На националистов взирали благодушно: украинские уроки для Казахстана и Белоруссии
23.01.2016 | Фёдор КОЛОСКОВ | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

Для многих превращение Украины в националистическое, крайне враждебное России государство стало неожиданностью. Но не для тех, кто много лет буквально кричал о росте националистических настроений в этой стране, предупреждал об опасности этого процесса. Благодушие, уверенность в том, что националисты – всего лишь мелкая, маргинальная группировка, сыграли злую шутку над недооценившими их политиками.

К сожалению, похожие процессы становятся все более явственными сегодня в наиболее близких России государствах – Белоруссии и Казахстане. Националистическая пропаганда овладевает новыми и новыми умами, а руководство этих стран успокаивает себя тем, что это – маргиналы, что националистов крайне мало и они не способны хоть как-то влиять на процессы, происходящие в обществе. В том числе на интеграционные процессы в рамках Евразийского союза.

Так ли обстоит на самом деле? Действительно ли националисты столь «безобидны»?

***

Первая вспышка казахского национализма, как практически повсеместно на постсоветском пространстве, была связана с начинающимися процессами разрушения СССР и обретением республикой независимости.

К счастью, эта вспышка не вылилась в масштабные межнациональные конфликты или резню «нетитульных» народов, однако бытовой национализм стал причиной массового отъезда из Казахстана немцев. Бросить имущество и перебраться в близлежащие области Российской Федерации пришлось и многим русским. По некоторым данным, за годы независимости численность русских в стране уменьшилась в 2,5 раза. Руководству республики, в отличие от коллег из некоторых соседних среднеазиатских государств, хватило мудрости унять особо рьяных «патриотов», требовавших, чтобы Казахстан стал исключительно казахским. Ведь даже бытового национализма оказалось достаточно для того, что государство почувствовало кадровый голод из-за исхода неказахов.

Одной из главных причин отъезда неказахского населения стало сужение роли русского языка: единственным государственным языком был объявлен казахский. Лишь в 1995 г. в Конституции была сделана оговорка, что «в государственных организациях и органах местного самоуправления наравне с казахским языком официально употребляется русский язык». В 2007 году в Казахстане на государственном уровне принят культурный проект «Триединство языков», предусматривающий своей целью овладение всем населением республики казахским, русским и английским языками.

Тем не менее идея изучения русского и английского языков наряду с казахским вызвала яростное противодействие со стороны местных националистов. В конце 2011 года было опубликовано открытое письмо 138 общественных деятелей с требованием отменить официальный статус русского языка. Как выяснилось, многие из людей, якобы подписавших письмо, либо не знали о его существовании, либо не знали о содержании текста письма.

После неонацистского переворота на Украине казахские националисты резко активизировались, встав на сторону своих «жевто-блакитных» единомышленников и пугая обывателей стремлением России «напасть на Казахстан» при поддержке пятой колонны, под которой, разумеется, подразумеваются проживающие в республике русские. Точно так же, как на Украине националисты требовали особые права для этнических украинцев, казахские националисты требуют ввести в Конституцию РК положение об особых правах этнических казахов вместо декларации равноправия для всех народов Казахстана. Точно так же, как базой украинских националистов было малообразованное сельское население, базой националистов в Казахстане, согласно исследованиям казахстанских политологов, является сельское население республики, не владеющее либо плохо владеющее русским языком. В полном соответствии с практикой украинских националистов националистическая пропаганда здесь находит наибольший отклик в молодёжной, в том числе и русскоязычной, среде. Точно так же, как у украинских политиков, выступающих за улучшение отношений с Россией, выискивались неукраинские корни, националисты поддерживают осуждение предпринимателя Ермека Тайчибекова, считающего объединение Казахстана и России благом, обвиняют в том, что его фамилия больше напоминает киргизскую, а не казахскую.  При этом казахские националисты прямо требуют оттолкнуть Россию, «сделать, как на Украине». Что это значит? Тоже довести страну до банкротства, нищеты и гражданской войны?

При этом националисты не стесняются организовывать травлю людей, считающих политику российского президента в отношении Украины правильной, а также использовать для «доказательства антигосударственной деятельности» провокации в виде фальсифицированных данных из социальных сетей. Как это было не только с Тайчибековым, но и, например, с Татьяной Шевцовой-Валовой, осуждённой 31 марта 2015 года. Как утверждает Шевцова-Валова, эта деятельность координируется прозападными неправительственными организациями, а исполнителями являются рвущиеся к власти националисты.

Утверждения Т. Шевцовой-Валовой о западном «следе» подтверждается и тем, что США активно поддерживают казахских националистов. Не далее, как 14 января американский университет Джорджа Вашингтона при поддержке Центра глобальных интересов США специально пригласил казахских националистов поделиться своим опытом. Комментируя это событие, политолог Азимбай Гали договорился до того, что, поддерживая настроения националистов против Евразийского союза, США заботятся о стабильности в регионе, «чтобы не было внутренних стимулов для раскола», а «недавние события в Париже тоже показали, что национализм как средство выплеска негативных реакций хорош». Скорее следует согласиться с Андреем Чеботарёвым, считающим, что главной целью этой поддержки является поддержание тренда на изоляционизм от России.

Открыто поддерживаются американцами и общественные движения, подконтрольные националистам. Например, «Анти-Евразийский союз», название которого говорит само за себя. Или экологические «Антиполигон» и «Антигептил», цель которых осложнить жизнь России в конкурентной борьбе на рынке космических запусков.

***

У белорусского национализма ещё больше общего с украинским, чем у казахского. В основе его также лежит русофобия западных, бывших польских территорий, уходящая корнями в нацистское прошлое 1920–1930-х годов и выпестованная Польшей Пилсудского и Германией Гитлера.

Вот как описывает набор убеждений белорусского националиста Николай Радов: «Во-первых, крайне щепетильное отношение к названию республики «Беларусь» и в ряде случаев призывы за придание ей «исторического» названия «Литва». При этом считается, что белорусский народ является полным правопреемником истории Великого княжества Литовского и потомком литвинов. Во-вторых, настоящей символикой государства признается только герб «Погоня» и «бело-красно-белый» флаг. В-третьих, единственный государственный язык только белорусский (при этом именно его полонизированная версия — так называемая тарашкевица). В-четвертых, ряд современных территорий России, Литвы и Польши являются исконно белорусскими, которые были неправомерно отобраны в ХХ веке. В-пятых, Россия как государство является основным врагом белорусов, и требуется помощь мирового сообщества, чтобы отвести от страны «российскую агрессию». В-шестых, Белоруссия должна развиваться только по европейскому пути. При этом она заинтересована в спокойных цивилизованных отношениях со всеми странами, в том числе и с Россией. В-седьмых, республике необходима тотальная десоветизация: личности Сталина и Ленина должны быть уравнены с Гитлером, а улицы и площади должны носить имена белорусских героев, по примеру Украины и стран Прибалтики. В-восьмых, все, кто отрицает существование белорусского народа, нации, языка, культуры, истории и независимости, автоматически становятся врагами».

Надо ли смеяться над этой «наивностью»? Требования скачущих на киевском майдане были не менее наивными, но к чему это привело, известно всем. Людей разных политических взглядов тоже объединила «мода» на нелюбовь к России и президенту собственной страны, это происходит сегодня и в Белоруссии, где среди молодёжи «неприлично» отзываться хорошо об Александре Лукашенко. Формирование общности белорусских националистов происходит по принципу «негативной идентичности», когда её члены находят друг друга по признаку противопоставления России. Националистические взгляды прививаются студенческой молодежи узкой группкой «национально-сознательной» интеллигенции, в которую США вкачивают огромные средства и снабжают методическими материалами.

Белорусский национализм не может существовать вне русофобии, поскольку противостояние с Россией является смыслом его существования. Россия во всех исторических формах её государственности демонизируется и рассматривается исключительно как империя-угнетатель, столетиями уничтожавшая национальную культуру белорусского народа, препятствовавшая его свободному политическому развитию и ориентации на «просвещённый Запад».

В подпитке белорусского национализма задействованы и украинские депутаты, и сотрудники посольства Украины, пользующиеся дипломатической неприкосновенностью. Такие, как бывший посол Роман Бессмертный, направлявшийся для координации деятельности белорусской оппозиции, или депутат Тарас Черновол, хваставшийся парламентским журналистам своими конспиративными встречами в белорусских лесах с «антилукашенковцами» по заданию Госдепартамента.

Как и украинские неонацисты, их белорусские «однодумцы» требуют возврата «исторических территорий». «Нашими этническими территориями в Польше является Белосточчина, в Литве – Виленщина, в Латвии – небольшая часть юга страны, на территории России – вся Смоленщина, больше половины Брянщины и юг Псковщины, на территории Украины – Черниговщина. Это все задокументировано, изучено, есть конкретные издания, доказывающее наше право на эти территории. Белорусы объективно, законно должны владеть своими территориями», – утверждает гродненский профессор-националист Алесь Островский.

Ещё большее сходство с украинской ситуацией накануне неонацистского переворота придаёт начавшееся после развязывания карательной операции в Донбассе формирование боевых подразделений белорусских националистов. Некоторые их члены даже уже прошли боевую «обкатку» в составе карательных неонацистских батальонов.

***

То, что за казахскими и белорусскими националистами маячит фигура Вашингтона, говорит о том, что основная цель их деятельности – не столько продвижение идеи формирования национального самосознания, сколько вбивание клина между республиками и Российской Федерацией. Ведь не зря ещё до создания Таможенного союза высокопоставленные чиновники Госдепа клялись в том, что не допустят никакой реинтеграции на постсоветском пространстве. Сорвать этот процесс им не удалось, и они переориентировались на разрушение Евразийского союза  изнутри, через подпитку националистов. Отсюда и приглашения их в США на «семинары», и увеличение финансирования подрывных антироссийских проектов. Обратим внимание: ни одной пророссийской организации, ни одной структуры, выступающей за экономическую и политическую интеграцию бывших советских республик, Америка не финансирует.

Но самое главное – нельзя забывать об уроках, которые принесла нам Украина, где менее чем за два года «безобидные» и «цивилизованные» националисты, какими их кое-кто считает и в Астане, и в Минске, превратили нормально развивающееся государство в руины, в арену гражданской войны. В то, что такого не может произойти в принципе, в Киеве тоже верили ещё два года назад. Может, следует не повторять чужие ошибки, а учиться на них?

Рейтинг Ритма Евразии:
7
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:3643