЕАБР) подготовили совместный аналитический доклад на тему «Трудовая миграция, денежные переводы и человеческое развитие в странах Центральной Азии».

В нем анализируются процессы трудовой миграции в Центральноазиатском регионе и поднимается вопрос о том, насколько зарубежное трудоустройство граждан Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана и пересылаемые ими на родину денежные переводы способствуют экономическому и человеческому развитию этих стран. Доклад содержит прогноз развития трудовой миграции в регионе до 2030 года, а также рекомендации, как повысить отдачу от нее в интересах развития человеческого потенциала и снизить связанные с ней издержки в принимающих государствах.

Центральная Азия в водовороте международной миграции

Государства Центральной Азии находятся под пристальным вниманием международных организаций, занимающихся изучением международной трудовой миграции и ее последствий. Это внимание обусловлено тем, что за очень короткий исторический период процессы трансграничного движения трудовых ресурсов в этом регионе стали одной из характерных черт его развития. Целый ряд исследований ПРООН, Всемирного банка, ЕАБР, Международной организации по миграции, Международной организации труда позволяют составить довольно целостную картину трудовой миграции в Центральноазиатском регионе, включая Россию и Казахстан как основные принимающие страны.

Рассматриваемый доклад вызывает особый интерес, так как опирается на многие из проводившихся ранее исследований и представляет собой наиболее содержательный обзор трудовой миграции и ее влияния на человеческое развитие в трех государствах Центральной Азии – Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане. Особое внимание авторы доклада уделяют денежным переводам мигрантов, анализируя их масштаб, динамику, структуру использования мигрантскими домохозяйствами и потенциал с точки зрения возможностей человеческого развития в этих странах.

Авторы доклада указывают, что по состоянию на середину 2015 года граждане Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана, стран, население которых в совокупности насчитывает менее 45 млн человек, составляли одну треть от 11 млн иностранных граждан, официально зарегистрированных в Российской Федерации. На долю граждан этих трех стран приходится также три четверти иностранцев, зарегистрированных в Казахстане.

Трансграничные потоки людей в регионе представлены в основном трудящимися-мигрантами, которые, не найдя подходящую работу в своих странах, отправляются в поисках заработка в Россию или Казахстан. В результате формируются масштабные потоки денежных переводов, которые трудовые мигранты отправляют оставшимся на родине семьям. По данным Центрального банка России, в 2014 году объем таких переводов из России составил: в Узбекистан – 5,6 млрд долл., в Таджикистан – 3,8 млрд долл., в Кыргызстан – 2,0 млрд долл. При этом падение курса рубля и некоторое снижение масштабов официальной трудовой миграции в Россию в 2014–2015 годах из-за ужесточения требований к соблюдению миграционного законодательства привели к заметному сокращению объема денежных переводов. Тем не менее авторы доклада приходят к выводу, что такое сокращение вряд ли будет носить затяжной характер. По их мнению, следует ожидать восстановления роста потоков денежных переводов (и связанной с ними трудовой миграции) и сохранения такой динамики до 2030 года. В Таджикистане денежные переводы, поступающие главным образом из России, составляют более 40 процентов ВВП страны, в Кыргызстане – более 30 процентов, и это самые высокие показатели в мире с 2011 года.

Трудовая миграция в странах Центральной Азии: плюсы и минусы

Трудовая миграция и денежные переводы играют важную роль в сокращении бедности в менее развитых странах региона. Например, результаты обследования бюджетов домашних хозяйств в Кыргызской Республике показывают, что денежные переводы снижают уровень бедности в национальном выражении на 6–7 процентных пунктов. В целом авторы доклада признают, что «правительства стран региона достигли существенного прогресса в ориентации значительных потоков мигрантов и денежных средств на благо развития своих стран».

В то же время превращение трудовой миграции в норму жизни для значительной части домохозяйств центральноазиатских государств сопряжено с серьезными социальными издержками для самих мигрантов и членов их семей. Авторы доклада указывают на болевые точки трудовой миграции, характерные именно для Центральной Азии. Зачастую они сводят на нет те преимущества, на которые мигранты рассчитывают, отправляясь на заработки за рубеж. В их числе:

- распространение практики нерегистрируемого найма, что оставляет мигрантов без правовой защиты и делает их уязвимыми перед эксплуатацией и дискриминацией;

- риски для здоровья, связанные с переработками, отсутствием условий для отдыха и восстановления сил, проживанием в неприспособленных для жизни помещениях, недоступностью медицинской помощи;

- большие финансовые затраты, связанные с легализацией, что вынуждает мигрантов прибегать к заимствованию средств и зачастую ставит в долговую зависимость (от работодателя, посреднических организаций или земляков) еще до начала трудовой деятельности в принимающей стране;

- разрушение семейных отношений из-за длительного отсутствия мигрантов на родине, поскольку чаще всего они не имеют возможности взять семью с собой.

За последнее десятилетие усилиями принимающих стран и стран происхождения мигрантов было немало сделано для упорядочения процессов трудовой миграции в регионе. Так, создание широкой сети операторов международных денежных переводов привело к резкому уменьшению комиссионных сборов и расширило возможности для легальной и безопасной переправки заработанных мигрантами денег на родину. Авторы доклада склонны рассматривать эту экономию на издержках как «форму поддержки процесса развития, предоставляемой Российской Федерацией менее богатым странам Центральной Азии».

Большое внимание в докладе уделяется необходимости совершенствования системы сбора данных по миграции и миграционной статистики в центральноазиатских странах и в России. Авторы доклада признают «обескураживающе сложными» оценки численности мигрантов и их дифференциацию по категориям в условиях концептуальных и статистических изъянов в данной области, существующих в рассматриваемых странах. Впрочем, статистику денежных переводов мигрантов, которая признается в докладе относительно достоверной, можно было бы использовать для косвенной оценки, например, реальной численности мигрантов в России. Заметим, что такие методики существуют и применяются, особенно когда речь идет о значительном масштабе нерегистрируемой миграции.

Управление трудовой миграцией: результаты и перспективы

Несомненный интерес представляет анализ усилий, предпринимаемых странами происхождения мигрантов в области управления миграцией. В целом результаты анализа свидетельствуют об активизации позиции этих стран в условиях возросшей роли трудовой миграции и денежных переводов.

В этом плане интересны усилия Кыргызской Республики по упорядочению процессов выезда трудовых мигрантов из страны, обеспечению прав работающих в России кыргызских граждан и возвратного характера миграции. В 2010 году при Министерстве труда, миграции и молодежи КР был создан Центр трудоустройства граждан Кыргызстана за рубежом, принята реформа системы профессионально-технического образования с целью подготовки специалистов, востребованных на рынках труда России и Казахстана. Наконец, в мае 2015 года Кыргызская Республика официально вступила в Евразийский экономический союз (ЕАЭС).

В то же время, как справедливо отмечается в докладе, недостаточное внимание уделяется предотъездной подготовке трудящихся-мигрантов, информированию об их правах, возможностях и обязанностях в стране пребывания, последствиях несоблюдения требований законодательства, а также согласованию миграционной стратегии с общей национальной политикой в области развития.

Доклад, несомненно, увеличивает знание о процессах трудовой миграции в регионе Центральной Азии. Однако с некоторыми положениями и выводами авторов трудно согласиться. В частности, они сетуют на то, что в рамках Евразийского экономического союза «мало внимания уделяется проблеме фактической интеграции рынков труда в Российской Федерации и Казахстане, с одной стороны, и менее богатых стран Центральной Азии, с другой». Однако здесь уместно заметить, что из центральноазиатских государств только Кыргызстан имеет членство в ЕАЭС, который сам существует с 2015 г. Процесс создания единого регионального рынка труда требует серьезного законодательного сопровождения, гармонизации национальных законодательств участников в области трудового права, социальных прав работников, пенсионного обеспечения. В настоящее время эта работа ведется в ЕАЭС на межгосударственном уровне. А тот факт, что граждане присоединяющихся к ЕАЭС стран сразу же получают право на свободное трудоустройство в других странах-участницах (в отличие от Европейского союза, где граждане вновь вступивших государств получали это право через несколько лет после официального вступления), свидетельствует о признании уже сложившейся фактической интеграции рынков труда постсоветских государств.

Похвальна попытка авторов доклада выстроить возможные сценарии развития миграционных процессов между странами Центральной Азии, с одной стороны, и Россией и Казахстаном, с другой. Однако предложенные «сценарии» весьма абстрактны. Зачастую они не имеют ничего общего с уже сложившимися тенденциями, предопределенными, например, возрастной структурой населения, которая, как известно, предопределяет инертность демографических изменений. Неясно, как «минималистский» сценарий, рассчитанный до 2030 года, может предусматривать «сравнительно высокие темпы роста населения трудоспособного возраста в России и Казахстане, что будет повышать предложение отечественной рабочей силы». Это невозможно. Демографические прогнозы по России однозначно говорят о том, что в 2015–2020 годах численность трудоспособного населения будет сокращаться в среднем на один млн человек в год, а в период 2020–2030 годов убыль уменьшится вследствие сложившейся возрастной структуры населения, но будет все равно составлять не менее 400 тыс. человек в среднегодовом выражении.

Авторы доклада справедливо отмечают, ссылаясь на международный опыт, что со временем значимость миграции и денежных переводов для развивающихся стран уменьшается. Действительно, по мере социально-экономического развития этих стран расширяются возможности занятости на внутреннем рынке труда, снижается прирост населения, и заработки за рубежом постепенно перестают быть частью экономической стратегии домохозяйств. Более того, во многих случаях миграционные потоки меняют свое направление, и бывшие страны миграционного оттока становятся привлекательными для мигрантов из менее развитых государств. Так произошло в свое время со странами Южной Европы, Ирландией, целым рядом государств Юго-Восточной Азии – Сингапуром, Гонконгом, Тайванем, Малайзией, Южной Кореей. Однако этот сценарий рано применять к странам Центральной Азии. Наблюдаемое ныне сокращение масштабов трудовой миграции и денежных переводов в регионе – результат изменения экономической конъюнктуры в России и снижения курса рубля. Если снижение денежного притока из России послужит стимулом к развитию внутреннего рынка труда в Кыргызстане, Таджикистане и Узбекистане, то это не может не расцениваться как положительная тенденция. Но представляется, что рассчитывать на это пока рано.

Станет ли миграция ресурсом развития – зависит от совместных усилий

Основная цель доклада – донести до правительств и других институтов, участвующих в принятии решений в сфере управления миграцией в Центральной Азии и в России, что недостаточно признавать большой потенциал трудовой миграции для развития региона. Необходимо предпринимать активные усилия на уровне правительств, местных органов власти, НПО, местных сообществ, нацеленные на то, чтобы обеспечить максимально легальный характер миграции, гарантии трудовых и социальных прав мигрантов, заинтересованность в инвестировании части заработанных средств в развитие родных мест. Успех этой непростой работы возможен при совместных усилиях всех заинтересованных сторон. Только так можно превратить трудовую миграцию из проблемы, требующей решения, в важный ресурс развития, в том числе человеческого потенциала региона.

Сегодня в России, пусть и с большим опозданием, не без проблем, постепенно выстраивается система каналов легального трудоустройства мигрантов. Создается официальная информационно-консультационная инфраструктура, которая облегчает легализацию трудовых мигрантов и обеспечивает их связь с потенциальными работодателями.

Хочется думать, что доклад ПРООН и ЕАБР будет принят во внимание в России и, учитывая долговременные тенденции развития миграционной ситуации в государствах Центральной Азии – «поставщиках» трудовых мигрантов в Россию, послужит сигналом к формированию стратегического, скоординированного со странами происхождения подхода к управлению трудовой миграцией.

Ирина Ивахнюк
Д.э.н., профессор экономического факультета МГУ имени М.В.Ломоносова, эксперт РСМД

Источник: russiancouncil.ru

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:425