Афганистан: ДАИШ открывает второй фронт
16.12.2015 | Ольга СУХАРЕВА | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

В то время как все внимание мировых СМИ приковано к событиям в Сирии, постепенно возрождается новое/старое направление террористической угрозы – Афганистан. Как сообщило в начале декабря британское издание The Times, «около 1600 присягнувших ДАИШ боевиков подчинили себе значительную часть четырех районов, расположенных к югу от Джелалабада». Террористы «действуют по тому же сценарию, что в Ираке и Сирии: сначала незаметное проникновение боевиков в регион, затем захват территорий».

Абсолютно логично, что подвергающиеся массированным авиаударам ВКС России и теснимые сирийской армией боевики ДАИШ (арабская аббревиатура ИГИЛ) судорожно ищут «запасной аэродром». Нестабильный, слабый и воюющий уже в течение 40 лет Афганистан подходит для этих целей как нельзя лучше.

***

Впрочем, проникновение ДАИШ в Афганистан началось далеко не вчера. Первые сведения о появлении его сторонников в Афганистане стали распространяться в 2014 г., когда на стенах Кабульского университета появились надписи в поддержку ИГ. С начала нынешнего года действия вооруженных групп под черными флагами стали более заметными. 25 января лидер ИГИЛ Абу Бакр аль Багдади назвал руководителя «Талибана» Муллу Омара «безграмотным и непросвещенным боевиком, не обладающим необходимыми качествами духовного лидера и политика». О серьезности намерений ДАИШ захватить Афганистан свидетельствует то, что террористы включили его в состав провинции Хорасан наряду с территориями Пакистана, Ирана, центральноазиатских государств, Поволжья, Северного Казахстана, части Сибири, Кавказа, западной части Китая, части Индии и Бангладеш.

Необходимо отметить, что экспансия радикалов осуществляется далеко не небезуспешно. В недавнем докладе ООН сообщается, что ДАИШ представлен уже в 25 из 34 провинций страны. Внутриполитическая ситуация в Афганистане, слабость центральной власти, неспособность армии и правоохранителей дать отпор радикалам и раскол «Талибана» лишь способствуют пополнению рядов ДАИШ.

Его боевики умело пользуются противоречиями афганского общества. В частности, известны случаи, когда их представители обращались к местным старейшинам с предложениями решить их проблемы с конкурентами. После устранения последних лишились жизни и сами поверившие  даишевцам лидеры, после чего район попадал под контроль террористов.

Набирает обороты и джихад между ДАИШ и «Талибаном». После смерти Муллы Омара организация раскололась. Часть боевиков не признали нового вожака талибов Ахтара Мансура, уйдя под черные знамена ДАИШ. Несмотря на значительные идеологические различия между этими двумя организациями, их нельзя назвать совсем чужими друг другу. По словам бывшего шефа пакистанского ISI Хамида Гуля, лидер ДАИШ Абу Бакр аль Багдади в 1980-е годы проходил подготовку в лагерях моджахедов в Афганистане. По данным афганских СМИ, Багдади при режиме «Талибана» одно время даже возглавлял управление безопасности провинции Герат. При правлении «Талибана» в Афганистане работали многочисленные лагеря, где тренировались тысячи международных террористов.

В работе на территории Афганистана ДАИШ в значительной мере опирается на «местные кадры». Так, эмиром провинции Хорасан был назначен пакистанский пуштун Хафез Саид-хан, а заместителем – бывший узник Гуантанамо мулла Абдул Рауф Хадем из Гельманда. В совет провинции вошли еще 11 человек, все этнические пуштуны. Хадем придерживался тесных связей с арабами и при режиме «Талибана». В подразделении под его командованием воевали сотни арабских радикалов. Связи с ДАИШ имеют мулла Закир и другие полевые командиры «Талибана».

Сторонники ДАИШ ловко «поймали» «Талибан» на узости его идеологии и национализме. Для многонационального Афганистана чисто пуштунское движение не может стать всеобъемлющим. ДАИШ же не признает ни национальностей, ни границ, привлекая в свои ряды националистические банды и мелких афганских полевых командиров. В частности, ему на верность присягнул лидер «Исламского движения Узбекистана» У. Гази.

Обладая финансовыми возможностями, не сравнимыми с теми, которые есть у традиционных для Афганистана террористических группировок, ДАИШ перекупает уже существующие боеспособные отряды таких радикальных группировок, как «Талибан», «Исламское движение Узбекистана», «Союз Исламского Джихада» и т.д. Например, полевым командирам из числа талибов, перешедшим на сторону ДАИШ, платят по 500−600 долл. в месяц, рядовому составу – около 200 долл. «Зарплата» в «Талибане» в 2 раза ниже.

Последние тенденции особо тревожны. Недавно было объявлено о ранении нового руководителя «Талибана» муллы Мансура, который пострадал то ли в междоусобной борьбе, то ли от рук ДАИШ. По некоторым сведениям, он скончался от ран. Совершенно очевидно, что смерть недавно избранного главаря приведет к новым расколам «Талибана», еще более ослабив противостоящую ДАИШ группировку. Любопытно, что после своего избрания Мансур, обвинив США в попытках рассорить «Талибан» с соседями, открыто заявил об отсутствии у талибов планов по выходу за границы Афганистана и подчеркнул, что «захватчики и их внутренние сторонники... стремятся представить наши победы на севере Афганистана в качестве опасности для наших северных соседей и пытаются включить их в свой союз. Но наша политика ясна для наших соседей. Они не должны видеть нас глазами наших врагов. Если администрация Кабула хочет завершить войну и установить мир, то это возможно при окончании оккупации и отказе от всех соглашений с захватчиками в военной области и в сфере безопасности».

Не подобный ли антиамериканизм и четкая позиция об отказе от внешней экспансии послужила причиной смерти муллы, создав для ДАИШ новые возможности для захвата Афганистана? Некоторые эксперты прогнозируют, что к началу 2016 г. число его боевиков в ИРА может увеличиться до 15-20 тыс. человек.

***

«Руку большого брата» за деградацией ситуации в Афганистане видят и некоторые представители властей страны, где уже созданы специальные подразделения для борьбы с ДАИШ. В частности, в октябре нынешнего года в Чечне побывал первый вице-президент Афганистана генерал Абдул Рашид Дустум, обратившийся к Р. Кадырову за помощью в борьбе с боевиками. Наличие проекта дестабилизации стран Центральной Азии с использованием исламских экстремистов отмечает и советник президента Афганистана по вопросам безопасности Х. Атмар. Как подчеркивает экс-глава администрации президента Афганистана Абдул Карим Хоррам, за ростом нестабильности в стране стоят именно США, Пакистан и их союзники. По его словам, «серьезная работа по переводу войны на север и к границам Средней Азии началась после подписания двухстороннего соглашения по безопасности между Кабулом и Вашингтоном, и в течение последнего года Америка целенаправленно готовила почву для того, чтобы талибы усилили свои действия на севере и туда пришли иностранные боевики. Американский план состоит в дестабилизации районов в северной части Афганистана и создании проблем с безопасностью в Средней Азии». Как отмечает политик, боевики «Талибана» на севере не имеют отношения к афганским талибам. Там воюют в основном иностранные боевики – выходцы из Пакистана, Узбекистана и с Северного Кавказа.

Его мнение разделяет и руководитель центра военного прогнозирования РФ А. Цыганок, заявивший, что «Афганистан не представляет угрозы национальной безопасности США… Угроза безопасности для США заключается только в том, что они лишаются Афганистана как структуры, которая вонзается и в Китай, и в Россию». Недаром президент США Б. Обама отказался от вывода войск из Афганистана после начала операции России в Сирии.

Наблюдается явная тенденция активизации террористических боевиков именно в северных провинциях Афганистана, граничащих со странами Центральной Азии, и восточных на границе с Ираном. Как отметил президент России В. Путин, ситуация на границах СНГ «близка к критической. Террористы разных мастей набирают все больше влияния и не скрывают планов по дальнейшей экспансии». По его оценкам, на стороне ДАИШ уже воюют от 5 до 7 тыс. выходцев из России и других стран СНГ.

Кроме того, там концентрируется огромное количество террористического сброда со всего мира. По данным замминистра обороны РФ А. Антонова, в настоящее время в Афганистане насчитывается до 50 тысяч боевиков, объединенных в более чем 4 тысячи отрядов и групп различной направленности. В частности, из лагерей на территории Пакистана на север были переправлены более 1600 вооруженных боевиков, среди которых не только афганские и пакистанские талибы, но и выходцы из стран Центральной Азии и России – узбеки, казахи, киргизы, чеченцы, татары.

Значительный «кадровый потенциал» террористов может поставить и Турция, где сконцентрировано много «представительств» различных джихадистских организаций из Центральной Азии. Как считают кабульские эксперты Центра изучения современного Афганистана, боевики ДАИШ, скорее всего, рассматривают Афганистан и Пакистан как транзитный пункт для распространения своего влияния на республики Центральной Азии.

Центрально-Азиатский регион представляет огромный интерес как для экспансии боевиков ДАИШ, так и для их геополитических кураторов. После значительных потерь доходов от продажи сирийской и иракской нефти организации жизненно необходимы новые источники доходов. Недаром основные провинции, где происходит концентрация её ячеек, это Гильменд, Бадахшан, Нангархар, где собирается 90% афганского опия и осуществляется его переработка. Интересны спонсорам терроризма также газовые месторождения в Туркмении и тотальная дестабилизация в районах Каспийского моря на южных границах Казахстана. В столкновениях с боевиками, рвущимися к туркменскому газу, уже погибло около сотни туркменских пограничников.

Как и в Афганистане, террористы умело используют имеющиеся внутриполитические и внешнеполитические противоречия государств региона. По мнению директора Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии С. Багдасарова, помимо Туркменистана одним из направлений возможных ударов террористов может стать Таджикистан, где сложилось много предпосылок для возникновения гражданской войны. Под угрозой и Ферганская долина, где сходятся границы Киргизии, Узбекистана и Таджикистана.

Исламисты явно готовятся к бою. В северных провинциях Афганистана уже созданы десятки религиозных медресе, где молодежь не только обучают основам ислама, но и готовят к самопожертвованию. При такой поддержке происходит радикализация экстремистов в самих странах ЦА. Как отмечает второй секретарь-консул посольства Кыргызстана в Таджикистане Э. Сарыбаев, «в Центральной Азии наблюдается эскалация террористической деятельности экстремистски настроенных лиц, групп и организаций, которые проходили определенную военную подготовку в Афганистане».

***

Было бы странным полагать, что получивший увесистую геополитическую пощечину в Сирии Вашингтон не воспользуется возможностью нанести удар в подбрюшье России. Как здесь не вспомнить слова командующего Сухопутными силами США в Европе генерала Б. Ходжеса о том, что вскоре Россия будет воевать на три фронта. Первый два года назад открыт на Украине, второй проходит на Ближнем Востоке, третий с юга грозит Центральной Азии. Учитывая резкое осложнение российско-турецких отношений, возможен и четвертый – на Кавказе.

Причем наибольшую угрозу безопасности государств СНГ и ОДКБ несут не далекие Сирия и Ирак, а именно Афганистан, граничащий с государствами ЦА. Отражение этой угрозы требует объединения усилий всех без исключения государств региона. К сожалению, этого не наблюдается. Загадочное молчание союзников РФ по ОДКБ по поводу операции в Сирии, странные маневры вокруг визита Дж. Керри в ЦА, региональные противоречия и амбиции отдельных лидеров показывают, что региону до единства и общей позиции далеко. А враг между тем уже стоит у ворот.

Рейтинг Ритма Евразии:
5
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2030