Закрытие проливов поставит крест над Святой Софией
05.12.2015 | Ольга СУХАРЕВА | 21.42
A
A
A
Размер шрифта:

Руководство Турции, после предательского удара в спину России мечущееся между страхом и жаждой дармовой нефти, выкладывает последние козыри. Президент Турции Р. Эрдоган пригрозил перекрыть для российских кораблей Босфор и Дарданеллы, объявив, что страна «находится под угрозой военной опасности со стороны России, и принято принципиальное решение закрыть Босфор и Дарданеллы для всех судов России, находящихся в Черном море и имеющих военное предназначение не только для Сирии, но и для других стран, заигрывающих с российской стороной. Соответствующее решение направлено в ООН».

Иначе как истерикой это назвать сложно. Но факт остается фактом. Если не закрыть, то осложнить жизнь российским кораблям Анкара действительно может. И было бы странным, если бы на фоне обострения двусторонних отношений Турция не использовала этот рычаг влияния.

Вековая геополитическая битва

Значение Босфора и Дарданелл сложно переоценить, поскольку эти проливы являются единственным выходом из Черного и Азовского морей в Мировой океан. На данный момент проливы служат основной артерией снабжения российской группировки в Сирии, и их закрытие, хотя и не критично, но осложнит поддержку Россией своих войск на Ближнем Востоке.

Геополитическая борьба за доступ к Босфору и Дарданеллам началась для нашей страны еще в эпоху Петра Первого, приведя впоследствии к ряду войн и жестких столкновений с ведущими мировыми державами. Вместе с появлением у России флота встал вопрос его передвижения по Черному морю и выхода в Средиземное море. Впервые эту проблему Россия поставила перед Турцией в 1698 г. на Карловицком конгрессе, но получила категорический отказ. При поддержке враждебных России европейских держав Блистательной Порте вплоть до подписания Кючук-Кайнарджийского мирного договора 1774 г., открывшего возможности для русского торгового мореплавания, удавалось блокировать все русские инициативы. Адрианопольский мирный договор 1829 г. открыл Черное море для торгового мореплавания и других стран.

Гораздо более сложным было урегулирование вопроса о проходе через проливы военных кораблей. Еще в 1802 г. Россия четко сформулировала свой подход к этому вопросу. Её позиция состояла в том, чтобы открыть проливы для русских военных кораблей, одновременно заблокировав возможности проникновения в Черное море военных флотов нечерноморских государств. В 1799 г. Россия получила право на проход своих военных кораблей через проливы, что было подтверждено союзным договором 1805 г., в который был включен и принцип закрытия Чёрного моря для военных кораблей нечерноморских стран.

Но недолго музыка играла. В 1806 г. Порта нарушила свои обязательства, а в 1809 г. заключила с Англией Дарданелльский договор, дававший право англичанам на проход проливов. Отвоевать свои позиции России удалось лишь в 1833 г., но позже Николай Первый, руководствуясь сиюминутными интересами, от него отказался. Англия тем временем не дремала, продавив Лондонские конвенции 1840 и 1841 гг., которыми подтверждалось «древнее правило Оттоманской империи» о запрещении прохода каких бы то ни было иностранных военных кораблей через проливы. Русский флот снова оказался запертым в Черном море.

Британия и в те времена весьма своеобразно понимала нормы международного права, которые являются обязательными для исполнения кем угодно, кроме самого Лондона. В 1853 г. в нарушение Лондонской конвенции английский флот вошел в Черное море, что положило начало Крымской войне, в которой Россия потерпела поражение и потеряла право защищать свое черноморское побережье. В 1871 г. Лондонская конвенция санкционировала восстановление суверенных прав России, но проливы по-прежнему оставались закрытыми. Эта система была сохранена также Берлинским трактатом 1878 г.

Неоднократные нарушения Турцией своих договорных обязательств, а также агрессивные попытки главным образом Англии воспрепятствовать выходу России в Средиземное море постепенно привели российскую дипломатию к пониманию того, что единственным надежным способом обеспечить безопасность Черного моря и выход военного флота России в Мировой океан является присоединение Константинополя к Российской империи.

Первым реальным успехом русской политики на этом направлении стало заключение секретного соглашения 1915 г. со странами Антанты о включении Константинополя и проливов после победы над Германией в состав Российской империи. Помешала осуществлению амбициозных планов революция, после которой В. Ленин заявил, что «тайные договоры свергнутого царя о захвате Константинополя, подтвержденные свергнутым Керенским, ныне порваны и уничтожены». Тяжелые последствия этого шага не удалось преодолеть до сих пор.

Севрский мирный договор 1920 г. разрешил вопрос о проливах исключительно в пользу Англии. Проливы разоружались и открывались для военных кораблей всех держав, зона проливов передавалась во власть международной комиссии во главе с представителями Антанты. Стремясь восстановить контроль над проливами, СССР и Турция заключили в 1921 г. Московский договор, в соответствии с которым окончательный статус Босфора и Дарданелл должен был решаться на конференции черноморских государств. Такая конференция состоялась в Лозанне под контролем Британии и не привела к удовлетворительному для СССР решению.

В 1935 г. заинтересованные государства снова собрались на конференцию в швейцарском г. Монтре, где приняли действующую и поныне конвенцию.

Ловушка Монтре

Хотя конвенция Монтре и стала значительным прорывом в урегулировании вопроса Босфора и Дарданелл, ее положения нельзя расценивать как полностью учитывающие интересы России. На Потсдамской конференции 1945 г. правительства Великобритании, США и СССР согласились с необходимостью пересмотра положений этого документа, который во время войны позволил Турции оказывать содействие гитлеровской Германии. Предлагая совместный контроль Турции и СССР над проливами и открытие на Босфоре советской военной базы, И. Сталин фактически вернулся к идее Российской империи по обеспечению контроля над проливами.

Естественно, страны Запада не могли позволить России выйти в Средиземное море. Сама Турция была быстро принята в НАТО. Окончательно «слил» советские планы Н. Хрущев, прокомментировав усилия Сталина по обеспечению стратегической безопасности страны в свойственной ему манере: «Разбили немцев. Голова пошла кругом. Турки, товарищи, друзья. Нет, давайте напишем ноту, и сразу Дарданеллы отдадут. Таких дураков нет. Дарданеллы – не Турция, там сидит узел государств. Нет, взяли ноту специальную написали, что мы расторгаем договор о дружбе и плюнули в морду туркам… Это глупо». Благодаря хрущевскому волюнтаризму на сегодняшний день имеем то, что имеем.

В соответствии с положениями конвенции Монтре, обеспечивающей суверенитет Турции над Босфором и Дарданеллами, проход через проливы гражданских судов как в мирное, так и в военное время, если Турция не является воюющей стороной, является свободным. Во время войны, когда Турция является воюющей стороной, торговые суда, не принадлежащие стране, находящейся в войне с Турцией, будут пользоваться правом свободы прохода и плавания в проливах при условии, что никаким образом не оказывают содействия противнику. Эти суда должны будут входить в проливы днем; проход должен будет осуществляться по пути, который в каждом отдельном случае будет указываться турецкими властями.

Что касается военных кораблей, в мирное время суда черноморских держав имеют право прохода проливов при условии предварительного уведомления турецкой стороны. Общий тоннаж, который державы, не прибрежные к Черному морю, могут иметь в этом море в мирное время, ограничивается 30 тыс. тонн с возможностью повышения этого максимума до 45 тыс. тонн в случае увеличения численности ВМФ черноморских стран. Какова бы ни была цель их пребывания в Черном море, военные корабли не прибрежных держав не могут оставаться там более 21 дня.

Во время войны, когда Турция не является воюющей стороной, военные корабли будут пользоваться правом полной свободы прохода и плавания в проливах. Однако военные корабли всякой воюющей державы не будут иметь право проходить через проливы, за исключением, в частности, случаев помощи, оказываемой государству, явившемуся жертвой нападения в силу договора о взаимной помощи. Когда Турция является воюющей стороной, проход военных кораблей будет зависеть исключительно от усмотрения турецкого правительства. Если же Турция считает себя находящейся под угрозой непосредственной военной опасности, она может не дать кораблям несущего угрозу государства вернуться в свои порты. Но об этом она должна уведомить ООН. Последняя, в свою очередь, должна большинством в 2/3 голосов принять решение об обоснованности такого решения Турции.

Как видно из изложенного, никаких правовых оснований у Турции для закрытия проливов для российских кораблей нет. Тем не менее Анкара уже создает сложности для прохода гражданских российских судов через Босфор и Дарданеллы, на что вообще не имеет права даже в случае прямой войны.

Но, поскольку российские интересы по вопросу проливов так и не были полностью учтены, у турецкой стороны остались механизмы для нарушения положений конвенции Монтре. Так, в 1982 г. Турция решила в одностороннем порядке распространить внутренний регламент порта Стамбул на проливы, что дало бы право закрывать их в мирное время. От этой идеи она была вынуждена отказаться только под прямым давлением СССР и других государств. В 1994 г. она в одностороннем порядке ввела в действие Регламент судоходства в проливах, который содержит множество лазеек, позволяющих Турции нарушать права других держав на судоходство, обосновывая это проводимыми в проливах работами, полицейскими операциями и прочими сомнительными обстоятельствами. Неоднократно указывалось, что данные положения явно не соответствуют конвенции Монтре, однако это было полностью проигнорировано турецкими властями.

Позволяла себе Турция и неоднократные нарушения режима пребывания в Черном море военных кораблей нечерноморских стран, что несло угрозу безопасности России. В качестве примеров можно привести вход в Черное море американских кораблей, превышающих по тоннажу допустимые нормы и нарушающих сроки пребывания: в 2008 г. во время юго-осетинско-грузинского конфликта, в 2011 г. во время украинских учений «Си Бриз», в 2014 г. – после государственного переворота на Украине.

Апокалипсический сценарий

Совершенно очевидно, что самостоятельно Анкара не может пойти на столь вопиющее нарушение норм международного права, как перекрытие проливов для России. С момента закладки первых кораблей Черноморского флота геополитический интерес ведущих западных стран, в данный момент сконцентрированных в НАТО, состоящий в том, чтобы не допустить выхода России в Средиземное море, ничуть не изменился. Как писал еще в 1946 г. заместитель госсекретаря США Д. Ачесон, «если Советский Союз добьется контроля над Турцией, то будет трудно помешать Советам взять под контроль Грецию, весь Ближний и Средний Восток. Для Америки жизненно важно предотвращение любых советских планов силой или угрозой применить силу добиться своего в отношении Дарданелл и Турции».

Оказав военную помощь Сирии, Россия совершила обходной геополитический маневр, вырвавшись на оперативный простор Средиземноморья и Ближнего Востока и поставив крест на мировой гегемонии США. Военная операция России против террористов в Сирии нанесла удар не только по планам Р. Эрдогана, Саудовской Аравии и Катара, но и нарушила стратегические планы США по переформатированию Ближнего Востока. Кроме того, европейцам и многим американским гражданам стало понятно, что коалиция под руководством США лишь имитировала борьбу с международным терроризмом. В этом контексте цели предательского удара Турции по российскому самолету и провокации в проливах достаточно ясны – снова загнать Россию в Черное море.

С другой стороны, прямого военного столкновения ни НАТО, ни тем более Анкара не хотят. Ряд провокаций в Босфоре и Дарданеллах, скорее, был сигналом России «не выходить за флажки». Как заявил РИА Новости военно-дипломатический источник, «никаких проблем с прохождением черноморских проливов российскими кораблями в настоящее время не наблюдается, хотя это вполне нормальное явление, что некоторые суда ожидают своей очереди на прохождение пролива в связи с его загруженностью или природными катаклизмами, затрудняющими судоходство». Так же миролюбиво расценила Россия и встречу турецкой подводной лодки с российским кораблем.

Тем не менее турецким властям вряд ли стоит строить особые иллюзии по поводу того, что Россия оставит без внимания военные провокации Анкары. По словам президента РФ В. Путина, «мы не собираемся и не будем бряцать оружием. Но если кто-то думает, что, совершив подлое военное преступление, убийство наших людей, они отделаются помидорами или какими-то ограничениями в строительной и других отраслях, то они глубоко заблуждаются. Мы еще не раз напомним о том, что они сделали. И они еще не раз пожалеют о содеянном. Мы знаем при этом, что надо делать».

Комментируя напряженность в Босфоре и Дарданеллах, пресс-секретарь российского президента Д. Песков назвал возможность перекрытия Турцией черноморских проливов для российских судов «апокалипсическим сценарием». Понимают это и в НАТО. Как заявил один из его высокопоставленных генералов, «мы постоянно ведем консультации с турецкими генералами и определенно достигли в этом прогресса. Но я постоянно их предупреждаю, что если они все же решатся перекрыть проливы Босфор и Дарданеллы, русские попросту уничтожат их вместе с этими проливами».

Официальные представители альянса поспешили заверить Россию в отсутствии планов перекрытия Турцией проливов. По заявлению постпреда США в НАТО генерал-лейтенанта Д. Льюта, «в течение десятилетий Турция очень серьезно относилась к своим международным обязательствам, зафиксированным в конвенции в Монтре. Я полагаю, что ситуация не изменится».

Как показывает история, особо верить заверениям Турции и ее западных союзников не стоит. С другой стороны, в случае провокации военного конфликта Анкара своими руками может отдать России Босфор и Дарданеллы, осуществив тем самым вековую мечту русских императоров, флотоводцев и православных поставить крест над Святой Софией. Вряд ли Турция на это решится, но на сегодняшний день ясно одно: загнать Россию обратно в Черное море больше не удастся.

Теги: Россия  Турция  
Рейтинг Ритма Евразии:
15
1
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:8272