Польша народная в «братских бандеровцев» не верит
20.12.2015 | Владислав МАКАРОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Польша была одним из государств, не только оказавших поддержку «евромайдану», но и участвовавших в его подготовке. От пафосных репортажей журналистов из Киева в ноябре-декабре 2013 г. у польского зрителя захватывало дух. Он искренне верил, что над Украиной завеял ветер свободы, которую поляки, в силу исторических причин, считают синонимом русофобии. Их логика проста: чем больше русофобии в какой-нибудь стране, тем больше там свободы, чем меньше русофобии, тем больше российского «оккупационного» духа.

В отношении воссоединения Крыма с Россией у поляков сложилось такое же мнение. Некоторым «разрывом шаблона» стало известие о том, что на стороне ополченцев Л/ДНР воюют в т.ч. и польские добровольцы антибандеровских взглядов. А недавний визит в Крым евродепутата от Польши Януша Корвин-Микке наделал ещё больше шуму. Депутат сообщил о том, что недовольных присоединением полуострова к России он на полуострове не нашёл. И предположил, что сейчас пророссийские настроения сильней, чем были на момент проведения референдума в марте 2014 г.

Свою позицию по Крыму Януш Корвин-Микке намерен донести до польских властей (слева – глава Республики Крым Сергей Аксенов)

До этого, комментируя оказание Россией помощи жителям Донбасса, Я. Корвин-Микке заявил, что, начни Киев убивать мирных поляков на Западной Украине, как он это делает с русскими в Донбассе, Варшава действовала бы так же. МИД Польши тут же выступил с осуждением такого идеологически «неправильного» поведения и напомнил, что Варшава выступает за территориальную целостность Украины, а граждане Польши при посещении Крыма должны руководствоваться положениями украинского законодательства (въезд и выезд на территорию Крыма только через украинские погранпункты и только наземным транспортом).

Варшава запамятовала, как по указке США поспешно признала независимость Косово, отторгнутого от Сербии в сентябре 1991 г. Тогда Вашингтон провернул в Югославии очередной «евромайдан» и вверг страну в пучину гражданской войны. Проамерикански настроенные албанцы учинили настоящий геноцид косовских сербов. Нечто подобное пытался провернуть Киев в Донбассе. При поддержке все тех же американцев.

Украинские политики обижались, как глупые детишки, когда кто-нибудь сравнивал ситуацию на Украине с предвоенной обстановкой в Югославии и пророчил, что Украина сыграет в триумвирате восточнославянских республик бывшего СССР роль Хорватии, на которую Запад сделал ставку при развале Югославии. Зря обижались. В сентябре 2014 г. советник президента Порошенко Юрий Луценко публично призвал власти страны решить проблему Донбасса по примеру решения Хорватией сербского вопроса, т.е. утопить его в крови.

Польское общество расколото в своём отношении к происходящему на Украине: часть приветствует «евромайдан», часть его отторгает. И нельзя не заметить, что доля последних растет. Если раньше писали о пропорции 70 на 30 в пользу сторонников «евромайдана», то теперь количество его противников явно превысило прежние 30%.

Это заметно по количеству публикаций, критикующих «евромайдан» и его пробандеровскую идеологию. Автор одной из них («Крым и проблемы Польши. Кто оккупант полуострова?») Мартин Скальский иронично замечает по поводу двуличной позиции Запада в данном вопросе: «Не с сегодняшнего дня известно, что союзники России и сами русские права на самоопределение не имеют». Касаясь энергетической блокады Крыма, М. Скальский пишет, что это акт мести Киева крымчанам, которых тот вроде как очень желает защитить от «российских оккупантов».

В 2014 г. приезд польских школьников в Крым на экскурсию сложно было представить. А в нынешнем году это стало возможным: полуостров посетила группа школьников-победителей конкурса по русской литературе.

Видимо, не последнюю роль в изменении отношения поляков к крымскому вопросу имело появление уже в российском Крыму представительских органов крымских татар, альтернативных окончательно дискредитировавшему себя «меджлису» во главе с Р. Чубаровым и М. Джемилевым.

В сознание польского обывателя настойчиво вдалбливали мысль, что крымские татары страдают от русских экстремистов, а в российском Крыму стали страдать ещё больше. Эти иллюзии в поляках активно поддерживал своими публикациями некто Селим Хазбиевич – политолог, профессор Варминьско-Мазурского университета, редактор «Ежегодника крымских татар» и лидер диаспоры польских татар (в Польше с XVI в. проживает небольшая крымско-татарская диаспора). С. Хазбиевич работал в контакте с М. Джемилевым, и публикации Селима были повторением русофобских россказней Мустафы.

Реальность оказалась совсем другой. Когда Мустафу выкинули из Крыма, татары без него не умерли. Наоборот, с новым поколением руководителей своего национального движения они в «оккупированном» Крыму за год достигли большего, чем на Украине за 24 года.

Ни с одной страной не складывались у России такие напряженные отношения, как с Польшей. И не без вины со стороны самой Польши, которая во главу своей государственной идеологии заложила идею противостояния России везде и во всем. Философ профессор Бронислав Лаговский верно заметил: «Страх перед российской агрессией в Польше можно объяснить только в категориях психической патологии». И призвал поляков трезвее смотреть на действия украинских властей (героизация ОУН-УПА и т.п.).

Есть две Польши: официальная и народная. На официальном уровне Польша твердит о российской угрозе, полностью подтверждая диагноз, данный ей проф. Лаговским. Народная Польша всё больше сомневается в адекватности официальной Польши. Она сомневается в целесообразности поддержки киевской хунты под явно надуманным предлогом, что Украина – эффективный буфер, отделяющий Польшу от России с её проектом евразийской интеграции. И сомневается уже потому, что у Польши есть граница с Россией в районе Калининграда, где нет никаких буферов, однако ничего смертельного не происходит.

Народная Польша сомневается в том, что ей нужна база ПРО США, потому что главную угрозу видит в идеологии украинского национализма. Народная Польша раздражена покровительством властей украинским националистам, которые запросто приезжают в страну залечивать раны и вести пропаганду идей Бандеры и Шухевича среди польских украинцев.

Во время визита в Киев министр обороны Польши Антоний Мацеревич назвал Украину стратегическим партнёром. Вслед за Мацеревичем в Киев отправился президент Анджей Дуда и тут же нарвался на возмущенную критику своих соотечественников.

Известный в Польше оппонент украинских националистов ксендз Тадеуш Исакович-Залесский опубликовал программу визита Дуды на Украину, где значится в т.ч. возложение венков к памятнику «героям» «Небесной сотни». Тот факт, что «Небесная сотня» состояла чуть ли не на 95% из западноукраинских хлопцев, влюблённых в Бандеру и Шухевича, на руках которых кровь сотен тысяч поляков, Дуда проигнорировал.

У польского президента есть исторический шанс напомнить Киеву о 200 тыс. полякв, убитых ОУН-УПА, выносит свой моральный приговор польской власти Исакович-Залесский, напоминая, что потомки убиенных отдавали свои голоса на президентских выборах за Дуду в надежде добиться исторической справедливости в диалоге с Киевом. Но вместо справедливости официальная Польша делает все, чтобы необандеровский режим на Украине чувствовал себя комфортно. И этот режим платит Варшаве черной неблагодарностью: в Польше с пугающей регулярностью задерживают украинских студентов за пронацистские выходки.

Последний такой случай произошёл в начале этого месяца в студгородке Люблина. На задержание украинского студента-националиста выехал целый полицейский экипаж. В сводке сообщалось: украинец вёл себя агрессивно, у него обнаружен флаг УПА и холодное оружие. А до этого были фотографирования украинских студентов с флагами УПА на улицах польских городов и иные эскапады, демонстрирующие верность сторонников «евромайдана» заветам Бандеры и Шухевича.

И тогда поляки стали задаваться вопросом: а так ли невинна Украина, как пытается внушить международному сообществу? Официальная Польша выдвигала нелепые версии, что украинские студенты с флагами УПА в Польше – это хитроумная провокация ФСБ с целью поссорить «два братских народа». Но народная Польша в миф о «братских бандеровцах» не верит.

Как пример различия между Польшей официальной и Польшей народной, можно привести интервью европарламентария профессора Рышарда Легутко, организатора конгресса в защиту христиан, который состоялся в Кракове 28 ноября сего года. Как представитель официальной Польши, проф. Легутко долго критиковал вялую политику Брюсселя в деле защиты христианства на Ближнем Востоке и в Северной Африке и ни разу не упомянул усилия на этом направлении со стороны России, которая уже удостоилась благодарности из уст нескольких ближневосточных религиозных лидеров.

Вместо профессора это сделали простые поляки, написавшие в комментариях к его интервью: «Пока единственным защитником христианства на Ближнем Востоке остаётся Россия. Ваш конгресс должен обратиться с благодарственным письмом к президенту Российской Федерации Путину, чьи решительные действия в значительной мере ограничили безнаказанную резню христиан».

Народная Польша то увеличивается, то уменьшается в численности. Официальная Польша делает все, чтобы народ оглупел от антироссийской пропаганды и происходящее за восточной границей воспринимал через призму этой глупости.

Однако, несмотря на все потоки лжи в адрес России, простые поляки понемногу начинают прозревать: «евромайдан» теряет для них своё былое очарование и ко многим приходит понимание правоты Москвы. Это не избавит страну от клинической русофобии, но частично вылечит тех, о ком проф. Лаговский отзывался в категориях психической патологии.

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1626