Саммиты ЕАЭС и ОДКБ: легко дружить при штиле. А при шторме?
23.12.2015 | Георгий ПАРФЕНОВ | 00.05
A
A
A
Размер шрифта:

Прошедшие в Москве 21 декабря саммиты Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Евразийского экономического союза (ЕАЭС) отличались небывалой закрытостью информации о сути переговоров и принятых решений.

И если это как-то можно объяснить в отношении ОДКБ, учитывая специфику этой организации, то от саммита ЕАЭС население наших стран явно ждало широкой и полной информации. Ведь в повестке дня стоял вопрос, волнующий граждан и тех стран, которые стояли у истоков евразийской интеграции – России, Белоруссии и Казахстана, и стран, вступивших в союз только в этом году, – Армении и Киргизии, а именно: подведение итогов первого года работы Евразийского экономического союза.

Да, евразийская интеграция подверглась в 2015-м серьезным испытаниям. Лаконичнее, чем это сделал президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на встрече со своим российским коллегой Владимиром Путиным, пожалуй, не скажешь: «Мы провели первый, непростой, год Евразийского экономического союза, попали в такой кризис… В целом ВВП всех стран просел на 30 процентов, товарооборот снизился…»

Грустная картина? Еще бы. Многие наверняка разочарованы тем, что не оправдались их ожидания быстро улучшить свою жизнь за счет вхождения в евразийское экономическое пространство, а кто-то из числа откровенных противников интеграции и вовсе злорадно потирает руки. Но и её сторонникам не стоит в своих выводах рубить с плеча.

Один лишь факт. Все стоимостные показатели объемов внешней и взаимной торговли ЕАЭС рассчитаны в долларах, а это, учитывая резкие колебания курсов национальных валют, сильно искажает картину. Так, по данным первого заместителя министра экономического развития РФ Алексея Лихачева, падение объема взаимной торговли стран ЕАЭС в долларовом выражении составляет около 25%. Между тем физические объемы торговли РФ с партнерами по союзу демонстрируют рост, а поставки российской продукции в Армению и Киргизию даже увеличились.

Выходит, не всё так мрачно и однозначно? Не случайно, казахстанский лидер, не скрывая негатива, проявившегося в первый год существования Евразийского союза, тем не менее уверенно заявил: «Всё равно, считаю, правильно мы сделали [что объединились], мы должны двигаться дальше... Общение, открытые границы, совместные предприятия играют свою очень большую роль…»

Больше того, Н. Назарбаев видит у союза серьезные перспективы, иначе он, наверное, не внес бы следующее предложение: «На Высшем совете мы должны говорить о том, как Евразийский [экономический] союз развивать дальше в условиях, когда создаётся Трансатлантическое, Транстихоокеанское [партнёрство]. У нас тоже есть моменты, которые нам надо решить…» То есть идет речь о том, чтобы достойно выглядеть (разумеется, не «фасадом», а за счет экономических показателей) в конкурентной борьбе с куда более потенциально мощными экономическими объединениями.

Вот тут и возникает тот самый вопрос: почему же участники саммита не посчитали возможным говорить с такой же долей открытости и откровенности? Немаловажная деталь: не была организована даже итоговая пресс-конференция, к журналистам вышел лишь глава Евразийской экономической комиссии Виктор Христенко, дорабатывающий в этой должности последние недели: с 1 февраля 2016 г. ЕЭК возглавит бывший премьер-министр Армении Тигран Саркисян.

Совсем не исключено, что дозированность информации объясняется тем, что союзники не торопятся продемонстрировать безусловную поддержку России в условиях продолжающегося афронта со стороны Запада (вчера стало известно о продлении еще на полгода западных санкций в отношении РФ).

Основным вопросом повестки саммита стало обсуждение мер, которые необходимо предпринять в связи с тем, что с началом нового года вступает в действие договор об ассоциации Украины с ЕС, а это грозит серьезным уроном экономике РФ и других стран ЕАЭС. Москва приняла однозначное решение – она выходит из соглашения, заключенного в 2011 г. в рамках СНГ о зоне свободной торговли, в части касающейся Украины. Иначе говоря, с 1 января она в одностороннем порядке повысит пошлины на импортируемые украинские товары до уровня импортного тарифа, применяемого в ЕАЭС. Кроме того, будут введены ограничительные меры: продуктовое эмбарго, аналогичное запретам на поставки из стран ЕС и США.

По сведениям «Коммерсанта-Ъ», российская сторона обратилась к членам союза с просьбой поддержать меры, принятые в отношении Украины, заметим, для защиты не одного лишь российского рынка, но и консолидированного рынка ЕАЭС. Однако, судя по отдельным репликам и оценкам участников саммита, союзники склонны пока отказаться от однозначной поддержки Москвы и будут продолжать торговать без пошлин, по крайней мере до тех пор, пока им не станут ясны последствия этого шага.

Об этом сообщил президент Белоруссии Александр Лукашенко: «Мы приняли решение: в течение первого квартала ряд вопросов мы изучаем и рассматриваем, как поступить, прежде всего, чтобы поддержать нашу союзническую Россию».

Председатель ЕЭК В. Христенко сообщил журналистам, в чем конкретно может выразиться такая поддержка. Страны ЕАЭС в течение первого полугодия будущего года выработают механизмы реагирования на ЗСТ Украина–ЕС, к лету будет создана единая информационная система, учитывающая данные обо всех товарах, которые поступают из ЕС. Конкретные меры реагирования на ассоциацию Украины и ЕС страны союза согласуют на одностороннем уровне, на самом же саммите президенты их не обсуждали. По словам первого вице-премьера правительства РФ Игоря Шувалова, российская сторона довела до союзников, как намерена действовать, предоставив остальным самим решать, как им реагировать.

Позиция Москвы достойная, а вот линия поведения союзников, откровенно говоря, отдает пресловутой «многовекторностью», которая лишь подтверждает, насколько они считают возможным уклоняться от поддержания в ЕАЭС общей таможенной политики.

«Мы счастливы, что смогли условиться по всем вопросам, особенно по экономическим», – заявил А. Лукашенко на саммите. Но по каким именно? Определенно можно сказать лишь о кадровых назначениях. Решением глав государств-членов ЕАЭС с 1 января 2016 г. председательство переходит к Казахстану: Н. Назарбаев возглавит Высший Евразийский экономический совет, премьер-министр страны – Евразийский межправительственный совет, а первый вице-премьер – совет Евразийской экономической комиссии. Будет переформатирована и ЕЭК. Число представителей от каждой страны – из-за присоединения Армении и Киргизии – в её Коллегии будет сокращено с трёх до двух. Россию будут представлять министр по макроэкономике и интеграции (Татьяна Валовая) и министр по торговле (Андрея Слепнёва сменит Вероника Никишина). Белоруссию будут представлять Сергей Сидорский (промышленность и агропромышленный комплекс) и Валерий Корешков (техническое регулирование, санитарный и фитосанитарный контроль), Казахстан – Тимур Сулейменов (экономическая и финансовая политика) и Нурлан Алдабергенов (антимонопольная политика). По два министерских портфеля получат Армения и Киргизия (кандидатуры министров уточняются).

Итак, обсуждение мер по купированию последствий режима свободной торговли между Украиной и ЕС для экономики ЕАЭС завершилось договоренностью о мониторинге таких последствий. Прямо скажем, не густо.

А как обстоит с поддержкой России в её противостоянии с Турцией, возникшем после провокационного удара по российскому Су-24М, вследствие чего погибли двое российских военнослужащих? По словам И. Шувалова, на саммите ЕАЭС этот вопрос не обсуждался, поскольку-де Турцию президенты обсудили в первой половине дня – на саммите ОДКБ. Что ж, там действия Анкары получили осуждение, но, так сказать, в целом. «Данный шаг Турции никак не способствует консолидации международных усилий, направленных на противодействие терроризму, урегулированию ситуации в Сирии и восстановление мира в регионе», – заявил, например, президент Армении Серж Саргсян. Осуждение международного терроризма содержится и в заявлении, которое было принято по итогам саммита. В частности, участники ОДКБ поддержали предложение России о создании широкой коалиции по борьбе с терроризмом на основе Устава ООН.

Итак, что в «сухом остатке»? По оценке эксперта Российского совета по международным делам Александра Гущина, осуждение Турции и договоренность о мониторинге последствий режима свободной торговли между Украиной и ЕС – это максимум, на который могла рассчитывать Россия по итогам саммита 21 декабря. Она не оказалась в изоляции на пространстве СНГ и получила хотя бы словесную поддержку от ближайших союзников.

Что ж, как говорится, спасибо и за это. Хотя, ей-ей, Россия вправе рассчитывать на большее.

Теги: ОДКБ  ЕАЭС 
Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1503