Россия: внешняя политика, исключающая затратную конфронтацию
03.01.2016 | Георгий ПАРФЕНОВ | 11.29
A
A
A
Размер шрифта:

Буквально за несколько часов до наступления 2016 года президент России Владимир Путин подписал указ, вводящий в действие обновленную Стратегию национальной безопасности Российской Федерации. Всё очень логично: не принято у нас входить в новый год со старыми долгами. А определенный «долг» существовал, ибо за минувшие после утверждения предыдущей версии документа шесть лет ситуация с обеспечением нацбезопасности изменилась настолько, что требовала неотложной модернизации Стратегии. За подтверждением правоты такого утверждения далеко ходить не надо: атака Запада на РФ с использованием неонацистского режима на Украине, натовские угрозы со стороны Прибалтики, Польши и Румынии, развертывание по периметру нашей страны элементов глобальной системы ПРО США, «удар в спину» со стороны Турции, наступление исламского терроризма от причерноморских степей до таджикско-афганской границы…

Секретарь Совета Безопасности РФ Николай Патрушев, давая на днях интервью «Российской газете», заявил в связи с этим: несмотря на то, что предыдущий вариант Стратегии показал свою эффективность, в последнее время появились новые вызовы и угрозы национальной безопасности. Он перечислил основные: «США при поддержке ряда стран Запада намереваются сохранить свое доминирование в мировых делах, поэтому предпринимаются попытки ограничить проведение Россией самостоятельной внешней и внутренней политики. Все большую опасность представляют угрозы, связанные с военной деятельностью НАТО. Стремление к наращиванию и модернизации наступательных потенциалов, развертыванию новых видов вооружений, созданию глобальной системы ПРО, в том числе вокруг России, размывает структуру глобальной безопасности».

Усиливаются, по словам Н. Патрушева, не только политические и военные угрозы, осложняется также мировая демографическая ситуация, одним из следствий чего выступает активизация миграционных потоков из стран Африки и Ближнего Востока в Европу, обостряются проблемы окружающей природной среды и продовольственной безопасности. И все они требуют мер эффективного противодействия.

Учитывая, что основой политической и военной мощи государства выступает экономика, в документе отражена необходимость диверсификации экономики, преодоления ее сырьевой направленности, перехода на новый уровень технологического развития, рационального импортозамещения. Роль двигателя модернизации производства отводится оборонно-промышленному комплексу. Определены важные задачи в целях обеспечения энергетической безопасности, информационной безопасности, безопасности в сферах науки, здравоохранения, культуры, экологии.

В чем же состоят существенные отличия новой версии Стратегии национальной безопасности РФ от предыдущей версии? В ней более четко сформулированы стратегические цели защиты нашей страны от попыток использования против нее военной силы. Больше внимания уделено вопросам мобилизационной готовности и гражданской обороны. Никогда раньше с такой остротой не вставали задачи обеспечения кибербезопасности в глобальном информационном пространстве.

Инициаторы «сетевых войн» все более широко прибегают к использованию самых изощренных информационно-коммуникационных систем, что выдвигает дополнительные требования к уровню защищенности сетей связи с использованием отечественных технических и программных средств. По мнению Москвы, эту проблему необходимо решать и на международном уровне. Как следствие, она выступила с инициативой принятия Генеральной ассамблеей ООН резолюции «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности». Проект резолюции поддержан десятками государств, в т.ч. партнерами РФ по БРИКС, ШОС, СНГ.

В содержании документа явственно влияние тех событий, свидетелями которых мы стали в последние годы, прежде всего «гибридных войн» и «цветных революций», под какими бы «красивыми» названиями они ни скрывались – «революция достоинства», «арабская весна», «революция гвоздик» и т.п. В Стратегии прямо говорится о том, что применяемая Западом практика смены легитимных режимов с использованием методов таких войн прямо ведет к распространению терроризма, экстремизма, межрелигиозной и межэтнической вражды, что делает мир еще более уязвимым. Появление и укрепление влияния ДАИШ – авангарда международного терроризма стало результатом политики двойных стандартов, которой придерживаются США, Турция, Саудовская Аравия, Катар и ряд других стран. Чтобы отразить атаку террористов на дальних подступах, России потому и пришлось вмешаться в сирийские события, оказывать значимую военную помощь ряду государств Центральной Азии.

Но и здесь Москва действует не только военными средствами. Достаточно вспомнить о тех огромных усилиях, которые она затрачивает для создания широкой антитеррористической коалиции с участием стран Запада, Ближнего и Среднего Востока, Китая. Пока должного понимания она не встречает, хотя консолидация в борьбе с терроризмом, казалась бы, очевидна. Не потому ли не встречает, что, как записано в Стратегии, Россия заинтересована в полноценном взаимодействии и с США, и с другими государствами на равноправной основе. А последнее как раз наших потенциальных партнеров и не устраивает.

Более того, Запад стремится поддерживать по периметру России постоянное напряжение, а где возможно – прямо разжигать военные конфликты. Самый зримый пример – поддержка США и Евросоюзом государственного переворота на Украине. «…Формирование образа врага в лице России, неприкрытая ставка на силовое решение внутригосударственных противоречий, глубокий социально-экономический кризис превращают Украину в долгосрочный очаг нестабильности в Европе и непосредственно у границ России», – подчеркнуто в Стратегии.

Свое прямое (в виде навязываемой нам гонки вооружений) и косвенное (через разжигание вооруженных конфликтов и границ России) военное давление на Россию страны Запада усиливают за счет, как сказано в документе, применения экономических методов, инструментов финансовой, торговой, инвестиционной и технологической политики для решения геополитических задач. Негативное воздействие на экономическую безопасность РФ оказывают введенные против неё санкционные меры. Добавим сюда усиление недобросовестной конкуренции, неправомерное использование юридических средств (вроде дела ЮКОСа), нарушение стабильности тепло- и энергоснабжения субъектов национальной экономики (энергоблокада Крыма со стороны Украины) и другие рычаги, посредством которых пытаются пригнуть Россию.

Уже сами по себе перечисленные выше угрозы для нацбезопасности потребовали новой редакции Стратегии. К сожалению, их перечень куда шире, и не реагировать на них российская власть не может. Для их предотвращения, указывается в документе, Россия сосредотачивает усилия на укреплении внутреннего единства общества, обеспечении социальной стабильности, межнационального согласия и религиозной терпимости, устранении структурных дисбалансов в экономике и ее модернизации, повышении обороноспособности.

При этом в Стратегии – обратим особое внимание – подчеркивается, что Россия для защиты своих интересов будет и далее проводить такую внешнюю политику, которая исключала бы затратную конфронтацию с другими странами, в том числе и новую гонку вооружений. Применение военной силы рассматривается в Стратегии как крайняя мера, использование которой возможно лишь после того, как будут исчерпаны политические, экономические, дипломатические и иные средства.

Стратегия призвана консолидировать усилия федеральных органов государственной власти, органов местного самоуправления, институтов гражданского общества по созданию «благоприятных внутренних и внешних условий для реализации национальных интересов и стратегических национальных приоритетов Российской Федерации».

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1590