Танец на граблях, или О том, как на Украине грядет реституция польской собственности
13.01.2016 | Фёдор КОЛОСКОВ | 00.01
A
A
A
Размер шрифта:

В философии существует понятие «парадокс Гегеля». Сей немецкий философ в своё время так сказал об истории: «История учит человека тому, что человек ничему не учится из истории». И если взглянуть на украинско-европейские отношения в целом и украинско-польские в частности, то лишний раз убеждаешься в правоте этого человека, жившего два века назад.

***

С начала периода расширения Московского царства на юг и восток его национальная политика отличалась фантастической для Европы лояльностью ко вновь присоединяемым народам и территориям. Присоединённые народы сохраняли свою религию, обычаи, уклад жизни. Местная знать законодательно приравнивалась в своём статусе к московской знати. За ней сохранялось даже право ведения собственной внешней политики. Мало того, в Соборном Уложении 1649 года и его редакции от 1682 года содержался запрет на любое отчуждение земель, находящихся в собственности представителей вновь присоединённых народов, русскими под угрозой конфискации и «немилости». В отличие от Европы, где покорённые территории становились объектом тотального разграбления, порабощения и уничтожения.

Да что далеко ходить? В польской практике тех времён жители современной Украины именовались «пся крев» – «собачий род». Даже освободительная война Богдана Хмельницкого началась из-за того, что этот дворянин не смог добиться справедливости у польского короля за нанесённое ему оскорбление, а его сын был забит плетьми соседом-поляком. И до сих пор на Украине к юношам обращаются пришедшими от поляков словами «хлопец», «хлопчик», что означает «холоп», «холопчик» и лучше всего говорит об истинном положении жителей этой территории в иерархии Польско-Литовского государства.

***

Мало что изменилось в ХХ веке. Как в 1918-1920 годах (а для Западной Украины – вплоть до 1939 года), так и в 1941-1944 годах территория Украины рассматривалась европейскими оккупантами в качестве «военного приза», где можно было нажиться вывозом всего ценного. Вплоть до чернозёма, чем занимались, например, немцы в 1918 году и в годы нацистской оккупации УССР. А страшный голод 1932-1933 годов свирепствовал не только в Советской Украине, но и, как рассказывают газеты тех лет, в Буковине, Гуцульщине, Прикарпатье. Только рассказывать о нём нынешние украинские евроинтеграторы почему-то «стесняются».

Именно поэтому «единодушный порыв украинского народа» к евроинтеграции выглядит как нечто мало поддающееся разумному объяснению. Впрочем, как говорил ещё один мудрец, мифы живут дольше исторических фактов. Даже фактов десяти-двадцатилетней давности.

А поучиться у истории, если бы она чему-нибудь учила жителей Украины, следовало бы! Сразу после распада социалистического лагеря Евросоюз начал подготовку к приёму в свой состав государств бывшего СЭВ. По программе PHARE для этого каждому из них выделялись десятки миллиардов долларов на структурную реорганизацию экономики. Но даже несмотря на это, результаты для Прибалтики, Болгарии, Румынии, Венгрии и других стран были плачевными: деиндустриализация, депопуляция, превращение в источник дешёвой неквалифицированной рабочей силы.

В случае с Украиной ей пообещали даже не членство в Евросоюзе, а некую ассоциацию. То есть полное политическое, законодательное и экономическое подчинение Брюсселю без намёка на право защищать свои интересы. Без какой-либо финансовой помощи в адаптации экономики к европейским стандартам и требованиям. Раньше это называлось колониальной зависимостью, теперь – украинским вариантом евроинтеграции.

Но до вступления в ЕС все постсоциалистические страны пережили то, что именуется красивым словом «реституция». То есть возврат прежним собственникам имущества, утраченного в ходе войн, революций и изменений государственных границ. Процесс очень болезненный, поскольку его жертвами, чаще всего, становились ни в чём не повинные люди. Как, например, замечательная актриса Вия Артмане, полученную от государства квартиру которой отнял прежний владелец-эмигрант, а народной любимице пришлось умирать в неотапливаемом жилище на каком-то хуторе.

***

Ещё в ходе дискуссий о целесообразности подписания соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС граждан Украины предупреждали, что после его вступления в силу им не избежать реституции. Поскольку документ предусматривает безусловное выполнение всех правовых норм Евросоюза, среди которых есть и требование проведения реституции. Причём возврату «исконным» владельцам подлежит даже то имущество, которое было законным образом приватизировано у государства после обретения страной независимости. Без выплаты компенсации владельцам нынешним.

Известно, что в начале ХХ века около 40% пахотной земли в Киевской и Черниговской губерниях контролировали крупные землевладельцы. Огромные территории принадлежали крупным производителям сахара типа Ивана Харитоненко или братьев Ивана и Фёдора Терещенко. То же самое касается и ряда ныне действующих предприятий. Например, ныне принадлежащего Петру Порошенко завода «Ленинская кузня», до 1919 года являвшегося собственностью акционерного общества «Южнорусский машиностроительный завод». Или порошенковской шоколадной фабрики им. Карла Маркса, до революции принадлежавшей Валентину Ефимову.

Но львиная доля имущества, подлежащего возврату прежним собственникам, находится на Западной Украине, жители которых громче всех требовали «идти в Европу». Например, в 1939-1941 годах крестьянские хозяйства только Львовской и Дрогобычской областей получили 230 тысяч гектаров бывшей помещичьей и монастырской земли, до этого бывшей в собственности греко-католической церкви. Огромные богатства были экспроприированы у еврейской общины, интересы которой лоббируют США. Она претендует на возврат 837 синагог, 130 учебных заведений, 47 больниц, 180 зданий, всего же – на 2115 объектов.

Но самая большая заинтересованность в возврате имущества на Западной Украине – у граждан Польши. Так, подлежит реституции весь исторический центр Львова, где в 1939 году проживало 60% поляков, 30% евреев и только 7% украинцев. Есть претензии и в других местностях. Так, в 1946 году из УССР в Польшу было переселено более 810 тысяч человек. О том, что они готовы потребовать возврата своего имущества, говорит уже тот факт, что несколько лет назад бесследно исчезли архивы Львова, касающиеся имущественных вопросов. Кому они понадобились – ответ очевиден.

Причём это вовсе не предположения. На 2013 год более 80 тысяч поляков имели на руках документы об утраченной собственности на Западной Украине. В октябре 2015 года польская организация «Реституция Кресов» объявила, что уже подготовила 600 пакетов документов для обращения в суды. А накануне нового, 2016 года эта организация «поздравила» жителей Украины раздачей листовок с девизом «Приветствуем вас в Европе с нашим имуществом» и информацией о том, что с 1 января запускает процесс реституции. «Число поляков, которые могут выдвигать претензии по восстановлению прав на их бывшую собственность на территории Украины либо на выплату компенсации, оценивается в 2 миллиона человек. Стоит напомнить, что бывшая польская собственность на Украине – это не только дворянские владения, но и хозяйства польских крестьян, которые часто становились жертвами «волынской резни» или этнических чисток, которые устраивали украинские националисты из УПА. Эти люди и их потомки сегодня имеют полное право требовать восстановления своих прав», – заявляет организатор акции Томаш Янковский.

***

Вся пикантность ситуации заключается в том, что именно Польша, США и Прибалтика, где сейчас в основном живут наиболее вероятные претенденты на украинскую собственность, и были главными «адвокатами» Украины в продвижении её к соглашению с ЕС. Имущественные претензии к Киеву имеются также у граждан Румынии, Венгрии, Словакии, часть территорий которых по итогам Второй мировой войны отошли к Украине. Всего же стоимость имущества или денежной компенсации за него, на которые претендуют бывшие владельцы украинской собственности, оценивается более чем в 5 миллиардов евро.

Их придётся платить украинским налогоплательщикам, ожидавшим, что не они прольют на Европу золотой дождь, а Евросоюз засыплет их деньгами. Увы, как и предполагалось трезвомыслящими, не сельские простачки «нагрели» доверчивых европейцев, а Европа в своих лучших традициях безжалостно грабит вновь присоединённую территорию. Так и хочется повторить слова Тараса Бульбы, обращённые к его сыну-«евроинтегратору»: «Что, сынку, помогли тебе твои ляхи?»

Поляки поляками, но есть и другой аспект «реституциады». Подписанием соглашения об ассоциации с ЕС Украина открыла настоящий ящик Пандоры. Ведь среди бывших владельцев имущества, подлежащего возврату, немало этнических украинцев и уроженцев страны, ныне проживающих в России, Белоруссии, Казахстане. Кто-то переселился сам, кто-то был сослан в годы репрессий. Украинские власти могут противиться их претензиям сколько угодно, однако европейские законы неукоснительно исполняются любым европейским судом, куда обращается бывший собственник.

То, что подобное происходило в бывших социалистических и даже бывших советских странах, на Украине было известно задолго до подписания соглашения об ассоциации. Знали, но, видно, надеялись, что пронесёт. Как надеется не получит удар черенком в лоб каждый, решивший потанцевать на граблях?

Теги: Украина  Польша  ЕС 
Рейтинг Ритма Евразии:
6
1
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:4021