Зона свободной торговли ЕС с Украиной: расчеты и просчеты Брюсселя
22.01.2016 | Алексей ДАНИЛОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

С 1 января начала действовать зона свободной торговли (ЗСТ) Украины с ЕС, и по этой же причине российской стороной было приостановлено действие договора о её ЗСТ с Украиной.

Через две недели А. Яценюк поручил Минэкономразвития и торговли расширить список российских товаров, которые должны попасть под санкции киевского режима. При этом премьер-министр подчеркнул, что украинская сторона обращается к ЕС с просьбой «помочь нам пройти этот довольно сложный экономический этап, после того как Россия… нарушила двусторонние и многосторонние соглашения в части экономической кооперации между Украиной и Российской Федерацией».

Привычные к риторике киевские власти ни ранее, ни сейчас не обращали внимания на риски и угрозы для Украины от ЗСТ с ЕС, иначе бы Яценюк заранее осознал всю смехотворность и наивность подобных просьб о помощи. Одним из таких реальных рисков было вытеснение более качественными и дешёвыми европейскими товарами украинских.

Торговый представитель Украины Н. Микольская 5 января повторила тезис о том, что европейские производители не смогут вытеснить украинские товары с внутреннего украинского рынка после вступления в силу соглашения о свободной торговле с ЕС. Торгпред Украины демонстрирует завидный оптимизм: «Говорить, что европейские товары вытеснят с украинского рынка наши товары, нельзя. В контексте девальвации гривны мы не видим большой угрозы, так как наши товары достаточно конкурентные по цене и достаточно качественные».

Действительно, из-за катастрофического обесценивания гривны качественные европейские товары по своей цене будут недоступны большинству украинских граждан. Но именно расширение рынка сбыта для продукции из ЕС за счёт украинского внутреннего рынка с целью стимулирования экономики в странах ЕС и было главной целью Брюсселя в проекте ассоциации с Украиной. А из слов Микольской следует, что этот проект Брюсселя лишился смысла.

Ситуация резко изменилась в худшую для ЕС сторону как раз после прихода к власти в Киеве в 2014 году жёстких евроинтеграторов и русофобов, которые взяли курс на создание ЗСТ с ЕС. Политика конфронтации киевского режима с РФ и самоубийственных для Украины же санкций против России, начиная с 2014 года, запустила целую цепочку взаимосвязанных последствий. Произошло существенное сокращение украинских товаров на российском рынке и падение доходов украинских производителей, обвальное свёртывание промышленности, сокращение до критического уровня валютных поступлений, резкое обесценивание гривны, галопирующий рост инфляции, а в итоге – сильное падение покупательной способности населения. Всё это наложилось на отмену Россией с 1 января текущего года льготных таможенных тарифов на украинские товары в качестве защитной меры.

Проблему на этом направлении в Брюсселе, видимо, начали осознавать только после репетиции ещё в августе 2013 года защитных мер РФ от рисков ЗСТ Украины с ЕС. А проблема состояла в том, что такая ЗСТ может быть успешной и для Украины и для ЕС лишь в условиях одновременного действия ЗСТ Украины с РФ. Если бы у Брюсселя получилось надавить на Россию и оставить Украину в двух ЗСТ – с ЕС и СНГ, то схема работала бы для него идеально. Европейские товары в условиях нулевых таможенных пошлин активно заполняют ёмкий украинский (порядка 40 млн. человек) и более-менее платежеспособный (по состоянию на 2013 год) рынок, вытесняя из него украинских производителей и заодно российских. Рынок ЕС разгружается от переизбытка товаров, европейские производители выходят из состояния перепроизводства и застоя. На Украине усиливается предложение качественных европейских товаров и усиливается спрос на кредиты. Для поддержания и повышения платежеспособного спроса населения Украины сюда массово заходят иностранные банки с существенной либерализацией финансово-кредитной деятельности. Они этот спрос удовлетворяют. Как итог – экономика и финансовая система ЕС постепенно выходит из кризиса.

Украинские производители для компенсации потерь на своём же рынке резко увеличивают экспорт своих товаров в РФ и ЕАЭС в целом, используя преимущества ЗСТ с СНГ, демпингуя и вытесняя российские товары с рынка РФ и ЕАЭС. А также реэкспортируют в РФ товары, происходящие из ЕС, всячески маскируя их под собственные, украинские. Как итог – украинские производители в массе своей избегают банкротства, увеличивают доходы от увеличения сбыта своей продукции на российском рынке и экономика Украины удерживается на уровне небольшого роста. Население за счёт кредитов западных банков и создания новых мест в непроизводственном сегменте поддерживало бы свои доходы на приемлемом уровне.

Таким образом, ЕС получает все выигрыши, Украина лишается экономической самостоятельности, но часть производителей и население, подсаживаясь при этом на кредитную иглу европейских банков, кое-как выживают. А вот РФ терпит серьёзный ущерб и по сути остаётся проигравшей стороной.

Повторимся, так хотелось бы Брюсселю и Киеву. А что Россия? Российские производители в этой ситуации испытали бы тройной удар: их продукция вытесняется европейскими товарами с украинского и с собственного российского рынка и, кроме того, с российского рынка она вытесняется украинскими товарами, которые зачастую не качественнее, но дешевле (это касается как потребительской продукции, так и промышленной) из-за более низкого уровня жизни и низкой оплаты труда на Украине.

Заставить Россию оплатить все риски Украины от ЗСТ с ЕС, а заодно профинансировать европейский экономический рост – вот в чём была задача Брюсселя в проекте «ассоциация и ЗСТ Украины с ЕС» (как, кстати, и всего «Восточного партнёрства»). Брюссель тщился добиться именно такого развития событий и с этой целью систематически требовал от Москвы согласия на  пребывание Украины в двух ЗСТ одновременно – с ЕС и с СНГ.

Вот только недавний характерный эпизод, иллюстрирующий позицию Брюсселя. В декабре 2015 года по итогам переговоров глава Минэкономразвития РФ Алексей Улюкаев заявил о возможности продолжения трехсторонних переговоров в 2016 году, «но на новых условиях». В ответ Еврокомиссия указала, что продолжение консультаций возможно исключительно в случае отказа РФ от ограничений украинского экспорта.

Казалось бы, какое дело Еврокомиссии до украинского экспорта в РФ, если её по логике должен интересовать только взаимный экспорт ЕС и Украины? В контексте описанной схемы такая позиция шантажа и ультиматумов со стороны ЕС именно по данному вопросу становится понятной.

Российское руководство заняло принципиальную позицию защиты национальных интересов, поэтому оплачивать все риски и угрозы ЗСТ Украины и ЕС придётся Брюсселю и Киеву. В результате ожидается ещё большее сокращение экспорта украинской продукции в РФ, которая из-за повышенных таможенных тарифов не сможет успешно конкурировать на рынке РФ с российскими и иными товарами стран ЕАЭС. И значит, ожидается ещё большее падение доходов украинских производителей, сокращение валютных поступлений в украинскую казну, а значит, сокращение доходов и уровня жизни граждан.

Разумеется, в ситуации краха едва ли не 10-летнего проекта Брюссель не будет помогать Украине и финансировать её потери от ЗСТ с ЕС. Поэтому просьбы Яценюка к ЕС о помощи сколь наивны, столь и смешны в своей очевидной неуместности.

Смена структуры импортных товаров на украинском потребительском рынке в пользу более качественных европейских реальна только в случае роста покупательной способности населения. А это может произойти только в ситуации возобновления устойчивого экономического роста, что невозможно без восстановления полномасштабных торгово-экономических отношений с РФ. Российский рынок готовых товаров и рынок комплектующих, взаимные поставки по производственной кооперации обеспечивали, начиная с советских времён и включая все постсоветские годы, относительно устойчивую работу украинской экономики, валютные поступления в казну и более-менее устойчивый рост доходов населения.

Поэтому восстановление промышленной кооперации украинских и российских производителей, восстановление ЗСТ между Украиной и РФ, а в идеале вступление Украины в ЕАЭС – вот единственный реалистичный способ создания благоприятных условий для сбыта европейских товаров на украинском рынке.

Отсюда следует, что подлинный экономический интерес европейских стран на постсоветском пространстве состоит в поддержке интеграции бывших союзных республик в рамках ЕАЭС и налаживании тесного экономического партнёрства между ним и ЕС. Что, собственно, и предлагают российская сторона и Евразийская экономическая комиссия. Очевидно и то, что брюссельская бюрократия, чем дальше, тем больше вредит экономическому развитию отдельных стран ЕС и их партнёрским отношениям с Россией.

_____________________

Фото – http://finobzor.ru/show-4182-na-ukraine-vdrug-prozreli-es-obmanul-ukrainu-s-zonoy-svobodnoy-torgovli-evropeyskiy-rynok-tak-i-ne-otkrylsya.html

Теги: ЕАЭС  ЕС  Украина  ЗСТ 
Рейтинг Ритма Евразии:
3
1
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:3127