Казахстан на пороге 2016-го: тренды в экономике и политике (II)
15.01.2016 | Замир КАРАЖАНОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Часть I

Еще одним трендом 2016 года обещает стать Кашаган. Промышленная разработка крупного месторождения нефти на Каспии должно было начаться в 2013 году, но из-за плохих труб сроки пришлось перенести. В 2008 году Астана оказала давление на инвесторов и добилась увеличения своей доли в проекте. При высокой цене нефти игра стоила свеч, а сегодня она опустилась ниже 40 долларов за баррель. В то время как проект Кашаган, по словам председателя правления АО НК «КазМунайГаз» Сауата Мынбаева, окупается при стоимости нефти 100 долларов за баррель. Для Астаны важно, чтобы добыча началась в этом году, т.к. задержка дорого обходится как стране, так и инвесторам. Поэтому обращает на себя внимание визит Н. Назарбаева в ноябре прошлого года в Великобританию и Францию, где он встретился с представителями компании Shell (доля в проекте Кашаган – 16,8%) и с Total (16,8%).

Наконец, трендом нынешнего года станет приватизация. Ранее президент не раз критиковал нацкомпании, где на теплых местах пристроились родственники чиновников. На эффективность компаний такой подбор кадров влияет, естественно, негативно. Тем более что некоторые из них сидят на субсидиях из бюджета. В связи с чем до 2020 года государство планирует сократить свое присутствие в экономике до 15%.

Чего ждут от приватизации? Граждане – прозрачной работы компаний, трудоустройство в которых будет зависеть от профессиональных качеств, а не от близости к чиновникам. Специалисты – конкурентоспособных игроков и демонополизации экономики. Страна – стабильных налоговых отчислений, притока инвестиций и трансферта технологий.

Уже известно, какие нацкомпании приватизируют. Кому они достанутся? Ранее американский бизнесмен Джим Роджерс сообщал, что ему предложили приобрести ряд казахстанских компаний. В свою очередь, президент страны приглашал состоятельных соотечественников поучаствовать в приватизации. «Государство за эти годы дало вам возможность стать такими богатыми. Поэтому я обращаюсь, во-первых, чтобы они приняли участие в легализации, во-вторых, в приватизации крупных объектов», – отметил Н. Назарбаев.

Проблема актуальная. Пока иностранцы вкладываются в экономику РК, состоятельные казахстанцы вывозят деньги за рубеж. За последние 20 лет, по данным Tax Justice Networks, из страны в офшоры было выведено 140 млрд. долларов. Типичный «африканский синдром», когда оказалось, что «черный континент» губит не отсутствие денег, а их отток из местных экономик. Но сможет ли приватизация вернуть казахстанские деньги на родину? Ясно, что речь идет не об инвестиционном климате, который получает лестные оценки, а о внутренних проблемах республики. Во-первых, о теневой экономике, во-вторых, об ограниченных возможностях по инвестированию средств. Большая часть зарубежного капитала приходится на нефтегазовый сектор, а он далеко не всем по карману.

Важность приватизации для Казахстана не стоит недооценивать не только с экономической, но и с политической позиции. Поскольку это еще один шаг по децентрализации системы. Большинство кадровых решений в квазигосударственном секторе связаны с правительством, администрацией президента. Хотя для всех очевидно, что они должны быть продиктованы, прежде всего, экономической целесообразностью.

Не трудно догадаться, с какой нагрузкой сталкиваются политические институты, на которые оказывают давление влиятельные группы общества, чтобы добиться нужного назначения в нацкомпаниях. Ведь каждая из них открывает доступ к финансово-экономическим ресурсам. Приватизация обрезает пуповину между госорганами и нацкомпаниями, снижает для них риски, связанные с перестановкой во власти и даже с перспективой ее смены в Казахстане.

* * *

Хотя новый год только начался, уже сейчас понятно, что он в глобальной политике пройдет под знаком президентских выборов США. Кто станет на них победителем, пока судить трудно. Но очевидно, что новому главе Белого дома достанется запущенное хозяйство. Президенту Бараку Обаме удалось стабилизировать экономику, уровень безработицы составляет чуть более 5%.

При этом внешняя политика оставляет желать лучшего. Старые болячки еще не зажили, зато стали кровоточить новые. На смену «Аль-Каиде» и Усаме бин Ладену пришли боевики из ДАИШ. Появились новые линии разлома на карте мира: эскалация насилия на Украине, санкции Запада против России и кризис в отношениях Анкары и Москвы никак не укрепляют глобальную безопасность. Как и остальной мир, Казахстан будет ждать итогов выборов в США. Рассчитывая, что новый глава Белого дома наладит диалог с Москвой, санкции в отношении которой рикошетом ударили по Казахстану, и даст импульс развитию отношениям Вашингтона и Астаны.

Это не единственный рикошет в казахстанскую сторону. В 2015 году разразился кризис в российско-турецких отношениях, который расшатывает многовекторную внешнеполитическую конструкцию Астаны. И пока он углубляется, можно ждать новых негативных последствий. Во-первых, есть опасность, что кризис будет оказывать токсичное влияние на внешний курс Казахстана. Во-вторых, чем глубже Анкара и Москва копают пропасть, тем сложнее им будет потом её засыпать. Посредничество не помогло преодолеть кризис, который может затянуться на годы.

В этом году мировые державы намерены поставить точку в сирийском кризисе. Сейчас больше всего волнует судьба не президента страны Башара Асада, а боевиков ДАИШ. В ее рядах много выходцев из Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана, России. Есть опасность, что боевики вернутся на родину, где продолжат подпольный джихад. Впрочем, они могут выбрать другие страны. Например, нестабильный Афганистан, где эскалация насилия влечет за собой рост наркопотока в страны Центральной Азии и Россию.

Кроме большой политики, влияние на Казахстан и другие страны будет оказывать мегаэкономика. Прежде всего, Китай, чья экономика переживает не самые лучшие времена. Но главное, она вызывает стресс в других уголках мира. В 2015 году после девальвации юаня упала цена на медь и алюминий, которые наряду с нефтью являются экспортными товарами РК. В 2016 году экономический рост ВВП Китая, по прогнозам, составит 6,5%, что позволит контролировать безработицу в стране. При этом как отмечают в агентстве Moody's, замедление темпов развития Китая окажет давление на сырьевые рынки.

На мировую экономику также повлияет повышение процентной ставки ФРС США. Новая монетарная политика ранее привела к оттоку капиталов из развивающихся стран. Но этим дело не ограничится. По словам китайского эксперта по международным финансам Сун Хунбина, решение ФРС приведет к кризису валют: «Они обесцениваются по отношению к доллару, а долги по отношению к ВВП растут». В декабре глава МВФ Кристин Лагард сообщила, что у политики ФРС есть «потенциальные побочные эффекты» в виде подорожания кредитов, в том числе на развивающихся рынках. Таким образом, мы приближаемся к новому витку «американских горок» в глобальной экономике. И здесь внимание обращено к обслуживанию суверенных долгов стран. Проблема также актуальна для Казахстана.

В 2009 году было убеждение, которое со временем притупилось, что глобальный кризис изменит мир. Временное затишье заставило поверить в то, что трудности остались позади, но было ясно, что проблемы, приведшие в 2008-2009 годах к рецессии, сохранились. Наступать на разбросанные грабли больно, обходить их стороной не получается. Поэтому, видимо, стоит прислушаться к К. Лагард, которая под занавес 2015 года посоветовала странам-членам МВФ выработать «финансово-бюджетные стимулы, направленные на оживление экономического роста, и структурные реформы, способные повысить производительность».

Удастся ли это – покажет наступивший год.

Теги: Казахстан 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1106