Кризис – проверка ЕАЭС на прочность
10.12.2015 | Роберт АРУТЮНЯН | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Неоднозначная ситуация на мировой арене отражается на темпах экономического развития как отдельных стран, так и объединений, таких как Евразийский экономический союз. Последние события, в том числе драматическое развитие ситуации в Сирии и российско-турецкий кризис, несколько отвлекли внимание от хода евразийской интеграции. Между тем в ЕАЭС наблюдается спад товарооборота, что волнует как специалистов, так и общественность стран-членов союза.

Действительно ли ситуация критическая и новый экономический союз не оправдал надежд, или же он просто находится в зоне турбулентности? На эти вопросы отвечает Роберт Арутюнян – член коллегии (министр) Евразийской экономической комиссии.

– Начнем с вопроса, касающегося республики, которую вы представляете в ЕЭК. Каковы предварительные итоги членства Армении в ЕАЭС за этот год?

– Сейчас очень много споров о том, что принесло Армении вступление в ЕАЭС, дало это отрицательный или положительный эффект, как отразилось на экономической ситуации. Для ответа на этот вопрос давайте посмотрим, что было бы, если бы Армения не вошла в ЕАЭС. Считаю, что экономическая ситуация была бы такой же, возможно, кризис ощущался бы сильнее. До вступления Армении в союз действовал договор о свободной торговле с Россией, которая является основным экономическим партнером республики, подразумевавший беспошлинную торговлю. С этой точки зрения особых изменений после входа в ЕАЭС не произошло. В любом случае экономики были интегрированы, продукция, которая идет в Россию, шла и до этого.

Однако это не был единый рынок, не было тех мер регулирования, которые действуют в рамках союза и предписывают странам обеспечивать наибольшее благоприятствование товарам из других стран-членов ЕАЭС. В рамках союза идёт процесс облегчения движения товаров, услуг, рабочей силы и капитала. Именно здесь проявляется разница между Таможенным союзом, который действовал до этого, и ЕАЭС. Таможенный союз – это торговый союз, целью которого является облегчение правил осуществления торговли. Евразийский экономический союз – более высокая форма интеграции, которая предполагает согласованную политику в разных отраслях.

– Легче противостоять экономическому кризису вместе?

– Именно. С конца прошлого года мы наблюдаем обесценение российского рубля, что оказывает давление и на другие национальные валюты. Кстати, девальвационные ожидания сохраняются и сегодня. В связи с этим создан соответствующий комитет, в который входят руководители центральных банков, министры финансов и экономики всех стран ЕАЭС. На заседаниях комитета обсуждаются современные вызовы, стоящие перед регуляторами, то, как можно сгладить макроэкономические диспропорции, которые на данный момент существуют между нашими странами. Это очень важно, поскольку согласованность политики поможет сгладить кризисные явления. Этого бы не было, если бы не было Евразийского экономического союза. Не став членом ЕАЭС, Армения ощущала бы те же неблагоприятные экономические процессы, девальвационные и инфляционные ожидания по отношению к армянскому драму, но решала бы свои проблемы одна.

– А тенденции спада товарооборота имеют временный характер?

– С возникновением ЕАЭС этот спад никак не связан. Наоборот, как я уже отметил, интеграция облегчает решение этих проблем. Мы говорили со многими нашими предпринимателями, и одним из основных вопросов, волнующих их, является девальвация рубля. Предположим, Армения не вошла бы в союз, но в любом случае она продавала бы свои товары на российском рынке. Если не идёт соответствующее обесценение национальной валюты, то продукция в рублях дорожает и конкурентоспособность армянских экспортеров падает. У Казахстана такие же проблемы появилась даже за рамками Евразийского союза, в частности связанные с экономической ситуацией в Китае. Китай является вторым торговым партнером Казахстана, и из-за обесценения юаня, замедления экономического роста КНР наблюдается спад спроса на продукцию, поставляемую из Казахстана.

Конечно же, вопросы здесь многогранны, и решения должны учитывать множество факторов, но я бы не связывал создание ЕАЭС с нынешней экономической ситуацией. Она сложная не только в России, но и во всех странах. Конечно же, есть некоторая зависимость других стран от экономики и экономической ситуации в России, поскольку её экономика – локомотив ЕАЭС. К этому надо быть готовым: если у твоего торгового партнёра проблемы, то и у тебя они могут проявиться.

– В отличие от других стран ЕАЭС, Армения находится в транспортной блокаде. Когда создавался союз, к ней собирались применять нормативы, которые применяют в Калининградской области. Как сотрудничает в таких условиях Армения со странами ЕАЭС?

– У Армении как участника союза есть свои особенности, поскольку у нее нет общих границ с другими странами-участницами. Армянские товары должны проходить через территорию Грузии и здесь нам пришлось решать ряд вопросов. Первый: как будут оформляться товары, которые проходят через территорию Грузии? На данный момент компаниям выдается транзитная декларация, которая предоставляется грузинской стороне, а затем российской стороне и наоборот. А потом на внутреннем рынке этот товар спокойно проходит по всем направлениям. Второй вопрос касался безопасности пищевой продукции, товаров, которые проходят через территорию Грузии, того, как будет обеспечиваться ветеринарный, фитосанитарный, санитарный контроль. В этой связи есть некоторые трудности, но они решаются. Недавно была встреча руководителей службы безопасности пищевых продуктов Армении и Россельхознадзора, и ещё раз было озвучено, что армянским производителям предоставлен зеленый свет для выхода на рынки стран ЕАЭС. Конечно, особенности географического положения нашей страны имеют место, но я бы не называл его блокадным.

– Но это же, так или иначе, отражается на цене товаров в сторону повышения, снижения конкурентоспособности...

– Это другой вопрос. Все зависит от того, насколько транспортные расходы армянских компаний играют важную роль в себестоимости продукции. Чем дешевле продукция, тем выше доля транспортных расходов и, соответственно, выше цена. В этой ситуации важно находить возможные альтернативы для снижения транспортных расходов. Конечно же, возобновление перевозок по железной дороге, которая проходит через Грузию и Абхазию, могло снизить расходы на транспорт. Но это долгий путь, надо учитывать интересы сторон. Наши производители давно стараются экспортировать продукцию «премиум» класса. Это означает, что на рынок стран ЕАЭС, в частности российский, выносится товар в небольшом объеме, но подороже и более высокого качества. Доля транспортных издержек в цене такого товара не так велика. Потребитель уже знает, что эта продукция качественная, экологичная и ее можно покупать. То есть товар находит своего клиента.

Однако считаю, что многие армянские товары массового потребления также конкурентны по цене в странах-партнерах. Хотелось бы добавить, что в рамках ЕАЭС сейчас идёт либерализация транспортного рынка. Обсуждается упрощение правил осуществления каботажных перевозок, что должно привести к снижению транспортных расходов и в конечном итоге при развитии транспортной инфраструктуры – к уменьшению стоимости самих транспортных услуг.

– Экономический кризис затронул все страны ЕАЭС. Разрабатывается ли общая программа по выходу из кризиса?

– Конечно, разрабатывается. Одно из направлений сотрудничества между уполномоченными органами стран-членов ЕАЭС – сглаживание макроэкономической и валютной диспропорций. Как я уже сказал, в связи с этим был создан соответствующий орган, где банкиры и экономисты обсуждают пути и методы сглаживания кризисных явлений, политику центробанков и другие вопросы. В соответствии с этим выстраивают согласованную политику для того, чтобы избежать больших скачков курсовых разниц национальных валют.

Во-вторых, Евразийская экономическая комиссия разрабатывает основные ориентиры макроэкономической политики, где анализируются основные макроэкономические показатели стран союза. В Договоре о ЕЭАС зафиксированы три показателя, которым должны следовать страны. Первый – это показатель внешнего долга, который не должен превышать 50% ВВП страны, второй – показатель консолидированного бюджетного дефицита – не больше 3% ВВП и третий – разница в уровнях инфляции между странами не должна быть больше 5%. Если та или иная страна не может обеспечить данные показатели, ЕЭК сразу начинает выяснение причин, определяет, является ли отклонение от запланированных показателей временным или же имеет место более глубокое кризисное явление и дает свои рекомендации по выходу из положения. Если риски долгосрочные, тогда ситуацию обсуждают все страны вместе.

В-третьих, любые интеграционные проекты предполагают промышленную кооперацию с целью углубления интеграции, использования сильных сторон партнеров, интеллектуального и человеческого потенциала стран. Комиссией разработан документ по основным ориентирам промышленной кооперации, предлагающий механизмы сотрудничества и взаимодействия в тех или иных отраслях промышленности. Отдельно акцентируется внимание на совместном выходе на рынки третьих стран. Это, конечно же, неполный список мер и направлений совместной деятельности сторон.

– Как влияет достигнутый уровень взаимосвязанности на экономики стран ЕАЭС?

– В любом интеграционном блоке наблюдается влияние ведущей экономики на других партнёров, причем данное влияние, исходя из ситуации в экономике лидера, может быть как отрицательное, так и положительное. На данный момент кризисные явления в России влияют на Армению, Казахстан, Белоруссию и Киргизию. Однако надо учесть природу кризисных явлений, которые наблюдаются у нас. Современные отрицательные тенденции в экономиках стран союза связаны с международной конъюнктурой, ценами на нефть, девальвационными ожиданиями, уменьшением финансовых вливаний. Это все взаимосвязано.

Что с этим делать? Надо диверсифицировать экономику. Нужно содействовать становлению и развитию обрабатывающей промышленности, инновационной экономики, обеспечить разнообразие производимых товаров, которые будут конкурентоспособны не только на внутреннем рынке и заменят импортные аналоги, но будут востребованы также и на внешних рынках. Географическое и товарное разнообразие источников доходов стран позволит снизить уровень зависимости экономики от одного или нескольких негативных факторов мирового рынка.

– У стран ЕАЭС имеются разногласия при оценке международных событий. Как они влияют на экономическое сотрудничество стран союза?

– Я не согласен с этим мнением. Мы в ЕЭК не ощущаем этих разногласий. Много вопросов обсуждается в рабочем порядке. По тому или иному вопросу у каждой страны свое мнение. И это нормально. Пять стран в ходе обсуждений приходят к консенсусу по тем вопросам, которые поднимаются комиссией. Серьезных разногласий, тем более политических, я не наблюдаю.

– С февраля ЕЭК возглавит экс-премьер РА Тигран Саркисян. Каковы будут его приоритеты в новой должности?

– Наверное, правильнее задать этот вопрос ему. Но то, что он – высокий профессионал, реформатор, однозначно. Благодаря ему, в Армении проведена масса реформ в экономической жизни. Сегодня деловой рейтинг нашей страны на международном уровне достаточно высок. Думаю, что курс на реформы, применение передового международного опыта экономического развития будут приоритетными в работе нового главы ЕЭК. А это то, что необходимо сегодня.

Вопросы задавал Эдвард Сахинов

Теги: ЕАЭС  Армения  ЕЭК 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:967