Москва и Ереван: «вопрос уступок в контексте карабахского урегулирования не обсуждался»
20.11.2015 | Саркис МАРТИРОСЯН | 00.06
A
A
A
Размер шрифта:

Армению c рабочим визитом посетил глава МИД России Сергей Лавров. Визит был во многом неожиданным и заранее не анонсировался, посему вызвал немало спорных публикаций как в российской, так и армянской прессе.

Если судить по публикации в «Коммерсанте», главной целью поездки С. Лаврова и его встреч с армянским коллегой Э. Налбндяном и президентом С. Саргсяном было представление Еревану некоего варианта мирного плана урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Суть плана, согласно неназванным источникам издания, заключается в следующем:

- армянская сторона возвращает Азербайджану контроль над большей частью районов «пояса безопасности», находящихся сегодня под юрисдикцией де-факто Нагорно- Карабахской Республики и за пределами административных границ бывшей Нагорно-Карабахской автономной области;

- исключение составляют Лачинский коридор, обеспечивающий связь с Арменией и, возможно, еще один район (предположительно Кельбаджарский);

- в свою очередь Баку официально не признает отделения Карабаха, но, согласно плану, обязуется не решать вопрос военным путем;

- гарантией этого могло бы послужить размещение в зоне конфликта международных миротворцев (ООН или ОДКБ), а также демилитаризация возвращенных Азербайджану районов.

В той или иной форме тезисы вышеупомянутой публикации были подхвачены авторами ряда изданий в Ереване со ссылкой на свои источники во власти. Согласно этим непроверенным данным, вышеупомянутое давление Москвы на Ереван якобы связано с тем, что таким образом она надеется получить согласие Баку на вступление в Евразийский экономический союз.

Заметим также, что визит С. Лаврова состоялся после того, как 4 ноября политическая комиссия ПАСЕ одобрила весьма спорный проект доклада британского депутата Роберта Уолтера, который имеет весьма претенциозное название «Рост насилия в Нагорном Карабахе и других оккупированных территориях Азербайджана». Армения и де-факто Нагорно-Карабахская Республика отказались от сотрудничества с докладчиком, поскольку итоговый документ, по сути, стал результатом поездки автора лишь в Баку.

Между тем вышеуказанное «поручение» ПАСЕ не было согласовано с институтом сопредседателей Минской группы ОБСЕ по Нагорному Карабаху, т.е. международной организацией, которая по решению СБ ООН ведёт переговорный процесс по урегулированию этого сложного международного конфликта. Сам доклад Р. Уолтера оказался весьма односторонним и противоречащим ранее принятым международным документам (в том числе и резолюциям СБ ООН). Более того, его автор принялся давать указания Минской группе, что вызвало явное недовольство стран-сопредседателей в лице России, США и Франции.

Следует заметить, что, в отличие от всех других конфликтов и кризисов на постсоветском пространстве (Приднестровье, Крым, Донбасс, Абхазия и Южная Осетия), пути урегулирования нагорно-карабахского конфликта не вызывают больших разногласий между Россией и Западом. Конечно, это не отменяет того, что между странами-сопредседателями Минской группы имеется как открытая, так и скрытая конкуренция. Однако во всём, что касается вопроса отстаивания формата Минской группы, который приемлем для всех трёх сторон конфликта и пользуется доверием государств, входящих в ОБСЕ, у Вашингтона, Москвы и Парижа особых разногласий нет. Именно этим и объясняются резкие заявления в адрес вышеупомянутого доклада ПАСЕ со стороны как сопредседателей Минской группы, так и главы внешнеполитического ведомства России в ходе его визита в Ереван.

Что же действительно было в центре визита главы МИД РФ? По сути, речь идет о следующих блоках вопросов:

- двусторонние армяно-российские политические отношения. Стороны отметили их высокий уровень интенсивности, начиная со встреч президентов (24 апреля в Ереване, 9 мая и 7 сентября в Москве) и других форм политического диалога (регулярные парламентские контакты);

- сотрудничество в рамках ОДКБ, ЕАЭС и СНГ, а также взаимодействие в раках международных организаций (ООН, ОБСЕ, Совет Европы, Черноморское экономическое сотрудничество);

- сотрудничество в сфере безопасности, а также экономической, энергетической и гуманитарной сферах;

- вопрос урегулирования нагорно-карабахского конфликта.

Последний обсуждался только в контексте нынешнего этапа переговоров и усилий сопредседателей Минской группы ОБСЕ. При этом, как сообщило посольство РФ в Ереване, «вопрос территориальных уступок в контексте карабахского урегулирования не обсуждался». Глава МИД РФ выразил поддержку приверженности Еревана исключительно мирному урегулированию конфликта.

Как ни странно, вне внимания большинства публикаций осталось то обстоятельство, что основная часть выступления С. Лаврова в Ереване была посвящена событиям в Сирии и вокруг нее. В частности, он особо отметил то обстоятельство, что обе наши страны заботит судьба христиан, которые в условиях кризиса и разгула террористов, прежде всего «Исламского государства», подвергаются гонениям и дискриминации. Террористические банды по-прежнему реально угрожают жизни христиан.

В минувшем марте Россия и Армения были среди инициаторов проведения в Совете по правам человека ООН специального мероприятия, посвященного мерам по защите христиан на Ближнем Востоке. Данная инициатива была поддержана Ливаном, Ватиканом в международных структурах. По словам С. Лаврова, готовится серия мероприятий по этой проблеме.

Говоря о встрече в Вене по Сирии, С. Лавров подчеркнул, что она была лишь началом важного и нескорого процесса, который должен положить начало урегулированию сирийского кризиса. По словам российского министра, Сирия должна оставаться территориально целостной страной, в которой законодательно гарантированы равные права всем без исключения гражданам, это касается и христиан, и мусульман.

Фактически С. Лавров приехал «сверить часы» с Ереваном по проблемам, больше связанным с Сирией. Возникает вполне естественный вопрос: почему? Ведь Армения является маленькой страной, к тому же втянутой в сложный, комплексный и многолетний нагорно-карабахский конфликт. Причём тут Сирия и переговоры вокруг неё, в которых принимают участие либо крупные внешние игроки, либо страны, граничащие с Сирией и каким-либо образом связанные с сирийским кризисом, либо же международные организации?

Всё дело в том, что частью плана по нормализации и стабилизации обстановки в этой стране, который разработан российским МИД, является вовлечение в сложный политический и переговорный процесс представителей проживающих в Сирии основных этноконфессиональных групп.

Следует учесть то обстоятельство, что армяне живут на территории современной Сирии еще с I века до н.э., т.е. начиная с доарабской эпохи. Реальная численность армян в этой стране до начала кризиса превышала 100 тысяч человек. Армянское население компактно проживало в основном в Алеппо, Дамаске, Эль-Камышлы и в Кесабе (провинция Латакия). С началом сирийского кризиса в 2011 году армянская община держала нейтралитет в противостоянии президента Башара Асада и светской оппозиции, одновременно по ходу вооружённого противостояния наряду с другими христианами отдавая несомненный приоритет правящей коалиции. В упомянутую коалицию, помимо алавитов, шиитов и христиан, входят также другие национальные меньшинства и часть суннитов.

Армяне Сирии, несмотря на частичную эмиграцию в Ливан (а оттуда частично во Францию и далее в США) и Армению (страна приняла свыше 16 тыс. сирийских граждан, в абсолютном большинстве – армян), воюют против сил «Исламского государства» как в рядах сирийской правительственной армии, так и в подразделениях территориальной обороны. Прежде всего это относится к Алеппо, где они защищают армянские кварталы, церкви, школы и объекты социальной инфраструктуры.

Кроме того, армяне также представлены в составе курдских подразделений, которые также воюют против сил ИГ, в частности в северных провинциях страны, в районе города Кобани (Айн аль Араб). Там создан народный парламент, состоящий из 33 членов (среди них, кроме курдов, есть арабы и армяне). Членом нынешнего правительства Сирии является армянка Назире Фарах Саркис, которая возглавляет Министерство по вопросам охраны окружающей среды.

Согласно традиции, которая берет истоки еще со времен Османской империи, Армянская Апостольская Церковь обычно представляла в странах Ближнего Востока христианское меньшинство. Христиан в Сирии, по оценкам ЦРУ, до начала событий нассчитывалось порядка 10%. Посему мы не исключаем, что речь на переговорах в Ереване могла идти о представительстве интересов христиан в планируемом общесирийском диалоге, который должен быть начат с января будущего года под эгидой ООН.

Заметим, что Армения поддерживает курс Москвы в отношении урегулирования сирийского кризиса и продолжает поддерживать самые тесные связи с администрацией Б. Асада, а также армянской общиной в этой стране через Министерство диаспоры, Армянскую Апостольскую Церковь и внешнеполитическое ведомство (работа посольства в Дамаске и генерального консульства в Алеппо не прерывалась).

Таким образом, срочная поездка С. Лаврова в Ереван, помимо традиционных вопросов армяно-российской повестки дня, включала в себя и проговор ряда важных элементов, связанных с будущими переговорами по нормализации ситуации и предстоящим сложным переходным процессом в Сирии. Христиане этой страны и армяне, как их составная часть, будут вовлечены в эти переговоры при поддержке России и других их спонсоров.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1057