Азиатские уроки Андрея Снесарева
12.12.2015 | Иван ЛАРИН | 00.07
A
A
A
Размер шрифта:

Классику российской геополитики Андрею Евгеньевичу Снесареву 13 декабря исполняется 150 лет. Обратиться к деятельности этого удивительного человека – русского и советского востоковеда, Георгиевского кавалера царской России и Героя труда России советской – требуют обстоятельства нынешней реальности, переполненной войнами и конфликтами, переоценкой человеческих ценностей и жизненных ориентиров.

В своем послании к Федеральному Собранию президент Российской Федерации Владимир Путин заявил: «Угроза терроризма нарастает. Ещё не решена проблема Афганистана. Ситуация в этой стране тревожная и не вселяет оптимизма…» Тревогой дышит ситуация и в соседствующих с Афганистаном постсоветских государствах. Они – ворота на российско-афганском пути. Очень важно, чтобы ключи были в надежных руках.

Урок первый: Не спускать глаз с Востока

Минувшая неделя прошла в бурных обсуждениях нового состояния взаимоотношений России и Турции. Казахстан, Таджикистан, Туркмения и Узбекистан воздержались от публичных заявлений о поддержке российских воздушных ударов по позициям ИГИЛ. Президент Киргизии Алмазбек Атамбаев стал единственным центральноазиатским лидером, который четко выразил свою позицию, подчеркнув, что действия России в Сирии «отвечают интересам Кыргызстана».

Сбитый турецкими ВВС российский бомбардировщик, выполнявший задачи антитеррористической операции и огненной стрелой врезавшийся в сирийскую землю, заставил Центральную Азию искать удобные слова, которые бы удовлетворили и стратегического партнера, и собрата по тюркскому миру.

Нурсултан Назарбаев призвал Россию и Турцию провести совместное расследование инцидента: «Как бы трудно ни было, я считаю, надо совместно создать эту комиссию, быстро его закончить, определить виновных, наказать и признать ошибки, восстановить отношения. Я к этому призываю наших друзей и в России, и в Турции». Рекомендация «воздержаться от крайностей» прозвучала и из уст заместителя руководителя администрации президента Киргизии, подчеркнувшего, что «в складывающихся на сегодняшний день условиях данный инцидент еще больше усилит напряжение. Турецкой стороне надо было проявить выдержку, не предпринимать резких и категоричных действий».

В свою очередь, московскими экспертами занятая государствами Центрально-Азиатского региона – членами ОДКБ «некатегоричная позиция» в отношении проблемы российско-турецких отношений была воспринята с долей осуждения.

Уместно вспомнить в связи с этим снесаревское наставление: «Большая научность, объективность и, главным образом, скромность должны были бы нам показать, что в Азии мы имеем дело совсем с иной психикой, иными навыками мышления, иной этикой, совсем иным, для нас чуждым и малопонятным миром, и только».

В то время как в российских телестудиях дебатировали «турецкую» проблему, страны ЦА или, как её все чаще стали называть, «подбрюшья» России проецировали происходящие события на собственную действительность. Сделанный ими анализ ситуации дал неуспокаивающий прогноз. Он воочию высветился в заголовках информационных сообщений и газетных публикаций. Например, в Киргизии они звучали устрашающе: «Кыргызстан становится зоной действий «Исламского государства», «Эра террора», «Радикальная исламизация угрожает Кыргызстану».

Оказывается, в республике действует 17 радикальных течений – есть о чем задуматься. По сведениям МВД Киргизии, за девять месяцев 2015 г. в стране выявлено 279 фактов проявлений экстремизма, что на 20,7% больше, чем за аналогичный период 2014 г., в связи с этим возбуждено 122 уголовных дела, а 1844 сторонника экстремистских организаций попали в учетные списки.

Факт остается фактом – островок демократии в постсоветский период стал опытной площадкой по переформатированию общественного сознания. Та же Турция, считающая Центральную Азию зоной своих исторических интересов, на протяжении двух с половиной десятилетий осуществляет влияние на умы и сердца киргизстанцев, апеллируя к единой вере и тюркским родственным корням. Действуя через созданную ею же сеть учебных заведений, включающих два университета, оказав содействие в открытии в республике большинства мечетей (для сравнения: в Киргизии функционируют 1900 общеобразовательных школ и 2362 мечети. – И.Л.), она системно транслирует идеи тюркского и мусульманского единства с признанием лидерской роли Турции, создавая предпосылки для претворения в жизнь пантюркистских и пантуранистских концепций.

В Государственной комиссии по делам религий Киргизии считают, что «на сегодняшний день заложенный в 1990-х годах либеральный подход и отсутствие контроля государства над религиозной сферой привели к необходимости принятия и внедрения эффективной государственной политики в религиозной сфере с целью обеспечения свободы вероисповедания и практической реализации светской модели государства, а также противодействия деструктивным религиозным организациям и предупреждения экстремизма».

Стоит ли удивляться фактам, которые приводят киргизстанские эксперты. Денис Бердаков отмечает: «Из-за отсутствия информированности на государственном языке вхождение в ЕАЭС и война с ИГ в областях подается с такой стороны, которую в столице даже не встретишь. Например, война с ИГ воспринимается с точки зрения борьбы с Россией, а не с террористической организацией. То есть, воюя с ИГ, Россия воюет с мусульманским миром».

В свою очередь, эксперт по безопасности Артур Медетбеков заявляет: «Активные бомбежки ИГ продолжаются уже два месяца, но создается впечатление, что это только активизирует ту сеть, которой ИГ накрыло всю Центральную Азию, в том числе и Кыргызстан. Существует слишком много факторов риска и активных участников ячеек религиозного экстремизма на территории республики».

Возвращаясь к ситуации с российско-турецким конфликтом, политолог Табалды Акеров поясняет, что «Кыргызстан не может поддерживать Россию. Если же поддержит, то здесь могут произойти этнические столкновения, то есть может вспыхнуть третья революция или гражданская война». Не исключено, что автор слов связывает подобную перспективу со 100-летием киргизского восстания 1916 г. Заметим, что ритм в обсуждении данной темы в Киргизии задают национал-патриоты.

В стране, которую эксперты считают наиболее слабым звеном Центральной Азии, теоретизирование борьбы с терроризмом происходит параллельно с проявлениями террористической активности. Яркие тому свидетельства – покушение на жизнь известного ученого-теолога Кадыра Маликова, активно разъяснявшего опасность радикального ислама, а также попытка отъезда в Сирию целой семьи, включая престарелую бабушку. После покушения К. Маликов заявил: «Уже многие исламоведы и теологи, чье мнение влияет на сознание общества, воздерживаются от комментариев и интервью по теме экстремизма».

В 1906 г. в статье «Пробуждение Персии» А.Е. Снесарев писал: «России все эти движения на Востоке должны пойти в науку. Пренебрегать Востоком и упиваться утопиями Запада – преступно. Правительство и общественные деятели не должны спускать глаз с Востока; каждому проявлению творческой обновляющей деятельности Россия должна противопоставить свое собственное энергетическое движение вперед».

Урок второй: Практически изучать Восток

По мнению А.Е. Снесарева, практическое изучение Востока заключается в изучении страны «без микроскопа и телескопа, а живыми, пусть несовершенными глазами, проникая во всю глубину ее серой, но реальной и переживаемой действительности».

В постсоветский период Россия провела огромную работу в сфере экономической поддержки Центрально-Азиатского региона и приняла беспрецедентные меры по обеспечению его безопасности. Киргизия – одно из тех государств, которое на себе ощутило российскую поддержку.

И здесь, казалось бы, имеется полное подтверждение мыслей А.Е. Снесарева: «Экономические завоевания идут теперь впереди военных. Не та нация сильна, которая завалила всю страну штыками, а та, которая держит в своих руках сети экономических завоеваний!»

Но сегодня Россия допустила явный просчет, не подкрепив свою деятельность в Центральной Азии просчитанным планом духовного и нравственного влияния. Надежда на духовную силу былых достижений, свершенных в течение последних двух столетий, не оправдалась. Слова свидетеля свершений более чем вековой давности А.Е. Снесарева: «Мы к азиатам всегда были добры, искренны и честны, нам ни бояться, ни стыдиться нечего» вот уже второй десяток лет подвергаются сомнению в школьных учебниках по истории Киргизии, утверждающих, что политика России с момента ее прихода полтора века назад в регион отличалась реакционностью и шовинизмом, вызвав ломку вековых традиций и антагонизмы на религиозной почве. И это говорится о союзнике по ОДКБ и ЕАЭС!

Небезосновательно участники дискуссии «Смена ориентиров – с Запада на Восток?», развернувшейся на XXIII ассамблее Совета по внешней и оборонной политике, проходившей в ноябре в Москве, в один голос констатировали «значительное ослабление концепции «мягкой силы». Вывод прост: степень духовного российского влияния в ЦА при сохраняющейся народной симпатии и любви к России не отвечает требованиям времени.

А время такое, что стоит прислушаться к мнению «аналитика общественных явлений», как скромно называл себя А.Е. Снесарев: «Мы мало говорим о киргизском вопросе, потому что слишком много говорим о еврейском, а еще нужно подумать да подумать, который из них более важен и с каким из них в будущем нам больше придется считаться. Наш взор слишком часто поворачивается на Запад, но я, как азиат, люблю его повернуть на восход солнца; оттуда идут роковые загадки и не менее роковые решения. И когда я смотрю на восток, то прежде всего думаю о киргизах, которых лично люблю и ценю, но которые не находят еще себе должной оценки у других; и думаю я в эти минуты: а что, если на нас вправду навалится желтая рать, будут ли тогда киргизы ее авангардом, как в годы налета Чингиса, или они составят наш первый оплот против грозного врага с Востока. Думать об этом, во всяком случае, нужно».

Словно о дне сегодняшнем сказано!

________________

Фото – http://www.voopiik-don.ru/

Рейтинг Ритма Евразии:
3
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:880