На рынке труда ЕАЭС киргизы вытесняют узбеков
25.01.2016 | Кирилл СОКОВ | 00.02
A
A
A
Размер шрифта:

Федеральная миграционная служба РФ опубликовала данные о численности находящихся в России иностранцев, которые рисуют довольно любопытную картину. В течение последнего года трудовых мигрантов из Узбекистана и Таджикистана, которые имеют с РФ безвизовый режим, но не входят в ЕАЭС, вытесняют граждане государств-участников Евразийского союза, и прежде всего Киргизии.

Тенденция эта обнаружилась с начала прошлого года, когда были внесены изменения в российское миграционное законодательство, требующие оформления трудового патента и запрещающие работать в РФ более 180 дней в течение года, а также начали сказываться последствия экономического кризиса. ФМС, в частности, начала автоматически блокировать въезд в Россию тем мигрантам, которые превысили разрешенный законом срок пребывания, а снижение деловой активности сократило спрос на дешевую иностранную рабочую силу. Однако страны ЕАЭС, в рамках которого функционирует единый рынок труда, эти процессы затронули гораздо меньше, чем не вступившие в союз государства Средней (Центральной) Азии. Более того, завершившая вступление в ЕАЭС в августе прошлого года Киргизия демонстрирует не сокращение, а, напротив, увеличение количества работающих в России трудовых мигрантов.

Изменение миграционной ситуации заметно даже на протяжении последнего месяца. Так, с 4 декабря 2015 по 12 января 2016 г. граждан Узбекистана в России стало меньше на 77, 8 тыс. человек, Таджикистана – на 33,8 тыс., а Казахстана – на 34,1 тыс. При этом трудовых мигрантов из Киргизии, несмотря на глубокий экономический кризис, стало больше на 11 тыс. Кроме того, за месяц в России на 978 человек сократилось количество граждан Туркменистана, доля которых среди трудовых мигрантов из Средней Азии невелика (около 0,5%) и влияния на миграционную ситуацию почти не оказывает. В целом же жителей Средней Азии в России в течение декабря – начала января стало меньше на 135,8 тыс. человек, или на 3,4%, а их общая численность снизилась с 4 млн. 15 тыс. до 3 млн. 879 тыс. За месяц с небольшим, даже учитывая новогодние праздники, перемены более чем существенные.

Годовая статистика подтверждает, что жители среднеазиатских государств отнюдь не отправились на новогодние каникулы с тем, чтобы к весне вновь вернуться в Россию. Тенденция сокращения трудовой миграции является долгосрочной. С января прошлого по январь нынешнего года общая численность трудовых мигрантов из Средней Азии в РФ сократилась более чем на 11,5%, а в абсолютных цифрах – на 0,5 млн. человек. Если же в качестве точки отсчета взять март 2014 г., то выясниться, что жителей этого региона в России стало меньше на 615,7 тыс., или на 13,7%. За два неполных года РФ покинул почти каждый пятый трудовой мигрант, приехавший из Средней Азии. Почти все они были гражданами Узбекистана и Таджикистана, тогда как число мигрантов из Казахстана и Киргизии за два года даже немного увеличилось.

Изменение миграционной ситуации по отдельным странам выглядит следующим образом. С марта 2014 г. по январь 2016 г. количество работающих в России граждан Узбекистана сократилось на 540 тыс. человек, Таджикистана – на 171 тыс., Туркмении – на 1,6 тыс., тогда как Киргизии – увеличилось на 28 тыс., а Казахстана – почти на 70 тыс. То есть Узбекистан и Таджикистан столкнулись с довольно резким сокращением числа трудовых мигрантов, когда домой был вынужден вернуться каждый четвертый – пятый работник. Миграция из Казахстана и Киргизии к началу 2016 г. фактически стабилизировалась на прежнем уровне с небольшим приростом. Если бы не членство в ЕАЭС, ситуация в двух этих республиках была бы точно такой же. К лету 2015 г., когда Киргизия еще не завершила полностью вступление в союз, число работающих в России граждан республики заметно снизилось и лишь осенью-зимой вновь начало расти. В это же время несколько снизилось число работающих в России казахстанцев, что, видимо, объяснялось последствиями усиления экономического кризиса.

Сложная ситуация в экономике, с которой республики бывшего СССР не сталкивались едва ли не с его распада, привела к росту безработицы во всех странах ЕАЭС, кроме Киргизии. По данным Евразийской экономической комиссии, в ноябре 2015 г. по сравнению с ноябрем 2014 г. численность зарегистрированных безработных увеличилась в Беларуси – на 83,2%, в Казахстане – на 21,8%, в Армении – на 15,6%, в России – на 13,7%, а вот в Киргизии уменьшилась на 3,5%. Понятно, что при таких темпах роста безработицы прежнее число трудовых мигрантов из Средней Азии российской экономике не нужно, и темпы сокращения их численности на этом фоне кажутся еще довольно скромными. Киргизия же за счет открытия рынка труда ЕАЭС смогла частично решить свои проблемы с занятостью, направив излишнюю рабочую силу в Россию. Впрочем, уровень безработицы в республике, если верить официальным данным, пока не является критическим. По этому показателю она, например, вдвое уступает Армении. Если в Казахстане уровень безработицы составляет 5%, в России – 5,8%, в Белоруссии – 6,1%, то в Киргизии – около 8%, а в Армении – 16,6%.

Гораздо более драматично складывается ситуация с денежными переводами трудовых мигрантов, на долю которых приходится около половины ВВП Таджикистана, около трети – Киргизии и 1/10 – Узбекистана. Их сокращение ставит эти «мигрантозависимые» республики в трудное положение. Между тем за девять месяцев прошлого года объем денежных переводов частных лиц из России в страны Средней Азии заметно упал. Причем страны Евразийского экономического союза и здесь пострадали меньше, чем «неприсоединившиеся» государства. По сравнению с тем же периодом 2014 г. общая сумма средств, переведенных трудовыми мигрантами в Узбекистан, за январь-сентябрь упала в 2,5 раза (с 4,6 до 1,9 млрд. долл.), в Таджикистан – в 2,9 раза (с 3 до 1 млрд.), в Туркмению – в 2 раза (с 25 до 12 млн. долл.), тогда как в Киргизию – в 1,8 раза (с 1,6 млрд. до 860 млн. долл.), а в Казахстан – в 1,5 раза (с 372 до 243 млн. долл.). Впрочем, в рублевом эквиваленте падение переводов было далеко не столь сильным. В Таджикистане, например, стоимость рубля к национальной валюте – сомони снизилась по сравнению с июнем 2014 на 35%.

По данным The Economist, базирующемся на статистике Банка России, денежные переводы в Киргизию опустились примерно до уровня 2013 года, в Таджикистан – до уровня 2012 года, а в Узбекистан – еще ниже. На социальную ситуацию в странах ЕАЭС этот процесс пока не оказывает критически негативного влияния. Узбекистан, обладающий более развитой экономикой, может частично решить проблему занятости и безработицы за счет внутренних резервов. А вот ситуация в Таджикистане складывается не лучшим образом. Внутренних резервов у республики с 8-миллионным населением почти нет. Более того, 90% ее территории занимают горы, и возможности решить проблему занятости и обеспечения населения продовольствием за счет сельского хозяйства ограничены. Ситуация усугубляется падением мировых цен на основные предметы экспорта «мигрантозависимых» стран – хлопок, медь и алюминий. В результате население вынуждено снижать потребление жизненно важных продуктов, и в первую очередь продовольствия. По данным того же The Economist, 40% домохозяйств в Таджикистане не могут позволить себе приобрести достаточно еды, что говорит о крайне сложной социально-экономической ситуации в республике.

В текущих условиях, когда стоимость нефти, а вместе с ней и курс рубля к доллару и евро, продолжают падать, решить свои проблемы с занятостью населения и обеспечения ему минимально необходимого жизненного уровня за счет российского рынка труда республики Средней Азии, не присоединившиеся к ЕАЭС, не смогут. Наступивший год, судя по всему, продемонстрирует дальнейшее снижение количества работающих в России трудовых мигрантов и объема их денежных переводов.

Такая ситуация потенциально создает благоприятные условия для роста числа сторонников радикальных исламистских группировок, враждебных существующим в регионе светским политическим режимам. В то же время их влияние росло и в гораздо более благоприятных экономических условиях «нулевых» – начала «десятых» годов, а в ряды ДАИШ, как подчеркивают западные аналитики, гораздо чаще вступают именно трудовые мигранты.

К слову, в России они оказываются вне контроля местных общин и властей, что дает сторонникам ДАИШ дополнительный шанс на более эффективную пропаганду в среде мигрантов. То есть падение трудовой миграции создает экономические проблемы, но при этом сокращает потенциальную социальную базу ДАИШ, что является несомненным плюсом для стран, откуда трудовые ресурсы движутся в Россию. Но этот же фактор требует повышенного внимания со стороны российских спецслужб.

Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1779