На юге СНГ «русский мир» становится азиатским - Ритм Евразии
Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 29.09.2021 |

На юге СНГ «русский мир» становится азиатским

В начале ноября президент РФ В. Путин подписал концепцию государственной поддержки и продвижения общего образования на русском языке в международном образовательном пространстве, которая должна стать одним из главных компонентов «мягкой силы» России в ближнем зарубежье. Есть, увы, ощущение, что МИД и Россотрудничество действуют с опозданием, так как многие из республик бывшего СССР, являвшихся некогда важной частью «русского мира», быстрыми шагами его покидают.

Русский язык вполне справедливо рассматривается в концепции «в качестве одного из основных инструментов продвижения и реализации стратегических внешнеполитических интересов Российской Федерации», поскольку его распространение «способствует формированию положительного отношения к Российской Федерации в мировом сообществе, укреплению и расширению российского присутствия на международной арене». Эту аксиому после крушения своих колониальных империй осознали многие крупные европейские государства, включая такие крупнейшие в прошлом колониальные державы, как Великобритания, Испания и Франция. Вот только задумалась Россия об этом, к сожалению, лишь спустя четверть века после того, как бывшие национальные окраины СССР получили независимость и начали активно вытеснять русский язык из большинства сфер государственной и общественной жизни.

Особенно проблемными в этом отношении являются южные республики бывшего СССР, которые, входя главным образом в мусульманский культурный ареал и резко отличаясь от России в этнокультурном отношении, покидают пределы «русского мира» гораздо быстрее европейских стран СНГ. Во многих из них процессы сокращения численности русскоязычного населения, образования, культурного и информационного пространства приняли уже практически необратимый характер. В Таджикистане, например, численность русского населения в результате гражданской войны сократилась с 388,5 тыс. человек в 1989 г. до 35 тыс. человек в 2010 г. Отъезд большей части гуманитарной и научно-технической интеллигенции привел к тому, что получить образование на русском языке можно только в нескольких учебных заведениях, а абсолютное большинство населения 8-миллионной республики, 1 млн. из которого постоянно работает в России в качестве трудовых мигрантов, вообще не знает русского языка.

Надо признать, что поголовного владения русским языком в Средней (Центральной) Азии никогда не было. Своего рода исключением был Казахстан, который до 1936 г. являлся автономной республикой в составе РСФСР и был тесно связан с ней экономически. В связи с этим русским языком, по данным переписи 1989 г., владели 62,8% казахов, но только 36,9% киргизов, 30% таджиков, 27,5% туркмен и 22,3% узбеков. Русские, которые проживали главным образом в городах или, как в Казахстане и Северной Киргизии, в зоне плотного расселения славянского населения, местными языками почти не владели. По данным той же переписи 1989 г., титульным языком владело 4,5% русского населения Узбекистана, 3,5% – Таджикистана, 2,5% – Туркмении, 1,2% – Киргизии и 0,9% – Казахстана. В условиях, когда русский язык в СССР фактически был государственным, а получение на нем образования, информации и т.п. не составляло проблем, смысла учить местные языки не было. По многим учебным предметам, особенно естественно-научного профиля, учебников на национальных языках вообще не существовало, а преподавание полностью велось на русском языке.

За два с лишним десятилетия, минувших со времени распада СССР, языковая ситуация в Средней Азии заметно изменилась. На рубеже «нулевых» и «десятых» годов русским языком в общей сложности владело 84% жителей Казахстана, 49% – Киргизии, 41% – Узбекистана, 33% – Таджикистана и всего 18% – Туркмении. В отличие от советской статистики, учитывавшей владение русским языком отдельными этносами, в постсоветской приведены данные по населению в целом, включая пока еще остающихся в регионе славян. Поэтому сопоставить их с данными переписи 1989 г. трудно. Более адекватными выглядят данные о числе активно владеющих русским языком, то есть способных читать, писать и объясняться. В Казахстане их насчитывалось 72% населения, в Киргизии – 36%, в Узбекистане – 14%, а в Таджикистане и Туркмении – всего 12%. При этом 16% жителей Казахстана, 50% – Киргизии, 59% – Узбекистана, 67% – Таджикистана и 82% – Туркмении вообще не владеют русским языком. То есть в Казахстане русскоязычное пространство после распада СССР даже расширилось, в Киргизии – заметно не изменилось, а в Узбекистане, Таджикистане и Туркмении сократилось в 2-3 раза.

Чем дальше республика от России географически, экономически и политически, тем ниже в ней доля владеющих русским языком. Если в Казахстане русский язык знают почти все, то в Киргизии и Узбекистане – пассивно (могут объясниться) им владеет каждый второй, а в Таджикистане и Туркменистане большая часть населения по-русски не говорит. В обозримой перспективе русскоязычное культурно-языковое пространство в среднеазиатских республиках, за исключением Казахстана, может вообще исчезнуть. Тем более что значительную по численности группу населения славяне и другие европейские этносы продолжают составлять только в Казахстане и в меньшей степени в Киргизии. В Таджикистане и Туркмении их демографический вес на фоне титульного этноса почти незаметен. В том же направлении развивается демографическая ситуация в Узбекистане. Причем во многих республиках стремление России расширить в регионе свое культурно-языковое пространство сталкивается с политической позицией их руководства, не желающего отдавать воспитание подрастающего поколения на откуп русскоязычным преподавателям.

Сокращение русскоязычного образования является результатом отнюдь не только эмиграции преподавательских кадров и европейского населения в целом. Надо говорить откровенно: во всех республиках Средней Азии проводится сознательная политика по сокращению русскоязычного образования и переводу его на титульные языки. Так, численность обучающихся на русском языке с 1990/1991 по 2010/2011 гг. в Казахстане сократилась с 2 млн. 224 тыс. человек до 690 тыс. (на 69%), в Узбекистане – с 636 до 221 тыс. (на 65%), в Таджикистане – со 120 до 47 тыс. человек (на 61%), в Туркмении – со 127,1 до 6,5 тыс. человек (на 95%). В последней из названных стран русскоязычное образование сегодня фактически полностью ликвидировано, а в Таджикистане и в меньшей мере в Узбекистане сократилось до уровня, при котором воспроизводство русскоязычной информационной и культурной среды оказывается под вопросом. В Казахстане и Киргизии ситуация с русскоязычным образованием пока более благоприятна, хотя усиление националистических настроений сказывается и здесь.

Киргизско-Российский славянский университет – один из немногих в ЦА вузов, где можно получить высшее образование на русском языке 

В государствах Закавказья ситуация с русским языком обстоит на порядок лучше, чем в Средней Азии, что объясняется их географической близостью и тесными связями с Россией. На рубеже «нулевых» и «десятых» годов в Азербайджане русским языком владело 4,9 млн. из 8,9 млн. населения (55%), в Армении – 2,4 млн. из 3,6 млн. (58,6%), а в Грузии, отношения которой с Россией после «пятидневной войны» 2008 г. переживают далеко не лучшие времена, – 2,4 млн. из 4,5 млн. населения (54%). При этом численность собственно русского населения в странах региона сравнительно невелика. В Азербайджане насчитывается всего 119 тыс. русских (1,3%), в Грузии – 45 тыс. (1%), а в Армении – всего 7,5 тыс. (0,2%). При «таджикско-туркменском» уровне численности и удельного веса русских более половины населения Закавказья в той или иной мере владеет русским языком. Более того, 1,6 млн. жителей Азербайджана, 0,9 млн. – Армении и 1,3 млн. – Грузии владеют им активно. Все это создает гораздо более благоприятную обстановку для продвижения русского языка и образования по сравнению с той, что сложилась на южной периферии Средней Азии.

Эффективность реализации концепции господдержки и продвижения русского языка за рубежом во многом будет зависеть от целей и задач, которые следует поставить перед отвечающим за ее реализацию ведомством. Если следовать прежней тактике пассивного наблюдения за тем, как русскоязычное пространство в странах СНГ сужается, особых успехов в этом направлении ждать не стоит. Если же поставить цель расширения русскоязычного пространства хотя бы в базовых с точки зрения интересов России странах, выделить для этого средства, определить план мероприятий и, самое главное, контролировать его выполнение, можно ожидать определенных успехов. Тот же Казахстан в плане продвижения казахского языка за рубежом действует гораздо активнее России и уже достиг на этом поприще заметных результатов.

________________

Фото – http://old.rs.gov.ru/node/22936

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
3335
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия ВОЗ Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Курильские острова Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь сельское хозяйство Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России Словакия СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Тюркский совет Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция хлопок Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика