Изобретение новых форматов занимательно, но альтернативы Минским соглашениям нет
20.01.2016 | Виталий ЛЕБЕДЕВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Начало 2016 года ознаменовалось оживлением переговорного процесса по украинскому кризису. Накануне уже второго в течение месяца заседания Контактной группы в Минске (оно намечено на 20 января) целесообразно еще раз посмотреть на позиции и намерения сторон, так или иначе вовлеченных в конфликт на  Донбассе, равно как и прояснить их связь с поведением основных субъектов мировой политики.

***

Назначение в конце декабря экс-спикера Госдумы Бориса Грызлова полномочным представителем России в Контактной группе говорит о том, что Москва продолжает курс на мирное разрешение кризиса с учетом коренных интересов населения ДНР И ЛНР. Собственно, это обстоятельство подтвердил последовавший 11 января визит Б. Грызлова в Киев.

Ключевой темой его переговоров с президентом Украины стали предусмотренные Комплексом мер по выполнению Минских соглашений по урегулированию в Донбассе конституционные изменения, которые должны быть проголосованы в украинском парламенте еще до завершения текущей сессии (29 января). Эта тема была одной из главных и в ходе первого в этом году заседания контактной группы в Минске 13 января. Однако надо признать, что пока перспективы окончательного утверждения поправок к украинской Конституции в части децентрализации и предоставления Донбассу особого статуса выглядят неопределенно.

За поправки должны проголосовать не менее двух третей от конституционного состава парламента, то есть 300 депутатов. Если же голосование будет провалено, то процесс рассмотрения поправок нужно будет начинать сначала. Причем с неясной перспективой, поскольку и первое голосование, требовавшее только 226 голосов, проходило в условиях националистического шабаша внутри и вне Верховной рады, едва не закончившись фиаско.

С другой стороны, нельзя забывать, что упоминание в Конституции Украины об «особом статусе», в развитие чего должен последовать отдельный закон, еще ни о чем не говорит, поскольку нет и намека на сущность этого статуса. Об этом и напоминают в Донецке и Луганске, подчеркивая также, что, вопреки минским договоренностям, Киев не согласовал законопроект с ДНР и ЛНР. Правильно говорят, что изменить Конституцию сложно, зато закон – нет ничего проще.

Между тем серьезно с Донбассом можно говорить, лишь четко дав понять, что речь идет об автономии на уровне Южного Тироля в Италии (неслучайно премьер-министр этой страны Марио Ренци, заинтересованный в скорейшем снятии абсурдных санкций с России, изъявлял желание поделиться с Киевом таким опытом). Речь идет об автономии с широким набором атрибутов собственной государственности, при реализации которых за центром остаются лишь вопросы внешней политики и обороны. Очевидно также и то, что не только Донбасс, но и другие регионы страны, пожелай они того, должны получить право на такую же автономию. В итоге Украина стала бы федеративным государством.

Последнее обстоятельство немаловажно для укрепления безопасности России. Ведь федеративная Украина с балансом влияния между восточными и западными регионами страны была бы нейтральной как по отношению к Европейскому союзу, так и по отношению к России.

Словом, сражения на дипломатическом поприще предстоят немалые, и трудно рассчитывать, что успех будет достигнут быстро. Тем не менее в Москве на дальнейшее развитие ситуации смотрят с определенным оптимизмом. «Мы не рассматриваем текущую ситуацию как тупик. Есть множество путей и прорывных вариантов действия. Моя задача – разъяснить это участникам процесса», – заявил Б. Грызлов в интервью газете «Коммерсант». Это при том, что по вине украинской стороны на сегодня ни один пункт минских договоренностей не выполнен, что и заставило «нормандскую четверку» продлить их действие еще на год.

* * *

Очевидно, что некоторые основания для подобной оценки минского процесса дают переговоры помощника президента РФ Владислава Суркова и замгоссекретаря США Виктории Нуланд в Калининграде, после которых Барак Обама позвонил Владимиру Путину. По словам В. Суркова, по ряду «чувствительных вопросов» были выдвинуты идеи, которые могут обсуждаться в контактной группе в «нормандском формате». Среди них – конституционная реформа на Украине, безопасность и выборы в Донбассе. Любопытно, что официальный представитель Госдепартамента США также назвал состоявшиеся переговоры «конструктивными».

Можно предположить, что Калининград покончил с иллюзиями Киева в отношении т.н. Минска-3, подвергнутого принципиальной критике в МИД России. Напомним, что 9 января представитель Киева в политической подгруппе на переговорах в столице Белоруссии Роман Бессмертный выступил с заявлением (как видно, не только от своего имени) о фактическом запуске с 1 января 2016 г. некоего формата «Минск-3». Признав, что никаких оформленных в рамках «нормандской четверки» документов на этот счет не существует, он сослался на «логику внутренних процессов» и на то, что Комплекс мер по выполнению Минских соглашений даже «на 50 процентов не отвечает проблематике» Донбасса.

По его оценкам, «Минск-3» может привести не только к изменениям в процессе урегулирования донбасского конфликта, но и к изменениям на мировой арене. «Очевидно, что это потянет за собой несколько новых форматов. И часть из них будет касаться внутриукраинского процесса, часть – общеевропейского, а часть – общемирового процессов. И это потянет за собой реформирование компонентов по безопасности ООН, ЕС. И я не исключаю, что это поставит перед собой вопрос о судьбе ЕС и выделение нового фактора силы – центральной Европы», – сказал Р. Бессмертный. 

Как говорится, было бы смешно, если б не было так грустно. Дело в том, что киевский режим использует боевые действия с тем, чтобы предупредить народные волнения в условиях социально-экономической катастрофы. Иначе говоря, чтобы продлить свое существование. Кроме того, переговоры с ДНР и ЛНР означают признание того, что на Украине идет гражданская война, а отнюдь не «отечественная война» против «российской агрессии». Неприемлема для Киева и подлинная автономия Донбасса, ибо того же неизбежно пожелает и ряд других регионов, а отсюда уже недалеко до признания Украины «несостоявшимся государством».

Явное стремление Киева превратить агонизирующее государство в «пуп земли», однако, не входит в интересы мировых акторов. «Изобретение новых форматов, о чем говорил представитель Украины, – процесс, безусловно, занимательный, но не имеющий смысла без выполнения уже принятых на себя обязательств», – заявила 11 января официальный представитель МИД России Мария Захарова.

Необходимость и «минскую» последовательность выполнения обязательств признают в последнее время даже на Украине. В Минских соглашениях четко написано, что «сначала Украина вносит изменения в Конституцию, потом она проводит выборы, объявляет выборы и только после этого получает контроль над границей. И давайте честно говорить, что Россия по логике минского процесса не является непосредственно стороной конфликта», – говорит политический эксперт Алексей Якубин.

* * *

Оживление дипломатических контактов между США и Россией говорит о том, что в Вашингтоне превращать Украину в фактор «общеевропейского и общемирового процессов» тоже не намерены.  На то есть свои резоны. Начало коренного перелома в Сирии в пользу России и режима Б. Асада, заметные невооруженным  глазом просчеты в «воспитании» ИГИЛ и прочих сил терроризма, близящиеся перемены в политическом ландшафте ряда европейских стран, меняющийся рисунок избирательной кампании у себя дома заставляют администрацию Б. Обамы маневрировать. В том числе и в украинском вопросе. Да и сами киевские марионетки, посмевшие ослушаться Джо Байдена и продолжившие внутреннюю грызню за остатки экономического пирога страны, вызывают все меньше симпатий в Вашингтоне. Пока же решено, что 20 января госсекретарь США Джон Керри и глава МИД РФ Сергей Лавров вновь обсудят ситуацию на Украине.

Остается еще Евросоюз. В вопросе Украины (впрочем, как и во многих других) единства ему недостает. Ряд восточноевропейских стран и Великобритания выступают за продолжение войны санкций с антироссийским уклоном, требуя продолжения пира за счет немецкой и французской экономик. Но эта позиция вызывает все большее противодействие. С определенными оговорками ЕС поддерживает стремление России сохранить дух и букву Минских соглашений. Финансовое содержание «чемодана без ручки», в который для Евросоюза превратилась Украина, на фоне перспектив введения общеевропейского налога «на беженцев» становится все более обременительным. Побаиваются здесь и углубления конфликта. Отвлечением внимания и сил на Украину охотно воспользуются террористы ДАИШ.

В итоге Берлин и Париж как участники «нормандской четверки» в рамках договоренностей, достигнутых во время телефонного разговора Петра Порошенко с канцлером Германии Ангелой Меркель и президентом Франции Франсуа Олландом, направили 18 января своих посланцев в Киев и Москву. Во время встречи планируется обсуждение «путей интенсификации выполнения минских договоренностей», в частности полного прекращения огня и освобождения всех пленных.

* * *

В недавнем интервью П. Порошенко заявил, что в 2016 году Украина вернется в Донбасс и возобновит там свой суверенитет. На каких условиях и чем готова поступиться Украина? Существует ли детальный план возвращения в Донбасс? На эти вопросы пан президент не ответил.

Между тем козырей все больше на руках у Москвы. Чем дольше Киев тянет время, тем ближе на Украине смена обанкротившихся «революционеров» на прагматиков. После этого можно будет на практике приступить к реализации прописанной в Минских соглашениях дорожной карты. Ожидать неоправданных уступок со стороны Москвы не приходится. Недаром российская делегация не едет на сессию ПАСЕ. Повременит Россия и с выплатой взносов в Совет Европы. Российские представители вернутся в Страсбург только на равноправных условиях и в случае гарантий возврата всех полномочий делегации. Это ответ Москвы на попытки Запада «наказать» российских парламентариев из-за событий на Украине.

Рейтинг Ритма Евразии:
1
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:609