Почему Минск настаивает на пересмотре нефтегазовых отношений с Москвой
27.12.2015 | Юрий ПАВЛОВЕЦ | 00.06
A
A
A
Размер шрифта:

Нефтегазовые вопросы между Белоруссией и Россией на протяжении всего 2015 года находились как бы на втором плане. Москву и Минск волновали иные темы, как внутриполитического, так и международного характера. Однако на фоне неуклонного падения цены на черное золото, а вслед за ней и стоимости газа проблема поставок углеводородов в Белоруссию в конце года снова была поставлена на повестку дня. При этом сделала это белорусская сторона: Минск заявил о необходимости пересмотра не только стоимости, но и условий дальнейших нефтегазовых отношений с Россией.

Нефть превыше всего

Известно, что для современной белорусской экономики вопрос поставок нефти представляет собой особую важность. Нефтеперерабатывающая промышленность республики при переработке черного золота из России дает около 12% ВВП и приблизительно треть совокупной валютной выручки, поступающей от экспорта. Собственная же нефть, которая добывается в основном в Гомельской области в объеме около 1,6 млн. тонн ежегодно, поставляется на экспорт, как правило, в Германию, что дает государству чистый заработок за вычетом расходов на добычу. Поэтому белорусское руководство крайне заинтересовано в поиске новых месторождений и увеличении добычи внутри республики.

Об этом неоднократно заявлял и президент Белоруссии А. Лукашенко. На последнем совещании о состоянии и перспективах развития сырьевой базы Белоруссии глава государства снова поручил «в полном объеме изучить перспективные регионы страны на предмет выявления новых месторождений нефти». Правда, большинство экспертов весьма скептически относятся к перспективам разработок новых месторождений, так как нефть здесь является труднодоступной, а разведанные запасы не позволяют надеяться на создание из страны крупного нефтяного экспортера. Тем более в свете последних событий, когда цена на нефть продолжает падать.

В данном случае и вовсе возникает вопрос о целесообразности вложения дополнительных средств в поиск и разработку новых месторождений внутри республики. Поэтому сегодня наиболее перспективным выглядит увеличение не столько собственной добычи, сколько переработки нефти, которая по-прежнему остается выгодной, даже несмотря на падение цен. Это тем более актуально, если вспомнить, что Белоруссия за последние годы вложила немалые средства в модернизацию своих нефтеперерабатывающих заводов, благодаря чему ОАО «Нафтан» и ОАО «Мозырский НПЗ» стали получать после переработки каждой тонны значительно более дорогую корзину нефтепродуктов, чем ранее.

Только за 9 месяцев нынешнего года потрачено более 4 млрд. долларов на закупку сырой нефти, что на треть меньше, чем в прошлом году. В то же время экспорт нефтепродуктов вырос более чем на 20%, хотя прибыль от него в силу объективных причин сократилась: 7,8 млрд. долларов в прошлом году и 5,3 млрд. – в нынешнем. Крупнейшие поставки были организованы в Великобританию, Украину и Нидерланды. Исходя из вышесказанного, становится понятно, что Минск не мог не поставить перед Москвой вопрос о снижении цен на нефть, так как прибыль от основной отрасли экономики в настоящее время стала катастрофически падать. На протяжении последних месяцев белорусские чиновники неоднократно заявляли о том, что будут настаивать на пересмотре формулы расчета цены и увеличении количества поставляемой нефти.

При этом последний вопрос сегодня уже практически согласован – в 2016 году в Белоруссию из России будет беспошлинно поставлено на 1 млн. тонн больше, чем в прошлом (24 млн. тонн). В обмен на это белорусская сторона должна будет поставить 1 млн. тонн автомобильных бензинов (в нынешнем году данный параметр был установлен в объеме 1,8 млн. т), что только на руку белорусам. Правда, Россия в данном случае также стремится защитить собственные интересы. Например, Федеральная антимонопольная служба настаивает на обязательной продаже 10% от объема белорусских поставок на Санкт-Петербургской международной товарно-сырьевой бирже. Обосновывается это тем, что сегодня из-за межправительственного соглашения топливо может предлагаться к торгам, но не реализовываться. Этим белорусы раньше часто пользовались, перепродавая его на более выгодные европейский или украинский рынки.

В отличие от уже решенного вопроса о количестве поставляемой нефти, вопрос о стоимости черного золота до сих пор находится в подвешенном состоянии. Представители Белоруссии, в частности заместитель премьер-министра В. Семашко, неоднократно заявляли о том, что сегодня «есть основания, чтобы обсуждать, по каким ценам должна поставляться и покупаться нефть». Более того, была даже создана рабочая группа из представителей «Лукойла», «Сургутнефтегаза», «Газпромнефти», «Роснефти» и концерна «Белнефтехим», которая должна решить данный вопрос. Главное требование Минска – это пересмотр формулы цены на поставляемую нефть и получение дисконта в 5 долларов на тонне.

Необходимо напомнить, что формула цены поставок согласована еще в декабре 2011 года: это – мировая цена (netback Роттердама) минус экспортная пошлина и затраты на транспортировку, уменьшенные на дисконт в 3,7 доллара на тонну. Именно этот дисконт Минск хочет увеличить до 5 долларов. Главным аргументом белорусов является то, что стоимость нефти для российских НПЗ ниже, чем для белорусских, а налоговый маневр в РФ ухудшил экономику переработки. Более того, Минск вслед за некоторыми европейскими импортерами заявил, что наблюдается ухудшение качества российского сорта Urals и из-за этого заложенный в формуле коэффициент пересчета баррелей в тонны оказывается выше фактического.

Интересно то, что Минск пытается давить на Москву не только на уровне двусторонних отношений, но и на уровне ЕАЭС, где у него есть поддержка Казахстана. Например, в октябре Евразийская экономическая комиссия подготовила и разослала на согласование проект «Концепции формирования общих рынков нефти и нефтепродуктов Евразийского экономического союза», где предлагается сохранение существующих механизмов формирования цен на нефть, главным смыслом которых является ценообразование на основе ситуации на рынках государств-членов Союза. Казахстан и Белоруссия выразили недовольство, заявив, что основным принципом взаимовыгодного сотрудничества в сфере энергетики является «принцип рыночного ценообразования на энергоресурсы» и «добросовестной конкуренции».

В настоящее время вопрос так и остается открытым, так как в Москве не видят возможности в нынешних условиях идти навстречу Астане и Минску.

Газовый вопрос

Вопрос о цене на природный газ волнует Минск не меньше, чем условия поставок нефти. От стоимости голубого топлива, которое практически полностью поставляется из России, зависит абсолютно вся экономика страны. И это прекрасно понимают в руководстве страны. По словам А. Лукашенко, импорт российских углеводородов «обеспечивает стабильную работу нашей энергетической системы и других важных экономических отраслей». Исходя из того, что нынешняя белорусская экономика крайне энергоемка и продолжает демонстрировать спад (падение промышленного производства за 2015 год уже составило более 7%), то даже небольшое снижение стоимости газа поможет ей не скатиться еще глубже. Заместитель министра энергетики Белоруссии В. Закревский в середине декабря заявил, что в ведомстве надеются на снижение цены российского газа в 2016 году в размере более 10 долларов на 1 тыс. куб. м. Белорусы уже проводят консультации с российскими партнерами, во время которых обсуждаются возможность уменьшения стоимости и ее конечная величина на границе. При этом недавно В. Семашко и вовсе заявил, что, по его мнению, сейчас есть существенные основания для снижения цены уже с 1 января 2016 года.

В настоящее время Белоруссия закупает газ в России по цене около 142 долларов за 1 тыс. кубометров, что является самой низкой стоимостью для импортеров после внутрироссийских цен. Для сравнения: цена на голубое топливо для ближайшего соседа белорусов – поляков составляет порядка 240-260 долларов за 1 тыс. кубометров. В следующем году в Белоруссию должно будет поставлено около 20 млрд. куб. м природного газа, а значит, снижение цены даже на 10 долларов может оставить в белорусской казне более 200 млн. долларов. Это далеко не маленькая сумма, если вспомнить, что с 2006 по 2015 год экономический эффект от реализации двух госпрограмм по модернизации и развитию белорусской энергосистемы оценивается лишь в 600 млн. долларов.

Это прекрасно показывает, насколько Белоруссия зависит от цены на газ. И даже строительство АЭС в обозримой перспективе вряд ли сможет переломить ситуацию. Хотя, по мнению заместителя министра энергетики Л. Шенеца, реализация проекта по строительству собственной атомной электростанции позволит республике ежегодно замещать более 5 млрд. куб. м импортируемого природного газа. Дополнительно к этому чиновники рассчитывают, что в результате проводимой энергетической политики потребление газа в стране уменьшится с 22 млрд. куб. м в 2015 году до 16,5 млрд. в 2020 году.

В настоящее время перед Минском стоят насущные проблемы, решение которых является критическим для экономики страны. И вопрос цены на углеводороды в данном случае является наиболее существенным. Поэтому абсолютно не удивительно, что белорусы возлагали большие надежды на заседание Высшего Евразийского экономического совета, которое прошло 21 декабря в Москве, где чиновники из Минска планировали добиться от России уступок. Однако, как оказалось, вопрос о скидках в этот раз поднять не удалось. Более того, в отличие от российского посла в Белоруссии А. Сурикова, предположившего накануне в интервью телеканалу ОНТ, что цена на газ для республики в будущем году может составить от 135 до 140 долларов за 1 тыс. куб. м, в Кремле вовсе заявили, что сегодня этот вопрос даже не обсуждается. Так что до окончательного решения вопроса о стоимости поставок углеводородов в Белоруссию еще далеко.

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:7794