Процессы над нацистскими преступниками: срока давности нет
29.11.2015 | Георгий ПАРФЕНОВ | 00.03
A
A
A
Размер шрифта:

В Государственном музее современной истории России в Москве развернута выставка «Процессы над нацистскими преступниками на территории СССР в 1943-1949 гг.». Её открытие было приурочено к 70-летию Нюрнбергского международного военного трибунала над главными нацистскими военными преступниками, на котором впервые в истории за планированием, подготовкой и ведением агрессивной войны был признан преступный, а значит, уголовно наказуемый характер.

«Криминализация агрессии как тягчайшего международного преступления обрела прочную легитимную базу. В этом главная заслуга Нюрнберга, – считает бывший Генеральный прокурор СССР А. Сухарев. – Здесь была законодательно установлена и проведена в жизнь ответственность тех, кто формировал, направлял и реализовывал политику войны как источника ненависти и массовых злодеяний».

Кроме того, через устав Международного военного трибунала удалось утвердить в международном праве положение о том, что, поскольку фашистские военные преступники и их преступления против мира по самой своей природе являются преступлениями международными, к ним не применима общеуголовная давность и они должны понести неотвратимое наказание, сколько бы времени ни прошло с момента совершения преступления.

 Эта важнейшая норма позволила судам Советского Союза, Франции, Польши, Югославии, Чехословакии, Голландии, Израиля, многих других стран, включая саму Германию, привлечь к уголовной ответственности тысячи военных преступников, на совести которых Майданек и Дахау, Хатынь и Аудрины, Саласпилс и Бабий Яр, Орадур сюр Глан и Лидице, Севастополь и Ковентри. Судьбу главарей нацистского рейха Геринга, Риббентропа, Кейтеля, Кальтенбруннера, Розенберга и других, осужденных в Нюрнберге к повешению разделили лидеры коллаборационизма: Петен и Лаваль во Франции, Квислинг – в Норвегии, Муссерт – в Голландии, Тисо – в Словакии. Только с 1945 по 1955 г. в странах Западной Европы прошли более 13 607 национальных судебных процессов, 27 обвиняемых были приговорены к пожизненному заключению, а 43 - осуждены на смертную казнь.

Огромная роль в утверждении непреложного порядка наказания военных преступников принадлежит Советскому Союзу. Уже 22 июня 1941 г. СССР заявил о необходимости привлечь нацистскую верхушку к уголовной ответственности за развязывание войны. 14 октября 1942 г. Советское правительство выступило с заявлением об ответственности гитлеровских захватчиков и их сообщников за злодеяния, совершаемые ими в оккупированных странах Европы. Такая ответственность возлагалась не только на главарей фашистской Германии, но и на непосредственных исполнителей их преступных приказов.

Сегодня мало кто помнит, что именно Советский Союз стал первой страной, организовавшей показательные суды над нацистами за преступления против человечества, совершенные в годы Великой Отечественной войны. По наиболее жестоким и масштабным преступлениям, совершенным на территории СССР, были проведены открытые судебные слушания в Краснодаре, Краснодоне, Киеве, Смоленске, Риге, Сталино (Донецке), Севастополе – всего 21 процесс.

Широкий общественный резонанс получил первый по счету судебный процесс, состоявшийся в июле 1943 г. в Краснодаре над группой изменников Родины, которые служили в карательной зондеркоманде СС «10-А». Оккупанты замучили, отравили газами, застрелили почти 11,5 тысячи жителей Кубани. Для ускорения казней они использовали «душегубки» («газенвагены») – грузовики с герметическими кузовами, в которых от выхлопных газов погибли 7 тысяч человек.

Подручными у гестаповцев активно выступали коллаборационисты. Из 200 карателей, служивших в зондеркоманде, удалось вначале задержать немногих – В. Тищенко, Н. Пушкарева, И. Речкалова и их восьмерых подельников. Они и предстали перед судом. В ходе процесса вскрылись леденящие кровь подробности того, как зверствовали каратели, выслуживаясь перед гитлеровцами. Были заслушаны 22 свидетеля, зачитаны выводы медэкспертизы по вскрытию тел 623 погибших. Под грузом доказательств все подсудимые вынуждены были признать себя виновными.

18 июля на городской площади Краснодара в присутствии 50 тыс. человек состоялся акт справедливого возмездия: восемь злодеев по приговору военного трибунала закончили свою жизнь на виселице. Менее активные пособники получили по 20 лет каторжных работ.

Документы Краснодарского процесса о «душегубках» были позднее использованы на Нюрнбергском процессе. А затем к ним вернулись в 1963 г., когда состоялся суд над еще девятью членами зондеркоманды СС «10-А». Еще спустя годы материалы процесса помогли наказать и шефа зондеркоманды К. Кристмана, которого суд в Мюнхене приговорил к 10 годам тюремного заключения.

Процессы, проведенные практически на всей освобожденной от оккупантов территории, позволили покарать десятки военных преступников. Казнили осужденных публично, на месте совершенных ими злодеяний. Например, свидетелями повешения 12 преступников в Киеве на площади Калинина (ныне широко известный майдан Незалежности) были и одобрили казнь более 200 тысяч горожан. В этой публичности никто не видел тогда ничего сверхъестественного: так удовлетворялось чувство священной мести убийцам и изуверам.

Поднятая нами тема многогранна и изобилует большим количеством фактов, которые невозможно уложить в рамки одной статьи. Тем не менее нельзя не задержать внимания еще на одном процессе – Краснодонском 1943 г. – по делу предателей из вспомогательной полиции, которые вместе с немецкими оккупантами учинили жестокую расправу над членами подпольной молодежной организации «Молодая гвардия».

В конце июля – начале августа 1942 г. в оккупированном гитлеровцами Краснодоне и окрестных поселках возникли подпольные группы патриотически настроенной молодежи, горевшей желанием бороться против немецких захватчиков. Эти группы были объединены В. Третьякевичем, членом подпольных горкома и обкома комсомола, в единую организацию, которая получила название «Молодая гвардия» и насчитывала в своем составе более 100 человек – это были юноши и девушки от 14 до 25 лет. Подпольщики устраивали диверсии на предприятиях и железной дороге, распространяли сообщения Совинформбюро и листовки антифашистского содержания, препятствовали угону в Германию молодежи, собирали оружие и боеприпасы для будущей борьбы. Им удалось освободить из плена около 90 красноармейцев.

Отсутствие опыта конспирации подвело юных героев: в начале 1943 г. гестапо удалось выйти на их след и с помощью предателей разгромить организацию. После жестоких пыток 71 человека (живыми и убитыми) фашистские изверги сбросили в шурф шахты, многие были расстреляны. Лишь 11 подпольщиков смогли уйти от преследования полиции. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 сентября 1943 г. руководители организации У. Громова, И. Земнухов, О. Кошевой, С. Тюленин, Л. Шевцова были посмертно удостоены звания Героя Советского Союза. Большинство остальных членов «Молодой гвардии» награждены орденами и медалями. Сумел скрыться от немцев и перейти линию фронта И. Туркенич. Позднее он воевал и незадолго до окончания войны погиб. Звание Героя Советского Союза ему было присвоено посмертно в 1990 г. накануне 45-летия Великой Победы. В. Третьякевич – действительный руководитель «Молодой гвардии», ошибочно объявленный предателем, в 1959 г. был полностью реабилитирован, а в 1960 г. посмертно награжден орденом Отечественной войны 1-й степени.

Из тех, кто участвовал в допросах, пытках и казнях членов организации, по горячим следам удалось задержать только троих. Возмездие настигло предателей Г. Почепцова, В. Громова и М. Кулешова. На публичном расстреле осужденных присутствовало около 5 тыс. краснодонцев. До поры до времени удавалось скрываться еще двум преступникам – В. Подтынному, который, дезертировав из Красной армии, поступил на службу в немецкую полицию и лично руководил арестом молодогвардейцев, и его подручному И. Мельникову. Но и они через два десятка лет были разоблачены и приговорены судом к высшей мере наказания.

Вернуться к этом процессу побуждает не только необходимость рассказать о священной каре нацистским преступникам за их злодеяния. Неотвратимость наказания – вот о чем нелишне помнить киевской неонацистской хунте, творящей на земле «молодогвардейцев» новые преступления. В сводках, вот уже два года поступающих с фронтов Новороссии, мы видим знакомые по истории Великой Отечественной войны названия – Краснодон, Ровеньки, Первомайка, Изварино… Донбасс воюет с нацистами новых мастей. Воюет за право жить по своим законам, а не тем, которые диктуют наследники коллаборационистов-бандеровцев. 

Воюет Новороссия и за правду истории: с подачи оуновца Евгения Стахива, после войны скрывшегося от возмездия в Америке, а уже в 1990-е ставшего частым гостем «незалежной», объявлено, что в Краснодоне действовала не коммунистическая подпольная организация, а ячейка УПА, боровшаяся за «самостийную» Украину. К посмертной славе «молодогвардейцев» примазываются злейшие враги Донбасса.

Такие попытки тщетны. А вот процессов над самими новоявленными карателями им не избежать. Недаром Следственный комитет России возбудил целый ряд дел о применении запрещенных средств и методов ведения войны и геноциде русскоязычного населения (ч.1 ст.356 УК РФ) против ряда деятелей нацистско-олигархического режима. История сурово наказывает тех, кто не желает у нее учиться. 

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1161