Порог Евросоюза для Украины не стал ниже
28.12.2015 | Алексей ДАНИЛОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Киевские власти на днях постиг очередной крах «визовой евроиллюзии» – надежды на скорейшее введение безвизового режима поездок граждан Украины в ЕС. Отчёт Еврокомиссии от 18 декабря о выполнении Киевом плана действий по визовой либерализации (ПДВЛ) не означает отмену виз для граждан страны. Впереди выполнение новых, дополнительных требований и заслушивание вопроса в двух органах ЕС, которые должны принять решение относительно отмены виз – Европарламент и Совет министров. В лучшем случае визовая либерализация может состояться не ранее июля 2016 года.

Сложившаяся по данной проблеме ситуация свидетельствует, что, с одной стороны, Брюссель в принципе не имеет намерений вводить полноценный безвизовый режим с Украиной, а с другой - Киев в принципе не в состоянии выполнить необходимые для безвизового режима требования. В итоге утверждения официального Киева о реальности введения безвизового режима для украинских граждан при посещении ЕС являются их сознательным обманом.

К тому же отмена визового режима для граждан Украины весьма условна, о чём изо всех сил молчат в официальном Киеве. Она подразумевает разрешение на пребывание в ЕС на протяжении трех месяцев в течение полугода. Однако работать в странах ЕС будет запрещено. Но даже если, исходя из пропагандистских соображений, в Брюсселе решат ввести для граждан Украины визовую либерализацию, то воспользоваться ею сможет весьма ограниченный контингент. Из-за резко упавшего уровня жизни населения очень немногие смогут показать необходимые доходы. А количество документов, необходимых для «безвизового» выезда в ЕС, как сейчас выясняется, может оказаться даже больше, чем для оформления шенгенской визы. И самое главное: безвизовый режим необходим большинству тех, кто нацелен на поездки в ЕС, для устройства там на работу. Но как раз этого не будет.

Напомним, что в майском отчёте ЕК по ПДВЛ речь шла об отсутствии прогресса по пяти из шести пунктов: 1) борьба с коррупцией, в частности не начата работа антикоррупционного бюро; 2) невыполнение рекомендаций Венецианской комиссии по закону о люстрации; 3) затягивание реформы Генпрокуратуры и СБУ с целью максимального отстранения их от ведения следствия (следственные функции должны быть переданы МВД); 4) усиление контроля за нелегальной миграцией по всему периметру госграницы. Это требование Киев пытался заменить своим, более мягким условием – усилением контроля на разграничительных линиях с Крымом и ДНР/ЛНР; 6) вопросы дискриминации. Еврочиновники уже тогда задавали вопросы в связи с «признаками усиления национализма».

В мае ЕС признал удовлетворительно выполненным лишь один, пятый, пункт – о защите персональных данных граждан. За прошедшее время ВР приняла поправку в Трудовой кодекс по извращенцам, чем, можно считать, выполнила шестой пункт, хотя и не до конца.  Трудовой кодекс в целом пока не принят. Итак, можно с натяжкой считать, что по условиям ЕС киевский режим к декабрю выполнил два пункта из шести.

В отчёте за 18.12 Еврокомиссия выдвинула пять дополнительных требований для введения безвизового режима с ЕС: 1. До конца первого квартала 2016 года полностью запустить в работу Национальное антикоррупционное бюро и Специальную антикоррупционную прокуратуру. 2. До конца первого квартала 2016 года обеспечить независимую работу антикоррупционной прокуратуры, в том числе путем внесения изменений в закон «О прокуратуре», которые бы гарантировали независимость отбора и увольнения руководства ведомства. 3. До конца первого квартала 2016 года запустить в работу Нацагентство по предотвращению коррупции. 4. Принять законодательство в сфере ареста и спецконфискации. 5. Предусмотреть в госбюджете средства на нормальное функционирование антикоррупционных органов, в том числе Антикоррупционного бюро.

Как видно, новые требования ЕК за исключением п. 4 касаются выполнения 1 и 3 требований майского отчёта ЕК относительно борьбы с коррупцией.

Однако с момента майского отчёта с коррупцией стало ещё хуже, что с регулярной периодичностью фиксируют вашингтонские хозяева киевского режима, устраивая уже публичные выволочки его главарям. Антикоррупционное бюро с момента своего возникновения попало в анекдотичную ситуацию, когда само стало рассадником коррупции, о чём в Брюсселе, видимо, известно. Больше всего вопросов в ЕС вызывает ситуация с Нацагентством по вопросам возвращения активов, а также конфликт в НАПК, которые глава режима и глава правительства хотят поставить под свой контроль (вполне в духе классической формулы: если нельзя победить коррупцию, надо её возглавить). Так что о прогрессе здесь вести речь не приходится.

Следственные функции прокуратуры и СБУ не реформированы, всё ограничивается разговорами и взаимными призывами. Сама ГПУ стала площадкой выяснения личных амбиций ставленников США замов генпрокурора Шокина – Сакварелидзе и Касько с самим Шокиным.

И здесь проблема не только в том, чтобы принять формальные юридические нормы или создать все положенные в ЕС антикоррупционные институты. Необходимо, чтобы они реально заработали и стали давать результат. Предпосылок для этого при нынешнем киевском режиме нет.    

Пункт 4 об усилении контроля за миграционными потоками по всему периметру украинской границы требует от Киева доведения до конца точного выполнения своих политических обязательств по конституционной легализации особого статуса ДНР/ЛНР. Только после этого центральная власть может быть допущена руководством донбасских республик к совместному контролю над этим участком украинско-российской границы. Поскольку официальный Киев не планирует менять курс на саботаж Минских соглашений, то и п. 4 он выполнить не сможет.

Именно исходя из этого, Киев пытался продавить в ЕС замену содержания п. 4 на требование усиления контроля на разграничительных линиях с Крымом и ДНР/ЛНР, чтобы перенести контроль за миграционными потоками на линию разграничения между республиками и Украиной, которую режим контролирует. Признание ЕС этого встречного предложения режима позволяло бы Киеву претендовать на безвизовый режим с ЕС, саботируя и далее минские договорённости. Фактически же, п. 4 не выполнен. Поскольку Германия с Францией нацелены на принуждение Киева к выполнению минских соглашений, то п. 4 ещё припомнят официальному Киеву на каком-то этапе процесса визовой либерализации. 

Кроме того, Венецианская комиссия 18.12 приняла решение о несоответствии украинского закона о декоммунизации стандартам Совета Европы, что привело к срыву выполнения п. 6 (вопросы дискриминации) майского отчёта ЕК. Суть замечаний сводится к тому, что в нынешней формулировке закон может привести к нарушению права на свободу высказывания; в законе карательные нормы направлены только против коммунистической идеологии, а нацистская идеология умалчивается (и это не удивительно, киевский фашизоидный режим в принципе не ставил цель запретить нацизм этим законом). Эксперты ВК отмечают, что закон вводит неоправданно строгие санкции за нарушение его норм. 

Таким образом, новый – от 18 декабря – отчёт не содержит никаких принципиально новых «положительных» оценок по сравнению с майским. Содержащиеся в нём обещания внести документ в Европарламент с положительными рекомендациями обставлены новыми условиями по выполнению борьбы с коррупцией и отмене закона по декоммунизации. И прорежимно настроенные эксперты признают, что чётких условий ЕК по отмене виз нет. Совет ЕС будет принимать решение по своему усмотрению. Это продлевает ситуацию неопределённости в намерениях ЕС по данному вопросу, позволяет Брюсселю маневрировать обещаниями и вводить новые и новые условия для фактического ухода от предоставления гражданам Украины безвизового режима.

Фактически Брюссель пытается сохранить собственную репутацию и сделать вид, что ставка ЕС на киевский режим, который Брюссель вместе с Вашингтоном привели к власти на Украине, оправданна и тот способен на прогресс хоть в чём-то. Отсюда и замечания о «прогрессе» в выполнении требований визовой либерализации, хотя как раз прогресса нет. Брюссель вместе с киевским режимом отчаянно пытаются замаскировать «визовый крах».

Так, глава МИД киевского режима П. Климкин сознательно вводит в заблуждение население страны, говоря о том, что в органах ЕС есть намерение ввести для граждан Украины в 2016 году безвизовый режим. Это же относится и к заму Климкина Е. Зеркаль. Она заявила, что «отчет является финальным, никаких дополнительных отчетов уже не будет... Мы сейчас переходим на другую фазу – общение не с Комиссией, а с государствами-членами ЕС».

Что и требовалось показать населению Украины. О том, что в этом состоянии Брюссель может держать власти иных государств годами (и десятилетиями, что показывает пример Турции по вступлению в ЕС), ни в Брюсселе, ни в Киеве, разумеется, не скажут.

Но суть выдвинутых новых требований самой же ЕК и замечание Венецианской комиссии однозначно показывает обратное – официальный Киев ничего не выполнил и к реформам, особенно в таких важных областях, как борьба с коррупцией, соблюдение прав человека и отказ от преследования инакомыслящих, – неспособен. ЕС по-прежнему держит киевский режим в состоянии неопределённости.

А в целом обещания, а с ними и евроиллюзии мельчают. Вместо членства, которое обещает вроде бы равноправное общение, всего лишь обещание, что будут пускать за порог Евросоюза без чиновничьей волокиты. Зато и без права на работу.

Теги: Украина  ЕС 
Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1496