Хорошист обошел отличника: инвестиционный марафон Казахстана
01.12.2015 | Замир КАРАЖАНОВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

Для Казахстана глубокая интеграция на постсоветском пространстве – это не только возможность нарастить инвестиции в производственный сектор, диверсифицировать экономику, создать условия для устойчивого развития, но иногда еще и житейский опыт, как привлечь индустриальных лидеров.

20 ноября министр по делам экономической интеграции РК Жанар Айтжанова сообщила о том, что Казахстан снова оказался в числе лидеров по привлеченным инвестициям в мире. По ее словам, за прошедшие десять лет республика привлекла 200 млрд. долларов и по этому показателю вошла в двадцатку мировых лидеров.

Для людей, следящих за экономическими новостями, заявление Ж. Айтжановой не было открытием. Республика привлекает большие объемы инвестиций в экономику. Причем глобальный кризис не оказывает влияния на этот процесс. В 2006 году объем инвестиций перевалил за 10 млрд. долларов, а уже в 2007 году он приблизился к 20 млрд. долларов. В 2012 году был установлен своеобразный рекорд: за 12 месяцев республике удалось привлечь 22,5 млрд. долларов.

Любопытно, что Казахстан сохранил победную серию даже после того, как цена на нефть в мире в конце 2014 года стремительно стала падать и тенге отправили в свободное плаванье. «В прошлом году иностранные инвестиции во всем мире снизились примерно на 8 процентов. При этом в развивающихся странах – примерно на 50 процентов. Несмотря на это, Казахстан отмечает устойчивый рост притока иностранных инвестиций», – отметил в июне этого года глава комитета по инвестициям Министерства по инвестициям и развитию Ерлан Хаиров.

Если говорить об интеграции на постсоветском пространстве, то Астана также отличается активной позицией. Не секрет, что большая часть инвестиций в Евразийском союзе приходится на две страны – Казахстан и Россию. Причем, по данным Financial Times, по итогам первого полугодия текущего года инвестиции в РФ сократились на 46,12% по сравнению с аналогичным периодом 2014 годом. А в Казахстан приток зарубежного капитала за тот же период, напротив, вырос на 289%.

В чем успех Казахстана? Как отметил глава государства Нурсултан Назарбаев: «В мире денег много, надо уметь их взять и привлечь». Согласно опросу действующих инвесторов, проведенной компанией EY, большинство из них выделяют макроэкономическую (81,2% респондентов), политическую и социальную (79,6%) стабильность – как преимущества нашей страны. Далее следуют телекоммуникационная инфраструктура (72,8%), размер внутреннего рынка (63,4%) и корпоративное налогообложение (56,8%).

К сказанному следует добавить либеральную модель экономики, которая получает лестные оценки со стороны МВФ и Всемирного банка, а также действующее законодательство, которое периодически совершенствуется. Год назад были приняты очередные поправки, которые сулили инвесторам очень хорошие льготы. В том числе частичное возмещение издержек из бюджета в случае введения в эксплуатацию индустриальных объектов. Стоит отметить, что законодательные поправки получили положительные оценки влиятельных бизнес-изданий США. Даже среди тех, кто прохладно относится к разного рода автократиям.

Еще один фактор привлечения инвестиций, на который любят ссылаться представители правительства, – это реализация госпрограммы ФИИР. «У нас сейчас более 300 инициатив от инвесторов различных стран, которые заинтересованы вкладывать средства в Казахстане. Мы работаем не только с новыми инвесторами, но и над тем, чтобы те инвесторы, которые уже действуют в Казахстане, реинвестировали», – сообщил на Astana Invest-2015 министр по инвестициям и развитию Асет Исекешев.

Бизнесмены, опрошенные EY, отметили не только достоинства Казахстана, но и его недостатки. В их числе слабое администрирование, коррупция, бюрократия. Перечисленные проблемы актуальны не только для инвесторов, но и для Астаны. Планы к 2050 году оказаться в тридцатке ведущих стран мира зависят, среди прочего, от успехов в борьбе с коррупцией. Как сетуют эксперты, страны ОЭСР, среди которых через полвека видит себя Казахстан, в глобальном рейтинге восприятия коррупции не опускаются ниже 30 места, в то время как Астана в этом списке дрейфует на 133 месте.

Поэтому напрашиваются несколько выводов. Во-первых, низкий КПД госаппарата вместе с его пороками снижает эффект налоговых и прочих льгот для инвесторов. Во-вторых, опасно почивать на лаврах и полагать, что зарубежные капиталы будут бесконечно течь в страну бурными реками. Многие помнят, как решение ФРС США свернуть политику количественного смягчения вызвало отток инвестиций из развивающихся рынков в Америку. Коррупция, бюрократизм и обещания улучшить бизнес-условия не смогут остановить утечку капиталов.

Работу над ошибками следует активизировать хотя бы потому, что Казахстан может утратить свои преимущества. «Эпоха низких цен на сырье», о наступлении которой ранее известил премьер-министр Карим Масимов, способствует росту социальной напряженности и завязывает «узлы противоречий», объективно усиливает тренд нестабильности.

Речь идет не только об активизации оппонентов власти и попытке нарушить политический статус-кво, как это видно на примере Венесуэлы, но и о макроэкономической нестабильности. Уже тот факт, что казахстанский Нацбанк отказался от валютного коридора и отправил тенге в свободное плавание, говорит о смене многолетней монетарной политики. Иными словами, Астана в эпоху низких цен на сырье рискует утратить свое преимущество – стабильность.

Очевидно, что в эпоху высоких цен на сырье Казахстан подсел на «нефтяную иглу». Слезть с нее и мучительно, и больно. Поэтому проблемы устойчивого развития страны заставляют обратить внимание не на объемы инвестиций, а на то, в какие сферы экономики шли из-за рубежа денежные потоки. И тут картина выглядит не столь радужной. Свыше 75% инвестиций приходится на нефтедобывающие регионы, а это усиливает перспективы страны стать «сырьевым придатком» глобальной экономики. И по мере приближения даты вступления РК во Всемирную торговую организацию такие шансы растут.

Сможет ли ЕАЭС помочь Казахстану диверсифицировать как его инвестиционный портфель, так и экономику в целом? Скажем сразу: потенциал для этого есть. По данным Евразийского банка развития, глубокая интеграция на постсоветском пространстве способствует стабильности взаимных прямых инвестиций. Так, если в рамках СНГ в 2013 и 2014 годах капиталовложения сокращались на 8 и 12% соответственно, то в ЕАЭС в этот отрезок времени наблюдался рост. Как говорится в докладе банка, в прошлом году взаимные инвестиции выросли с 24,8 до 25,1 млрд. долларов, и это в условиях девальвации национальных валют.

Стоит отметить, что у Казахстана неплохие шансы стать магнитом притяжения для инвестиций в рамках ЕАЭС. Как не раз говорилось, ставка налогов в республике ниже, чем у ее партнеров по интеграции. Поэтому, как только заработал в 2009 году Таможенный союз, ряд компаний из России и Белоруссии предпочли зарегистрировать свои офисы в Казахстане.

Следует отметить, что инвестиции из стран ЕАЭС и России выгодно отличаются от других государств. Как правило, они не локализованы в одной отрасли, а охватывают разные сферы экономики. Благодаря этому, динамику развития получают не только сырьевые предприятия. Как говорит Ж. Айтжанова в интервью forbes.kz: «Со вступлением Казахстана в ЕАЭС увеличились инвестиции в обрабатывающий сектор нашей экономики, в машиностроительную и пищевую отрасли».

По оценке Министерства национальной экономики, после вступления Казахстана в Таможенный союз капиталовложения в обрабатывающую отрасль увеличились в 2,5 раза. За четыре года они выросли с 5,7 млрд. долларов до 14 млрд.

Веяния интеграции сказываются не только на инвестициях, но и на товарообороте со странами ЕАЭС, который выгодно отличается от характера отношений с другими государствами. Поскольку торговля не ограничивается и не сводится к поставкам сырья, а включает в себя и продукцию переработки, продукты питания. Одним словом, товарооборот Казахстана со странами ЕАЭС носит зрелый характер. И уже по этой причине будет способствовать развитию разных отраслей экономики.

Впрочем, диверсификация экономики продолжится безотносительно к интеграции на постсоветском пространстве. Как говорится, было бы счастье, да несчастье помогло! Резкое падение цен на сырье в мире привело к тому, что интерес инвесторов к энергоресурсам заметно снизился. «В связи с чем происходит замена – мы видим, что уменьшается доля инвестиций в добывающий сектор», – сообщал ранее глава комитета по инвестициям Министерства по инвестициям и развитию Е. Хаиров.

Добыча нефти в Казахстане – далеко не дешевое удовольствие. Как сообщил в конце прошлого года первый вице-министр энергетики Узакбай Карабалин, средняя себестоимость традиционных месторождений нефти в РК составляет около 50 долларов. В свою очередь, министр энергетики Владимир Школьник сообщил, что 15% нефтяных месторождений будут балансировать на грани нерентабельности при цене 60-65 долларов за баррель нефти марки Brent. Нынче цены на рынке еще ниже. Неудивительно, что прибыль АО «НК «КазМунайГаз» сократилась на 30% в первом полугодии и компания была вынуждена сократить свой бюджет.

Впрочем, не стоит списывать со счетов сырье. В мире упала цена на нее, но ценность ее для экономики никуда не исчезла. Приходит понимание, что ресурсы должны усиливать конкурентоспособность промышленности, обеспечивать ее развитие, а не просто экспортироваться за рубеж. Несколько лет назад в Казахстане обсуждалась идея создания хабов, обрабатывающих компаний вокруг крупных сырьевых предприятий. Идея здравая и могла бы стать хорошим формат для сотрудничества компаний стран ЕАЭС, но она не получила развития.

И наконец, интеграция на постсоветском пространстве – это не только рынок капиталов, но и житейский опыт. Хотя Астана считается отличником по экономическому развитию и по привлечению инвестиций, ей есть чему поучиться у Москвы. Партнер по ЕАЭС даже в условиях западных санкций привлекает инвесторов, готовых делать технически сложную продукцию. К примеру, Volkswagen и Ford Motors наладили производство двигателей для своих машин. И это всего лишь отдельные примеры.

Россия и Казахстан действуют в ЕАЭС так, что, казалось бы, география не имеет значения. Из-за санкций растут политические риски для компаний, чьи офисы находятся в Европе и США. Здравая логика должна была подсказать им, что производство лучше налаживать в Казахстане, а готовую продукцию поставлять на свои предприятия в России. Но, увы, реальность такова, что компании не испугали перспективы расширения санкций. Их руководство прогнало страхи и воспользовалось благоприятными условиями России. Хорошист обошел отличника! Не это ли повод для Астаны еще раз критически взглянуть на свою инвестиционную политику?

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1253