Всемирный банк не уверен в том, что власти Узбекистана используют принудительный труд
23.11.2015 | Новости | 13.40
A
A
A
Размер шрифта:

Систематическое использование детского и принудительного труда в хлопкоуборочной кампании в Узбекистане не зафиксировано, но утверждать, что это явление полностью отсутствует, нельзя. Такой вывод следует из обнародованного 20 ноября доклада Всемирного банка (Tne World Bank) об итогах совместного с МОТ (Международной организацией труда) мониторинга использования детского и принудительного труда во время сбора урожая узбекского хлопка в 2015 году.

Мониторинг проводился с 14 сентября по 31 октября 2015 года в десяти из тринадцати регионов Узбекистана: Республике Каракалпакстан, Бухарской, Кашкадарьинской, Самаркандской, Джизакской, Сырдарьинской, Ташкентской, Наманганской, Андижанской и Ферганской областях. В каждом из регионов работала группа, состоящая из иностранного наблюдателя из МОТ и пяти местных, представляющих Министерство труда, Федерацию профсоюзов, торгово-промышленную палату, Комитет женщин и одну из зарегистрированных неправительственных организаций. В общей сложности, они посетили 1100 участков, в том числе 254 хлопковых поля, и провели 9620 интервью.

На полях группа мониторинга анкетировала и беседовала с фермерами, бригадирами, взрослыми сборщиками хлопка и детьми, когда таковые были обнаружены; в образовательных учреждениях – с директорами, преподавателями, техперсоналом и студентами; в медицинских учреждениях – с руководителями, медицинским и немедицинским персоналом; на предприятиях - с директорами и сотрудниками. Кроме того, наблюдатели общались с председателями махаллинских (квартальных) комитетов, хокимами (главами администраций городов и районов), чиновниками здравоохранения и образования, представителями Совета фермеров Узбекистана и молодежной организации «Камолот».

Всемирный банк (ВБ) и МОТ признают, что респондентов напрягал официальный вид группы наблюдателей и поэтому они были осмотрительны во время разговора с ними. «По опыту МОТ, это неудивительно, потому что в таких интервью почти никто не будет прямо признаваться в том, что был принужден к труду или заставлял кого-то работать, - говорится в докладе. – Некоторые отказывались от своих слов, когда оправдания были неубедительны. Другие не могли или не хотели обосновывать свои ответы. Респонденты с большей готовностью выражали желание рассказать о том, что они знали о других людях, которые сообщали им, что собирали хлопок против их воли, чем признать, что они сами были в такой ситуации».

От некоторых собеседников, работающих в сфере образования, здравоохранения или на предприятиях, группы мониторинга получили ответы, свидетельствующие о том, что этих людей принудительно отправляли на сбор хлопка либо от них требовали откупиться от работы на полях, а также о том, что они знают коллег, которым было предложено собирать хлопок против их воли.

Наблюдатели отметили «в некоторых случаях» факты, подпадающие под показатели принудительного труда: чрезмерные сверхурочные работы, оскорбительные условия жизни и труда, взимание платы за отказ от участия в сборе хлопка.

«Эти показатели и ответы сами по себе не устанавливают несомненное существование принудительного труда, но они поднимают вопросы о реальной готовности сборщиков участвовать в сборе урожая хлопка. Они демонстрируют, что риски принудительного труда, связанного с организованной вербовкой, реальны», - говорится в совместном докладе ВБ и МОТ.

В целом, мониторинг не представил убедительных сведений о том, что бенефициары проектов Всемирного банка используют детский или принудительный труд во время хлопкоуборочной кампании. Это заявление является предметом дальнейшего анализа данных, генерируемых наблюдателями, но, по мнению МОТ, этот вывод вряд ли изменится, говорится в докладе. Тем не менее, говоря о рисках принудительного труда, МОТ выражает обеспокоенность уровнем откровенности интервьюируемых, реальной степенью добровольного участия в сборе хлопка студентов университетов и колледжей и правдивости ведущих журналы посещаемости школ сотрудников. МОТ и ВБ намерены также изучить информацию, полученную от других источников, которые заявляют, что принудительный труд распространен в Узбекистане гораздо шире, чем это зафиксировано в процессе мониторинга МОТ.

К примеру, отмечается в докладе, сообщения альтернативных источников информации согласуются с выводами групп мониторинга ВБ и МОТ о том, что организация массовой вербовки студентов университетов и колледжей в возрасте 18 лет и старше стала обычным делом, и что эти образовательные учреждения фактически не функционировали на протяжении хлопкоуборочной кампании. Отправка студентов на хлопковые поля, как утверждают эти источники, не была добровольной, несмотря на письма к ректоратам с просьбой присоединиться к сбору хлопка. Эти источники утверждают, что молодежная организация «Камолот» и руководство вузов и колледжей являются соучастниками в организации привлечения студентов к сбору урожая под угрозой навредить на экзаменационных сессиях.

Напомним, накануне публикации доклада, 19 ноября, 38 международных организаций, в том числе – профсоюзы, правозащитники, бизнес-ассоциации и инвесторы, входящие в коалицию Cotton Campaign («Хлопковая кампания»), направили Всемирному Банку письмо с призывом приостановить кредитование Узбекистана до тех пор, пока власти этой страны не прекратят использовать принудительный труд. В частности, в письме говорится о том, что: узбекское правительство не выполняет обязательства по обеспечению соблюдения законов, запрещающих принудительный и детский труд; фермеров принуждают выращивать и сдавать государству установленный план по хлопку; по приказу районных и областных администраций на сбор этой сельхозкультуры ежегодно мобилизуют учителей, медсестер, врачей и других работников государственного сектора, а также студентов – под угрозой увольнения и отчисления; правозащитники, документирующие факты использования принудительного труда, подвергаются преследованиям и арестам.

Всемирный банк, приняв в июне 2014 года решение инвестировать в сельскохозяйственный сектор Узбекистана порядка $410 млн, пообещал расторгнуть контракт с узбекским правительством в случае обнаружения принудительного труда в осуществляемых проектах.

«Мы рады видеть прогресс в ряде моментов, таких, как обязательства по искоренению детского труда, проведение кампании по повышению осведомленности населения, запуск национального механизма обратной связи и обещание правительства сделать так, чтобы медицинские учреждения и начальные и средние школы оставались открытыми и работали в период сбора хлопка. В то же время мы обеспокоены значительными рисками принудительного труда, которые были обнаружены в ходе мониторинга, и продолжим работать с правительством и партнерами, чтобы эффективно смягчить эти риски. Многое предстоит сделать, но мы движемся в правильном направлении», - заявил региональный директор Всемирного банка по Центральной Азии Сародж Кумар Джа.

Международное информационное агентство «Фергана»

Теги: Узбекистан 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:231