Евразийский экономический союз: итоги года-2015
31.12.2015 | Кирилл СОКОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Завершение первого года работы Евразийского экономического союза в его нынешнем составе дает хороший повод к тому, чтобы подвести некоторые итоги и наметить перспективы развития. Хотя в плане экономики уходящий год был одним из самых сложных за всю историю постсоветского пространства, в развитии интеграционных процессов есть определенные успехи, которые, может быть, пока не так видны из-за обрушившихся на все союзные государства экономических трудностей.

Главным итогом 2015 года стала завязка полноценной работы самого Евразийского экономического союза, ранее существовавшего в форме Таможенного союза (ТС) и Единого экономического пространства (ЕЭП) трех государств-основателей – России, Казахстана и Белоруссии. Договор о создании ЕАЭС, предусматривающий свободу «четырех пространств» – движения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, а также координацию экономической политики, был подписан В. Путиным, Н. Назарбаевым и А. Лукашенко 29 мая 2014 г. Произошло это в самый разгар украинского кризиса и последовавшего за ним стремительного роста напряженности в отношениях между Россией и коллективным Западом во главе с США. Новое проявление холодной войны позволило многим западным аналитикам предположить, что подписание соглашения вообще не состоится. Накаркать не удалось: договор о создании ЕАЭС был подписан в намеченные сроки.

Россия, Казахстан и Белоруссия стали участниками союза с момента начала действия договора – 1 января 2015 г. На протяжении года к ним присоединились еще две страны. 2 января в ЕАЭС официально вступила Армения, а в августе завершилась процедура присоединения Киргизии. В итоге участниками объединения стали пять государств, или треть всех республик бывшего СССР. И это уже был первый успех.

С присоединением к союзу новых членов возникло много проблем. Армения не имеет общей границы с другими странами союза, будучи отделена от них Грузией и Азербайджаном. Для ее интеграции пришлось вырабатывать специальную схему движения товаров, которые должны оформляться по правилам ЕАЭС на российско-грузинской границе. Киргизия долгое время не была готова к членству в союзе в плане оборудования контрольно-пропускных пунктов и центров сертификации продукции, прежде всего продовольственных товаров, а также сильно зависела от реэкспорта китайских потребительских товаров.

Кроме того, Армения и Киргизия располагают откровенно слабыми по меркам России и даже Казахстана экономиками, объем которых на общем фоне малозаметен. Для своевременного вступления в ЕАЭС им пришлось предоставить существенную экономическую помощь. Россия и Казахстан, например, профинансировали оснащение необходимым оборудованием киргизских контрольно-пропускных пунктов и лабораторий по сертификации продукции, так как денег на это у Бишкека просто не было. Кроме того, Москва была вынуждена взять не себя решение энергетических проблем новых партнеров. Так, «Газпром» весной 2014 г. приобрел за символическую цену в 1 доллар киргизского газового монополиста «Кыргызгаз», накопившего огромные долги. В модернизацию и развитие газотранспортной системы республики «Газпром» пообещал инвестировать 20 млрд. рублей в течение 5 лет и еще 100 млн. долл. потратить на разведку потенциальных газовых месторождений.

Были сложности и иного рода. Главным сторонником включения Киргизии и Армении в ЕАЭС была Москва, тогда как у Минска и Астаны целесообразность этого шага вызывала вопросы. Тем не менее все возражения союзников удалось снять и во многом за счет того, что РФ взяла на себя львиную долю расходов по интеграции новых членов. Финансовые затраты, по мнению Кремля, оправдывают нейтрализацию геополитических рисков, которые неизбежно возникли бы в случае превращения этих стран в протектораты США и ЕС.

Из той же Киргизии России с большим трудом удалось выдавить американскую авиабазу, базировавшуюся в «Манасе». Располагаясь в крайне выгодном с геостратегической точки зрения регионе Центральной Евразии, база могла использоваться США для разведывательных целей, координации действий различных антиправительственных группировок, массовых беспорядков и даже транзита наркотиков в составе грузов, не подлежащих досмотру киргизскими таможенниками. Армению удалось включить в ЕАЭС буквально накануне подписания ею соглашения о евроинтеграции по образцу тех, что были заключены ЕС с Грузией и Украиной. Этот договор сделал бы невозможным участие Армении в ЕАЭС, одновременно открывая широкие перспективы для создания в стране кризисов по опыту «пятидневной» войны Грузии и Южной Осетии в 2008 г. или украинских событий 2014-2015 гг.

Следует признать, что экономические итоги 2015 г. не вызывают особого удовлетворения. Но и резких оценок не заслуживают. Да, объем внешней торговли ЕАЭС за три квартала обвалился на треть, внутрисоюзной – на четверть. Главной причиной этого стало резкое падение цен на углеводороды, другие статьи сырьевого экспорта и металлы, поставляемые на внешний рынок двумя крупнейшими экономиками союза – Россией и Казахстаном. Падение экспортных доходов вынуждает сокращать государственные расходы, что ведет к снижению покупательной способности населения. В условиях быстрого роста цен все это ведет к заметному снижению уровня жизни населения, которое успело привыкнуть к его росту. В России впервые за долгое время зафиксировано снижение оборота розничной торговли, что говорит о сокращении платежеспособного спроса.

Вместе с тем внешняя торговля сокращалась значительно быстрее внутрисоюзной, что является позитивной тенденцией в плане формирования общего евразийского рынка. Кроме того, падение товарооборота произошло в стоимостных показателях, которые из-за резких ценовых колебаний на валютных рынках с конца 2014 г. являются не вполне корректными.

Россия на протяжении этого года демонстрирует рост физических объемов экспорта на 4,2%, в том числе сырьевого – на 2%, несырьевого – на 7%, а высокотехнологичного – на 7,8%. Во внутрисоюзной торговле влияние валютного фактора еще более значительно по причине того, что значительная часть расчетов ведется в национальных валютах, стоимость которых по отношению к доллару резко упала. При этом физические объемы торговли России со всеми странами ЕАЭС на протяжении года увеличились. Падение рубля создало выгодную ценовую конъюнктуру для экспорта российских промышленных товаров, включая продукцию машиностроения, поставки которой демонстрируют рост. Так, по словам топ-менеджмента «Газпрома», экспортные поставки уже позволяют предприятию частично компенсировать падение продаж на внутреннем рынке. 10%-го роста экспорта в этом году ожидает КамАЗ, который сумел удвоить его еще в четвертом квартале 2014 г.

Одним из главных испытаний для ЕАЭС в уходящем году стали попытки минимизировать ущерб от предстоящего введения зоны свободной торговли Украины с ЕС, отложенного вскоре после майдана до 1 января 2016 г. Все усилия России по поиску компромисса потерпели неудачу, и в декабре обе палаты Федерального Собрания приняли закон, прекращающий действие соглашения, заключенного в 2011 г. в рамках СНГ о зоне свободной торговли в части, касающейся Украины. Вдобавок против нее как страны, присоединившейся к антироссийским санкциям, с нового года вводится продуктовое эмбарго, запрещающее поставки на российский рынок всех продуктов питания.

Проблема заключается в том, что другие страны ЕАЭС присоединяться к введенным Россией против Украины санкциям отказались. В условиях экономического кризиса терять еще один канал экспортных поставок никто не хочет. Но для функционирования единого таможенного пространства союза это создает проблемы, порождая, в частности, угрозу реэкспорта запрещенных к ввозу товаров через Белоруссию или Казахстан. Для нейтрализации этих угроз Россия даже была вынуждена ввести специальный режим проверки товаров на границе с Белоруссией. По словам А. Лукашенко, для решения данной проблемы в первом полугодии 2016 г. все союзные государства перейдут на электронное декларирование перемещаемых через границу товаров. Однако помогут ли эти меры предотвратить реэкспорт запрещенных украинских товаров – большой вопрос.

В целом выживание ЕАЭС в условиях глубокого геополитического и экономического кризиса выглядит заметным успехом всего объединения. В связи с этим уместно вспомнить слова главы Казахстана Нурсултана Назарбаева на встрече с российским президентом Владимиром Путиным 21 декабря после саммита ЕАЭС в Москве: «Мы провели первый, непростой год Евразийского экономического союза, попали в такой кризис… Всё равно, считаю, правильно мы сделали [что объединились], мы должны двигаться дальше... Общение, открытые границы, совместные предприятия играют свою очень большую роль…»

 2016 год тоже не обещает быть в экономическом плане безоблачным, однако опыт уходящего года позволяет надеяться, что самый плохой период для союза уже позади. Территориальное расширение ЕАЭС в ближайшее время не ожидается, и его участники могут сосредоточиться на решении внутриэкономических проблем и запуске нового этапа роста экономики.

___________________

Фото – http://www.kremlin.ru/events/president/news/50987#

Теги: ЕАЭС 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1939