Российско-турецкое похолодание: сможет ли Киргизия остаться в стороне?
09.12.2015 | Ринат ФАЙЗУЛИН | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Напряженность в российско-турецких отношениях сказывается и на Киргизии – республике, имеющей давние и прочные связи с обеими странами. Какую позицию занимает власть, какова реакция общественности, что говорит гражданское общество?

Идея пантюркизма, родившаяся в конце XIX века, является важнейшим инструментом, который Анкара использует во внешней политике. Из всех центральноазиатских республик Киргизия в наибольшей степени «освоена» Турцией. Туркам тяжело утверждать свою позицию лидера тюркского мира в Узбекистане и Туркмении, где власти резко реагируют на попытки что-то навязать им извне, зазвать в какие-то альянсы, организации. Что касается Казахстана, то он, например, по ВВП на душу населения опережает Турцию процентов на двадцать. То есть не воспринимает Турцию как однозначного лидера. Таджикистан является персоязычной страной. Остается Киргизия, где активность турок видна невооруженным глазом.

От шаурмы до отеля…

Заход турецкого бизнеса в Киргизию начался вместе с обретением страной независимости. Найти турецкие рестораны, кафе и магазины в киргизской столице не проблема. Турки занимались также вывозом ценных пород дерева, в том числе орехового капа, создавали хлопкоперерабатывающие предприятия, занимаются строительством, частично вошли в гостиничный бизнес.

Президент Алмазбек Атамбаев никогда не скрывал, что симпатизирует Турции. Именно в эту страну он совершил свой первый официальный визит на посту главы государства, вдобавок он неплохо говорит по-турецки и при общении с коллегой не имел проблем. Во время встречи с представителями турецкого бизнеса он призвал их инвестировать не только в сферу обслуживания, но и в строительство ГЭС и энергетику вообще, в сельское хозяйство, туристический бизнес, развитие телекоммуникационных систем.

Следует напомнить, что А. Атамбаев стал президентом в 2011 г. через полтора года после очередной «революции». Страна переживала не лучшие времена. Граница с Казахстаном, основным транзитным партнером, все еще была полупрозрачной. Страна оказалась фактически в экономической блокаде. Постоянные революционные перевороты насторожили соседей, они стали с опаской относится к каким-либо инициативам новых киргизских властей, опасаясь связываться с политически нестабильными режимами.

В этих условиях А. Атамбаев попытался найти новых внешнеполитических партнеров, оглядываясь на Россию, Казахстан, США и Китай. Но не только. В тот момент, когда у экономики не оказалось никаких ресурсов развития, а государственный долг рос, турецкий вектор внешней политики показался президенту перспективным. Однако ожидания вышли напрасными.

В начале 2012 г. президент Киргизии совершил первый официальный визит в Турцию. В Анкаре он, выступая перед журналистами после встречи с президентом Абдуллой Гюлем, сказал: «Товарооборот между нашими странами может достигнуть значительных результатов. Для этого у нас есть большой потенциал. Необходимо от намерений переходить к реализации конкретных проектов».

Однако сам же А. Атамбаев отметил, что товарооборот Турции даже с Афганистаном превышает товарооборот с Киргизией в 3 раза. Последний не превышал 300 млн. долларов. Оба президента с энтузиазмом заявляли, что реально довести в течение двух-трех лет товарооборот до 1 млрд долларов. По прошествии трех лет можно сказать, что поставленная задача не решена.

И другие побочные связи…

Если с совместной экономикой у Киргизии и Турции все никак не вяжется, то в гуманитарной и других сферах дело идет более успешно. В Бишкеке действуют два киргизско-турецких университета – «Манас» и Международный университет Ататюрка Ала-тоо. В каждом областном центре имеются турецкие колледжи, где преподавание ведется на турецком и английском языках. Киргизские студенты обучаются в университетах Турции. Там же проходят обучение будущие военные, а связи между турецкой и киргизской армией вполне устойчивы. Киргизские военные периодически получают помощь в виде оборудования, расходных материалов, довольно часто проводятся совместные учения отдельных подразделений и командно-штабные учения высшего военного руководства. У киргизской армии нет секретов от турецких коллег.

Существуют еще два наиболее активных канала межгосударственных связей двух стран. Первый – через Парламентскую ассамблею тюркоязычных стран (ТюркПА), куда наряду с Турцией и Киргизией входят Казахстан и Азербайджан, идею создания организации сформулировал в 2006 г. Нурсултан Назарбаев. Второй – Международная организация тюркской культуры (ТюркСОЙ) со штаб-квартирой в Анкаре. Обе эти организации входят в состав Тюркского совета или, как его еще называют, Совета сотрудничества тюркоязычных государств (члены – Азербайджан, Турция, Казахстан, Киргизия, Туркменистан, из тюркоязычных стран в него не входит лишь Узбекистан). В составе ТюркСОЙ в качестве самостоятельных членов до недавнего времени состояли и такие субъекты Российской Федерации, как Саха-Якутия, Башкортостан, Татарстан, Хакасия, Тыва, Алтай, но после введения санкций России против Турции им рекомендовано свое членство приостановить.

Для Турции, мечтающей стать страной-объединительницей и, соответственно, главой тюркского мира, запрет на участие субъектов РФ в ТюркСОЙ стал неприятным сюрпризом, но не более. У Анкары есть и другие способы проникновения в Россию, в том числе через Киргизию. Например, киргизско-турецкий университет «Манас» активно сотрудничает с Горно-Алтайским университетом. Так как Киргизию и Алтай связывают родственный язык, общая история, культурные пересечения, то контакты налажены во всех сферах. В том числе и религиозной, что не всегда выглядело мирно. Например, в 2012 г. из Горного Алтая миграционной службой были выдворены три священника-мусульманина из Киргизии, приехавших с миссионерской целью по приглашению местных священников. Формально причиной стало неправильное оформление документов.

Так что России нелегко будет изолироваться от Турции. Тем более это трудно для Киргизии, да в такой изоляции власти страны, как видно, и не ощущают особой необходимости.

Выбор вектора

В начале декабря в Астане прошло VI пленарное заседании ТюркПА. От Киргизии в нем принимали участие спикер парламента Асылбек Жээнбеков и несколько депутатов. В ходе пленума был принят ряд решений, закрепляющих участие Бишкека в деятельности организации. Так, киргизский парламентарий Садык Шер-Нияз возглавит комиссию ТюркПА по социальным, культурным и гуманитарным вопросам, другой депутат Дастан Жумабеков стал заместителем председателя комиссии по экономическому сотрудничеству. Также было принято решение о проведении VII пленарного заседания во второй половине 2016 г. именно в Бишкеке.

Также, как сообщила киргизскоязычная газета правительства «Кыргыз туусу», «страны-члены ТюркСОЙ объявили следующий год Годом Жусупа Баласагына – великого философа и акына в честь его 1000-летия в 2016 году. Об этом сообщил представитель Кыргызской Республики в организации Кожогелди Кулуев. По его словам, этот вопрос был поднят на XXXIII собрании постоянного совета министров стран-членов ТюркСОЙ от имени Кыргызской Республики министром культуры, информации и туризма Алтынбеком Максутовым и нашел поддержку».

Киргизии невыгодно рвать отношения с Турцией, и она не собирается это делать. Вспыхнувшая было полемика о якобы имеющемся вреде от вступления в ЕАЭС, проявившемся после того, как товары из Турции в Киргизию запретили провозить через территорию России, постепенно сошла на нет.

По большому счету у Турции нет никаких шансов перетянуть Киргизию на свою сторону в этом конфликте, невзирая на тесные экономические связи, родство языков, гранты и кредиты. Все равно экономические и другие связи с Москвой у Бишкека сильнее.

Справедливости ради отметим, что пока вопрос о том, чью сторону взять в конфликте между Турцией и Россией, перед Киргизией ребром не встал. Думается, если не будет на то каких-то особых причин, руководство страны постарается дистанцироваться от необходимости категорического решения.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:863