Армения: первый год в семье Евразийского союза
11.01.2016 | Саркис МАРТИРОСЯН | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Год членства Армении в ЕАЭС – вполне достаточный отрезок времени для подведения как минимум некоторых промежуточных итогов. Начнем с общих контуров экономической политики страны в 2015 году.

Заметим сразу: завкончившийся год не был лучшим для экономики страны. Она топчется на месте уже несколько лет и де-факто можно говорить о стагнации. Членство в ЕАЭС ничего в этом отношении не изменило, так как главной болезнью армянской экономики продолжает оставаться ее монополизация. Но для борьбы с этим явлением нужны политические решения вне зависимости от того, в какое экономическое объединение входит Армения.

Для иллюстрации ситуации приведем следующий пример. По состоянию на конец декабря цена одного килограмма сахарного песка в торговой сети «Ашан» в Москве составляла 42 рубля (290 драм по курсу), в сети «Пятерочка» – 44,5 рубля (307 драм), а в торговой сети «Ереван сити» – 350 драм, т.е. почти на 20% дороже московской цены. Раньше эту разницу в цене правительство и правящая администрация объясняли таможенной пошлиной. Теперь же Армения находится в одном таможенном пространстве с Россией и такой разницы в цене на товар первой необходимости быть не должно. Ясно, тут что-то не так.

Монополистами ввоза сахара в Армению являются компании, подконтрольные депутату парламента от фракции правящей Республиканской партии Армении Самвелу Алексаняну (в настоящее время они все переписаны на его жену). Причём данная монополия имеет длительную историю, и ее «крышей», как утверждают армянские СМИ, является власть, вплоть до высших лиц. Интересно, что некоторое время назад, отвечая на вопросы представителей армянской общины Чехии, президент Серж Саргсян сказал: «А что вы хотите, чтобы в маленькой стране было 10 импортеров сахара?»

 О прочности позиций С. Алексаняна свидетельствует тот факт, что Государственная комиссия по защите экономической конкуренции (ГКЗЭК) во главе с Артаком Шабояном даже для проформы не изучает состояние дел на рынке сахара. И это при том, что по закону о защите экономической конкуренции такой контроль является её прямой обязанностью. А. Шабоян лишь регулярно делает заявления о том, что она не выявила нарушений на рынках.

Между тем положение дел на том же рынке сахара выглядит по меньшей мере странным. Согласно официальной статистике, этот товар в страну практически не поступает. Ввозится лишь сырье для производства сахара, которое перерабатывается на заводе в Ахуряне, принадлежащем С. Алексаняну. При этом олигарх категорически отметает обвинения в том, что под видом сырья в страну ввозится сахар, который проходит на заводе лишь расфасовку и упаковку.

Но есть и другое мнение. Так, согласно данным Национальной статистической службы за сентябрь 2015 года, на заводе в Ахуряне было произведено 25 тысяч тонн сахара. Производительность предприятия в день 800 тонн. За вычетом выходных получается, что завод работал в форсированном режиме, производя по 1000 тонн сахара в день, т.е. на 20% выше собственной мощности. Возможно ли такое?

Почему мы начали с этого любопытного примера процветающего в Армении монополизма? Ответ достаточно прост: да потому что все противники евразийской экономической интеграции в Армении, указывая на эти факты, утверждают, что главным виновником подобного рода проблем является ЕАЭС, а вовсе не поддерживающее монополистов правительство страны. Поэтому, дескать, для улучшения экономической ситуации надо не бороться с монополиями и их «крышами», а выходить из ЕАЭС. Вот как оказывается просто поставить с ног на голову.

 Лояльный правящей администрации профессор экономики Ереванского государственного университета Вардан Бостанджян полагает, что годичное членство страны в ЕАЭС не привело к ключевым переменам в экономике страны. «ЕАЭС ничего не дал не только Армении, но также и другим государствам-членам не было предоставлено возможности для их экономического развития, потому что этот союз пока еще находится на стадии формирования. Печально то, что формирование союза может не развиться или вообще приостановиться», – отметил экономист, подчеркнув, что торговый оборот между Арменией и странами – членами ЕАЭС уменьшился. С мнением о том, что армянские предприниматели просто не пользуются евразийским рынком, В. Бостанджян не согласился: «У этого союза есть название, но отношения пока не урегулированы, поэтому хозяйствующим субъектам не удается законным путем преследовать свои интересы. Если эти отношения будут отрегулированы, предприниматели поймут, какие есть положительные и отрицательные стороны, и процесс импорта и экспорта будет урегулирован. Хотя нет никаких гарантий, что отрегулируется».

Взгляд достаточно скептический. Экономист отметил, что неудачи, отмеченные в экономике страны, были обусловлены внешними факторами, геополитическими событиями, региональными тенденциями, шагами игроков на международном финансовом рынке, воздействием антироссийских санкций. В. Бостанджян отметил низкий уровень управления, по причине которого в 2015 году не был зафиксирован хотя бы небольшой прогресс даже в плане решения социальных проблем.

Есть и другие причины неудач Армении в рамках ЕАЭС, которые не зависят от самого объединения. Это следование политике сильного драма или его высокого курса по отношению к основным главным мировым резервным валютам – паре доллар/евро. Такую политику Ереван проводит уже давно – с 2003-2004 гг. По оценке местных экспертов, драм по положению на сегодняшний день остается переоцененным к доллару (растет в цене) на уровне порядка 20-25%, а может быть, и больше.

Для иллюстрации этой политики достаточно посмотреть на представленную схему, из которой следует, что на всем постсоветском пространстве по итогам 2015 года армянский драм является самым устойчивым по отношению к доллару США, будучи девальвирован всего на 1,6 %. При этом в куда большей степени были девальвированы российский рубль и валюты других стран – партнеров по ЕАЭС.

Падение валют стран СНГ в 2015 г. к доллару США

Армянская экономика наиболее тесно связана с российской, курс национальной валюты которой в значительной мере «привязан» к ценам на нефть и газ. Рубль, как указано на схеме, подешевел по отношению к доллару США почти на треть, в то время как курс драма фактически фиксирован по отношению к главной резервной валюте в мире. Таким образом, по отношению к драму обесценился российский рубль.

Естественно, что такая политика больнее всего бьёт по всем тем хозяйствующим субъектам и особенно домашним хозяйствам в Армении, которые получают трансферты из России. Страдают от завышенного курса драма и экспортеры, которые становятся неконкурентоспособными на рынках стран ЕАЭС. В то же время «сильный» драм по- прежнему выгоден правящей администрации и приближённой к ней группе импортеров.

В результате такой политики маленькая Армения стала источником оттока долларов на мировой рынок. Соответствующие сведения подтверждаются докладом о незаконном вывозе капитала из развивающихся стран в период в 2004-2013 гг., подготовленном американской НПО Global Financial Integrity (GFI). Согласно документу, за этот период из Армении было вывезено почти 10 млрд долларов, т.е. почти 1 млрд в год.

Выходит, правящую элиту по большому счету не сильно интересуют возможности экспорта в Россию и страны ЕАЭС. И пусть не обманываются сторонние наблюдатели совещаниями по увеличению экспортных возможностей, которые любит проводить премьер-министр Овик Абрамян. В условиях политики сильного драма, которую проводит ЦБ, подобные совещания малоэффективны. Любопытным в этой ситуации является и то, что почти наверняка аналогичную политику правящая элита проводила бы и в том случае, если бы Армения, как и планировалось в 2009-2013 гг., подписала соглашение с ЕС о зоне свободной торговли.

Искусственная поддержка завышенного курса драма преследует весьма определенную цель: воспрепятствовать обострению социальных проблем и возникновению общественных волнений. Однако в долгосрочном плане она ведёт не к решению проблем, а является лишь отсрочкой будущего социально-экономического взрыва.

Дело в том, что сильный драм поддерживается через увеличение государственного долга (приблизительно на 400-450 млн долларов в год), который путем различных манипуляций (например, «разделение» долга на правительственный и ЦБ) скрывается от общественного мнения. Величина реального долга, подошедшая к обозначенной в финансовом законодательстве «красной черте», беспокоит парламентскую оппозицию, которая постоянно поднимает этот вопрос. Но это похоже на глас вопиющего в пустыне, и представители международных финансовых организаций, прежде всего Всемирного банка, дают понять, что «ещё не вечер» и Армения может и дальше жить в долг.

В данной ситуации очевидно, что некоторые внешние игроки по-прежнему стремятся загнать Армению в «долговую яму» через вышеупомянутую политику сильного драма. Коллегия Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) вряд ли в состоянии на эту политику кардинальным образом повлиять, однако она вправе дать ясно понять правящей в Ереване администрации, что её внешний долг подошел к пределу несоответствия нормативам ЕАЭС.

Впрочем, по нашей оценке, Коллегия ЕЭК вряд ли сделает такой шаг, ведь её председателем с начала февраля должен стать экс-премьер-министр Армении (2008-2014 гг.), бывший посол в США Тигран Саргсян. Именно он в качестве председателя ЦБ был одним из основоположников политики сильного драма еще при президенте Р. Кочаряне (1998-2008 гг.) и затем последовательно проводил ее на посту главы правительства. Поэтому как-то не верится, что, будучи одним из отцов политики сильного драма, он на посту председателя Коллегии ЕЭК предпримет какие-либо шаги, которые могут быть восприняты как её критика и тем более неприятие. Значит, свое слово должны сказать представители остальных стран-членов Евразийского союза.

Теги: СНГ  ЕАЭС  Армения 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
1
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:2567