Россия – Турция: возможно ли примирение?
21.12.2015 | Ольга СУХАРЕВА | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Резкое обострение отношений между Россией и Турцией, случившееся после нападения её истребителя на российский бомбардировщик в Сирии, набирает обороты. Практически ни дня не обходится без провокаций или резких заявлений официальной Анкары. В их числе можно вспомнить задержки российских торговых кораблей при прохождении проливов Босфор и Дарданеллы, инцидент со сторожевиком «Сметливый», которому пришлось открыть предупреждающий огонь по идущему на таран турецкому сейнеру, а также попытку турецкого торгового судна воспрепятствовать буксировке российских буровых установок в Черном море.

На этом фоне заявления Турции о желании восстановить прежний уровень партнерства выглядят декларациями. Тем не менее все конфликты рано или поздно заканчиваются. Возможно ли разрешение российско-турецкого конфликта в ближайшее время?

***

По заявлению посла РФ в Анкаре А. Карлова, для преодоления кризиса в двусторонних отношениях Турция должна выполнить три условия: извиниться за удар по российскому Су-24, выплатить компенсацию и найти виновных. Именно этого турецкая власть делать не хочет, мечась между заверениями в дружбе, угрозами и провокациями.

В частности, президент Р. Эрдоган, комментируя обострение отношений с Россией, подчеркнул: «Мы не сторонники конфликта. Мы хотим продолжать наше стратегическое партнерство, а также желаем, чтобы наши отношения с Россией были такими же, как и прежде. Мы успешно сотрудничали последние 10-11 лет и хотим, чтобы это продолжилось». Звучит крайне миролюбиво, если забыть о недавних угрозах перекрыть проливы, провокациях на море и истериках по поводу нарушения российскими самолетами турецкого воздушного пространства.

Подобную же смесь угроз и желания сохранить отношения демонстрирует и министр иностранных дел М. Чавушоглу, который, комментируя инцидент со «Сметливым», подчеркнул: «Россия и Турция, безусловно, должны восстановить доверительные взаимоотношения, которые у нас всегда были, но нашему терпению есть предел». Назвав реакцию российского сторожевика чрезмерной, глава МИД посчитал, что Россия поставила себя в глупое положение.

В унисон с коллегами говорит и премьер-министр А. Давутоглу, призывающий Россию не обострять отношения и продолжать экономическое сотрудничество, но одновременно он отказывается принести извинения за сбитый самолет, ссылаясь на «защиту Турцией своих границ», и подчеркивает, что санкции не поставят её на колени.

Утверждению Эрдогана, что инцидент с российским истребителем, который столь негативно отразился на двусторонних отношениях, «нас очень расстраивает», вполне можно поверить (другое дело, что Эрдоган не идет дальше словесных признаний). В аналогичном ключе высказался и президент РФ В. Путин: «Я думаю, что нам всем жалко и мне лично очень жалко, потому что я сам лично очень много сделал для строительства этих отношений в течение длительного периода времени».

Владимир Путин на большой пресс-конференции 17 декабря: «С действующим турецким руководством, как показала практика, нам сложно договориться или практически невозможно»

***

Обеим странам действительно есть что терять. Несмотря на ряд принципиальных расхождений в вопросах сирийского конфликта и воссоединения Крыма с Россией, в последние годы нашим странам удалось выйти на уровень стратегического партнерства. В отличие от западных стран, Анкара не присоединилась к санкциям против РФ, заняв особую позицию.

Товарооборот России и Турции в 2014 г. составил 31 млрд. долл., за девять месяцев 2015 г. – 18,1 млрд. долл. С учетом торговли услугами торговый оборот в прошлом году достиг 44 млрд. С 2009 г. между Россией и Турцией действует проект «упрощенного таможенного коридора», где турецкие компании получают приоритет в пунктах пропуска на российской таможне и минимизируют таможенный досмотр.

Но вопрос не исчерпывается только показателями внешней торговли. Страны связаны тысячами производственных цепочек и амбициозных проектов в сфере энергетики, строительства, связи, туризма, финансов. В 2014 г. Россия поставила в Турцию 27,3 млрд. куб. м газа, что составляет около 60% от ее потребностей. Помимо проекта «Голубой поток», 1 декабря 2014 г. «Газпром» и турецкая госкомпания Botas подписали меморандум о строительстве газопровода «Турецкий поток», который был призван заменить «Южный поток», торпедированный Брюсселем после начала конфликта на Украине. Это крайне выгодно Турции, которая таким образом могла стать региональным энергетическим лидером и значительно повысить свое влияние в Европе.

Показательно, что даже двусторонний конфликт не отразился на газовых взаимоотношениях РФ и Турции. По данным «Укртрансгаза», с 9 декабря через ГИС «Орловка» поставки достигли 68 млн. куб. м в сутки. Если эта динамика сохранится, то в IV квартале 2015 г. «Газпром» может поставить в Турцию 7,5 млрд. куб. м газа после 6,59 млрд. куб. м в четвертом квартале 2014 г.

Еще одним проектом взаимовыгодного сотрудничества стало строительство Россией в Турции АЭС «Аккую» проектной мощностью 4800 МВт. Это позволило бы Анкаре, которая использует для производства электроэнергии природный газ, снизить затраты на энергоносители, уменьшить дефицит платежного баланса.

Значительны связи и в строительной отрасли. По оценкам главы Ассоциации строителей Турции М. Енигана, стоимость контрактов с турецкими строителями в России по итогам 2014-2015 гг. составляет 6,3 млрд. долл. С 1998 г. строители из Турции выполнили в нашей стране проектов на сумму в 62 млрд. долл.

В деревообрабатывающей промышленности турецкая Kastamonu в татарском ОАЗ «Алабуга» запустила самый крупный в Европе деревообрабатывающий завод, мощность которого составляет 1,8 млн. куб. м древесно-плитной продукции в год.

Идет российский бизнес и в Турцию. Работает завод по производству листового проката в г. Искендерун, построенный совместно с российским предприятием «Магнитогорский металлургический комбинат». В строительство было вложено 1,4 млрд. долл. Российская «Альфа Групп» приобрела пакет акций крупнейшего турецкого оператора сотовой связи «Тюрксел» на сумму 3,3 млрд. долл. Ранее российский Сбербанк приобрел турецкий «Денизбанк». Сумма сделки составила 3,5 млрд. долл.

Огромны и человеческие связи. Около 80 тыс. русско-турецких пар зарегистрировали браки, а в 2014 г. Турцию посетило около 4,5 млн. российских туристов. В МИД Турции даже рассматривался вопрос о предоставлении россиянам возможности посещать страну по внутренним паспортам.

Из-за поистине сумасшедшего поступка турецких властей часть из этих проектов сотрудничества остановлена. В дополнение к строительству и туризму санкции РФ против Турции могут быть распространены на гостиничный бизнес, деревообработку, обучение пилотов, а также госзаказ в любой отрасли. Соответствующее постановление во исполнение указа президента РФ готовит правительство Д. Медведева. Планирует Россия отказаться и от безвизового режима с Турцией и строительства атомной станции.

***

Необходимо отметить, что даже такой высокий уровень сотрудничества нисколько не заставил Турцию отказаться от двурушничества в двусторонних отношениях, которые развивались, скорее, не благодаря, а вопреки двойной игре официальной Анкары. Как отметил В. Путин, проблемы существовали давно.

В частности, по словам российского президента, «мы давно просили обратить внимание на то, что представители террористических организаций, которые воевали и пытаются воевать с нами с оружием в руках в отдельных регионах России, в том числе – на Северном Кавказе, «всплывают» на территории Турции… проживают на охраняемых спецслужбами и полицией регионах».

Поддержка Турцией международного терроризма – секрет Полишинеля. Турецкие спецслужбы постоянно поддерживали исламистские группировки на Кавказе и в России. Что же касается ДАИШ, Р. Эрдогана считают одним из отцов-основателей группировки. За два года более 200 тыс. наемников прошли через Турцию в Сирию. Зафиксированы многочисленные факты поставок оружия, боеприпасов и автомобилей боевикам ДАИШ при поддержке турецкой спецслужбы MIT. О чем говорить, если глава турецкой разведки Х. Фидан призвал международное сообщество признать ДАИШ и открыть дипломатическое представительство группировки в Турции?

Турция является также основным партнером по торговле добываемой ДАИШ нефтью. Минобороны РФ обнародованы снимки трех основных маршрутов, по которым нефть, добытая на захваченных головорезами месторождениях в Сирии и Ираке, транспортируется на территорию Турции. Западный маршрут ведет к портам на побережье Средиземного моря, северный – к нефтеперерабатывающему заводу на территории Турции, а восточный – к крупной перевалочной базе в населенном пункте Джизре.

Еще до нападения на Су-24М на саммите G-20 В. Путин показывал фотографии, сделанные с высоты 5 тысяч метров, на которых видно, как автомобили, перевозящие нефть, выстроены в цепочку и уходят за горизонт. «Это выглядит как живая нефтяная труба», – сказал глава Российского государства. По его мнению, «решение по поводу того, чтобы сбить наш самолет, было продиктовано желанием обеспечить безопасность путей доставки этой нефти как раз к портам, откуда она отгружается в танкеры».

Рвение Р. Эрдогана объясняется личной заинтересованностью. Сын президента Б. Эрдоган, будучи владельцем ряда судоходных компаний, в партнерстве с азербайджанским миллиардером М. Гурбаноглу занимается торговлей нелегальной нефтью, а дочь является владелицей госпиталя, где боевики ДАИШ проходят лечение и реабилитацию.

В стремлении любой ценой сохранить нефтяные доходы своего семейства Эрдоган-старший не останавливается ни перед чем. Вместо извинений перед Россией Анкара обвиняет её в покупке нефти у ДАИШ и в этнических чистках в Сирии. Но если прямого военного столкновения с РФ Турция опасается, то с Ираком, территорию которого оккупировали турецкие войска, и Ираном, которому Анкара откровенно угрожает, разговор совершенно иной. Как отмечает партнер и управляющий директор нефтегазовой компании Pelicourt Р. Бенш, «похоже, Путин не столь уж далек от истины, говоря о том, что Эрдоган «лишился разума». Не секрет, что у Эрдогана есть некоторые маниакальные наклонности, которые с каждым годом нарастают и все сильнее вырываются из-под контроля».

***

Тем не менее вряд ли Р. Эрдоган решился бы на подобные демарши самостоятельно. За турецкой истерикой явно «торчат уши» Вашингтона, заинтересованного в вытеснении России с Ближнего Востока. Еще задолго до атаки на российский самолет, когда машины ВКС РФ на несколько секунд попадали в воздушное пространство Турции, госсекретарь США Дж. Керри указал на право Турции сбивать российские самолеты: «Мы очень обеспокоены в связи с этим, поскольку это именно та вещь, на которую Турция имела право реагировать и которая могла закончиться тем, что самолет бы сбили».

Нет ничего удивительного, правда, и в том, что, когда Турция выполнила «рекомендацию», реальной поддержки от Вашингтона она не получила. США вполне достаточно эскалации напряжения в ближневосточном регионе, которое еще более усиливает «управляемый хаос». И Анкару в данном случае просто подставили.

Тем не менее Р. Эрдоган не желает воспользоваться ни единой возможностью для примирения с Россией. По словам турецкого лидера, ему «сложно понять, на чем основаны заявления» некоторых наблюдателей о том, что ситуация со сбитым Су-24М была искусственно расставленной ловушкой для обеих стран. «Этот инцидент, произошедший по причине того, что неопознанный самолет нарушил воздушное пространство и не отвечал на предупреждения, заставляет задуматься и расстраивает. Пилот не слушал предупреждения, – утверждал он. – И в этой ситуации наши пилоты выполнили свои обязанности. Инцидент произошел из-за ошибки пилота, не отреагировавшего на предупреждения и не слышавшего их». И это глава Турции утверждает после того, как неопровержимо доказано: не было ни нарушения турецкой границы, ни каких-либо сигналов российским летчикам.

***

Говорить о деэскалации, до тех пор пока не изменится позиция официальной Анкары, не приходится. Вместе с тем стороны явно не намерены полностью прекратить диалог и экономическое сотрудничество, свидетельством чему является как готовность российской стороны выполнить уже действующие контракты, так и отсутствие со стороны Турции ответных санкций и вооруженных нападений. Потому примирение двух стран – дело времени. Высока вероятность того, что проекты экономического сотрудничества будут управляться «в ручном режиме».

О реальном же восстановлении отношений можно говорить лишь после смены власти в Турции, если она не будет по-прежнему одержима идеей возрождения Османской империи.

________________

Фото – http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2539977

Рейтинг Ритма Евразии:
3
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1663