На юге СНГ «русский мир» становится азиатским
21.11.2015 | Кирилл СОКОВ | 00.10
A
A
A
Размер шрифта:

В начале ноября президент РФ В. Путин подписал концепцию государственной поддержки и продвижения общего образования на русском языке в международном образовательном пространстве, которая должна стать одним из главных компонентов «мягкой силы» России в ближнем зарубежье. Есть, увы, ощущение, что МИД и Россотрудничество действуют с опозданием, так как многие из республик бывшего СССР, являвшихся некогда важной частью «русского мира», быстрыми шагами его покидают.

Русский язык вполне справедливо рассматривается в концепции «в качестве одного из основных инструментов продвижения и реализации стратегических внешнеполитических интересов Российской Федерации», поскольку его распространение «способствует формированию положительного отношения к Российской Федерации в мировом сообществе, укреплению и расширению российского присутствия на международной арене». Эту аксиому после крушения своих колониальных империй осознали многие крупные европейские государства, включая такие крупнейшие в прошлом колониальные державы, как Великобритания, Испания и Франция. Вот только задумалась Россия об этом, к сожалению, лишь спустя четверть века после того, как бывшие национальные окраины СССР получили независимость и начали активно вытеснять русский язык из большинства сфер государственной и общественной жизни.

Особенно проблемными в этом отношении являются южные республики бывшего СССР, которые, входя главным образом в мусульманский культурный ареал и резко отличаясь от России в этнокультурном отношении, покидают пределы «русского мира» гораздо быстрее европейских стран СНГ. Во многих из них процессы сокращения численности русскоязычного населения, образования, культурного и информационного пространства приняли уже практически необратимый характер. В Таджикистане, например, численность русского населения в результате гражданской войны сократилась с 388,5 тыс. человек в 1989 г. до 35 тыс. человек в 2010 г. Отъезд большей части гуманитарной и научно-технической интеллигенции привел к тому, что получить образование на русском языке можно только в нескольких учебных заведениях, а абсолютное большинство населения 8-миллионной республики, 1 млн. из которого постоянно работает в России в качестве трудовых мигрантов, вообще не знает русского языка.

Надо признать, что поголовного владения русским языком в Средней (Центральной) Азии никогда не было. Своего рода исключением был Казахстан, который до 1936 г. являлся автономной республикой в составе РСФСР и был тесно связан с ней экономически. В связи с этим русским языком, по данным переписи 1989 г., владели 62,8% казахов, но только 36,9% киргизов, 30% таджиков, 27,5% туркмен и 22,3% узбеков. Русские, которые проживали главным образом в городах или, как в Казахстане и Северной Киргизии, в зоне плотного расселения славянского населения, местными языками почти не владели. По данным той же переписи 1989 г., титульным языком владело 4,5% русского населения Узбекистана, 3,5% – Таджикистана, 2,5% – Туркмении, 1,2% – Киргизии и 0,9% – Казахстана. В условиях, когда русский язык в СССР фактически был государственным, а получение на нем образования, информации и т.п. не составляло проблем, смысла учить местные языки не было. По многим учебным предметам, особенно естественно-научного профиля, учебников на национальных языках вообще не существовало, а преподавание полностью велось на русском языке.

За два с лишним десятилетия, минувших со времени распада СССР, языковая ситуация в Средней Азии заметно изменилась. На рубеже «нулевых» и «десятых» годов русским языком в общей сложности владело 84% жителей Казахстана, 49% – Киргизии, 41% – Узбекистана, 33% – Таджикистана и всего 18% – Туркмении. В отличие от советской статистики, учитывавшей владение русским языком отдельными этносами, в постсоветской приведены данные по населению в целом, включая пока еще остающихся в регионе славян. Поэтому сопоставить их с данными переписи 1989 г. трудно. Более адекватными выглядят данные о числе активно владеющих русским языком, то есть способных читать, писать и объясняться. В Казахстане их насчитывалось 72% населения, в Киргизии – 36%, в Узбекистане – 14%, а в Таджикистане и Туркмении – всего 12%. При этом 16% жителей Казахстана, 50% – Киргизии, 59% – Узбекистана, 67% – Таджикистана и 82% – Туркмении вообще не владеют русским языком. То есть в Казахстане русскоязычное пространство после распада СССР даже расширилось, в Киргизии – заметно не изменилось, а в Узбекистане, Таджикистане и Туркмении сократилось в 2-3 раза.

Чем дальше республика от России географически, экономически и политически, тем ниже в ней доля владеющих русским языком. Если в Казахстане русский язык знают почти все, то в Киргизии и Узбекистане – пассивно (могут объясниться) им владеет каждый второй, а в Таджикистане и Туркменистане большая часть населения по-русски не говорит. В обозримой перспективе русскоязычное культурно-языковое пространство в среднеазиатских республиках, за исключением Казахстана, может вообще исчезнуть. Тем более что значительную по численности группу населения славяне и другие европейские этносы продолжают составлять только в Казахстане и в меньшей степени в Киргизии. В Таджикистане и Туркмении их демографический вес на фоне титульного этноса почти незаметен. В том же направлении развивается демографическая ситуация в Узбекистане. Причем во многих республиках стремление России расширить в регионе свое культурно-языковое пространство сталкивается с политической позицией их руководства, не желающего отдавать воспитание подрастающего поколения на откуп русскоязычным преподавателям.

Сокращение русскоязычного образования является результатом отнюдь не только эмиграции преподавательских кадров и европейского населения в целом. Надо говорить откровенно: во всех республиках Средней Азии проводится сознательная политика по сокращению русскоязычного образования и переводу его на титульные языки. Так, численность обучающихся на русском языке с 1990/1991 по 2010/2011 гг. в Казахстане сократилась с 2 млн. 224 тыс. человек до 690 тыс. (на 69%), в Узбекистане – с 636 до 221 тыс. (на 65%), в Таджикистане – со 120 до 47 тыс. человек (на 61%), в Туркмении – со 127,1 до 6,5 тыс. человек (на 95%). В последней из названных стран русскоязычное образование сегодня фактически полностью ликвидировано, а в Таджикистане и в меньшей мере в Узбекистане сократилось до уровня, при котором воспроизводство русскоязычной информационной и культурной среды оказывается под вопросом. В Казахстане и Киргизии ситуация с русскоязычным образованием пока более благоприятна, хотя усиление националистических настроений сказывается и здесь.

Киргизско-Российский славянский университет – один из немногих в ЦА вузов, где можно получить высшее образование на русском языке 

В государствах Закавказья ситуация с русским языком обстоит на порядок лучше, чем в Средней Азии, что объясняется их географической близостью и тесными связями с Россией. На рубеже «нулевых» и «десятых» годов в Азербайджане русским языком владело 4,9 млн. из 8,9 млн. населения (55%), в Армении – 2,4 млн. из 3,6 млн. (58,6%), а в Грузии, отношения которой с Россией после «пятидневной войны» 2008 г. переживают далеко не лучшие времена, – 2,4 млн. из 4,5 млн. населения (54%). При этом численность собственно русского населения в странах региона сравнительно невелика. В Азербайджане насчитывается всего 119 тыс. русских (1,3%), в Грузии – 45 тыс. (1%), а в Армении – всего 7,5 тыс. (0,2%). При «таджикско-туркменском» уровне численности и удельного веса русских более половины населения Закавказья в той или иной мере владеет русским языком. Более того, 1,6 млн. жителей Азербайджана, 0,9 млн. – Армении и 1,3 млн. – Грузии владеют им активно. Все это создает гораздо более благоприятную обстановку для продвижения русского языка и образования по сравнению с той, что сложилась на южной периферии Средней Азии.

Эффективность реализации концепции господдержки и продвижения русского языка за рубежом во многом будет зависеть от целей и задач, которые следует поставить перед отвечающим за ее реализацию ведомством. Если следовать прежней тактике пассивного наблюдения за тем, как русскоязычное пространство в странах СНГ сужается, особых успехов в этом направлении ждать не стоит. Если же поставить цель расширения русскоязычного пространства хотя бы в базовых с точки зрения интересов России странах, выделить для этого средства, определить план мероприятий и, самое главное, контролировать его выполнение, можно ожидать определенных успехов. Тот же Казахстан в плане продвижения казахского языка за рубежом действует гораздо активнее России и уже достиг на этом поприще заметных результатов.

________________

Фото – http://old.rs.gov.ru/node/22936

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1581