Информационно-аналитическое издание, посвященное актуальным проблемам интеграции на постсоветском пространстве
Сегодня: 25.05.2020 |

На рынке труда ЕАЭС киргизы вытесняют узбеков

Федеральная миграционная служба РФ опубликовала данные о численности находящихся в России иностранцев, которые рисуют довольно любопытную картину. В течение последнего года трудовых мигрантов из Узбекистана и Таджикистана, которые имеют с РФ безвизовый режим, но не входят в ЕАЭС, вытесняют граждане государств-участников Евразийского союза, и прежде всего Киргизии.

Тенденция эта обнаружилась с начала прошлого года, когда были внесены изменения в российское миграционное законодательство, требующие оформления трудового патента и запрещающие работать в РФ более 180 дней в течение года, а также начали сказываться последствия экономического кризиса. ФМС, в частности, начала автоматически блокировать въезд в Россию тем мигрантам, которые превысили разрешенный законом срок пребывания, а снижение деловой активности сократило спрос на дешевую иностранную рабочую силу. Однако страны ЕАЭС, в рамках которого функционирует единый рынок труда, эти процессы затронули гораздо меньше, чем не вступившие в союз государства Средней (Центральной) Азии. Более того, завершившая вступление в ЕАЭС в августе прошлого года Киргизия демонстрирует не сокращение, а, напротив, увеличение количества работающих в России трудовых мигрантов.

Изменение миграционной ситуации заметно даже на протяжении последнего месяца. Так, с 4 декабря 2015 по 12 января 2016 г. граждан Узбекистана в России стало меньше на 77, 8 тыс. человек, Таджикистана – на 33,8 тыс., а Казахстана – на 34,1 тыс. При этом трудовых мигрантов из Киргизии, несмотря на глубокий экономический кризис, стало больше на 11 тыс. Кроме того, за месяц в России на 978 человек сократилось количество граждан Туркменистана, доля которых среди трудовых мигрантов из Средней Азии невелика (около 0,5%) и влияния на миграционную ситуацию почти не оказывает. В целом же жителей Средней Азии в России в течение декабря – начала января стало меньше на 135,8 тыс. человек, или на 3,4%, а их общая численность снизилась с 4 млн. 15 тыс. до 3 млн. 879 тыс. За месяц с небольшим, даже учитывая новогодние праздники, перемены более чем существенные.

Годовая статистика подтверждает, что жители среднеазиатских государств отнюдь не отправились на новогодние каникулы с тем, чтобы к весне вновь вернуться в Россию. Тенденция сокращения трудовой миграции является долгосрочной. С января прошлого по январь нынешнего года общая численность трудовых мигрантов из Средней Азии в РФ сократилась более чем на 11,5%, а в абсолютных цифрах – на 0,5 млн. человек. Если же в качестве точки отсчета взять март 2014 г., то выясниться, что жителей этого региона в России стало меньше на 615,7 тыс., или на 13,7%. За два неполных года РФ покинул почти каждый пятый трудовой мигрант, приехавший из Средней Азии. Почти все они были гражданами Узбекистана и Таджикистана, тогда как число мигрантов из Казахстана и Киргизии за два года даже немного увеличилось.

Изменение миграционной ситуации по отдельным странам выглядит следующим образом. С марта 2014 г. по январь 2016 г. количество работающих в России граждан Узбекистана сократилось на 540 тыс. человек, Таджикистана – на 171 тыс., Туркмении – на 1,6 тыс., тогда как Киргизии – увеличилось на 28 тыс., а Казахстана – почти на 70 тыс. То есть Узбекистан и Таджикистан столкнулись с довольно резким сокращением числа трудовых мигрантов, когда домой был вынужден вернуться каждый четвертый – пятый работник. Миграция из Казахстана и Киргизии к началу 2016 г. фактически стабилизировалась на прежнем уровне с небольшим приростом. Если бы не членство в ЕАЭС, ситуация в двух этих республиках была бы точно такой же. К лету 2015 г., когда Киргизия еще не завершила полностью вступление в союз, число работающих в России граждан республики заметно снизилось и лишь осенью-зимой вновь начало расти. В это же время несколько снизилось число работающих в России казахстанцев, что, видимо, объяснялось последствиями усиления экономического кризиса.

Сложная ситуация в экономике, с которой республики бывшего СССР не сталкивались едва ли не с его распада, привела к росту безработицы во всех странах ЕАЭС, кроме Киргизии. По данным Евразийской экономической комиссии, в ноябре 2015 г. по сравнению с ноябрем 2014 г. численность зарегистрированных безработных увеличилась в Беларуси – на 83,2%, в Казахстане – на 21,8%, в Армении – на 15,6%, в России – на 13,7%, а вот в Киргизии уменьшилась на 3,5%. Понятно, что при таких темпах роста безработицы прежнее число трудовых мигрантов из Средней Азии российской экономике не нужно, и темпы сокращения их численности на этом фоне кажутся еще довольно скромными. Киргизия же за счет открытия рынка труда ЕАЭС смогла частично решить свои проблемы с занятостью, направив излишнюю рабочую силу в Россию. Впрочем, уровень безработицы в республике, если верить официальным данным, пока не является критическим. По этому показателю она, например, вдвое уступает Армении. Если в Казахстане уровень безработицы составляет 5%, в России – 5,8%, в Белоруссии – 6,1%, то в Киргизии – около 8%, а в Армении – 16,6%.

Гораздо более драматично складывается ситуация с денежными переводами трудовых мигрантов, на долю которых приходится около половины ВВП Таджикистана, около трети – Киргизии и 1/10 – Узбекистана. Их сокращение ставит эти «мигрантозависимые» республики в трудное положение. Между тем за девять месяцев прошлого года объем денежных переводов частных лиц из России в страны Средней Азии заметно упал. Причем страны Евразийского экономического союза и здесь пострадали меньше, чем «неприсоединившиеся» государства. По сравнению с тем же периодом 2014 г. общая сумма средств, переведенных трудовыми мигрантами в Узбекистан, за январь-сентябрь упала в 2,5 раза (с 4,6 до 1,9 млрд. долл.), в Таджикистан – в 2,9 раза (с 3 до 1 млрд.), в Туркмению – в 2 раза (с 25 до 12 млн. долл.), тогда как в Киргизию – в 1,8 раза (с 1,6 млрд. до 860 млн. долл.), а в Казахстан – в 1,5 раза (с 372 до 243 млн. долл.). Впрочем, в рублевом эквиваленте падение переводов было далеко не столь сильным. В Таджикистане, например, стоимость рубля к национальной валюте – сомони снизилась по сравнению с июнем 2014 на 35%.

По данным The Economist, базирующемся на статистике Банка России, денежные переводы в Киргизию опустились примерно до уровня 2013 года, в Таджикистан – до уровня 2012 года, а в Узбекистан – еще ниже. На социальную ситуацию в странах ЕАЭС этот процесс пока не оказывает критически негативного влияния. Узбекистан, обладающий более развитой экономикой, может частично решить проблему занятости и безработицы за счет внутренних резервов. А вот ситуация в Таджикистане складывается не лучшим образом. Внутренних резервов у республики с 8-миллионным населением почти нет. Более того, 90% ее территории занимают горы, и возможности решить проблему занятости и обеспечения населения продовольствием за счет сельского хозяйства ограничены. Ситуация усугубляется падением мировых цен на основные предметы экспорта «мигрантозависимых» стран – хлопок, медь и алюминий. В результате население вынуждено снижать потребление жизненно важных продуктов, и в первую очередь продовольствия. По данным того же The Economist, 40% домохозяйств в Таджикистане не могут позволить себе приобрести достаточно еды, что говорит о крайне сложной социально-экономической ситуации в республике.

В текущих условиях, когда стоимость нефти, а вместе с ней и курс рубля к доллару и евро, продолжают падать, решить свои проблемы с занятостью населения и обеспечения ему минимально необходимого жизненного уровня за счет российского рынка труда республики Средней Азии, не присоединившиеся к ЕАЭС, не смогут. Наступивший год, судя по всему, продемонстрирует дальнейшее снижение количества работающих в России трудовых мигрантов и объема их денежных переводов.

Такая ситуация потенциально создает благоприятные условия для роста числа сторонников радикальных исламистских группировок, враждебных существующим в регионе светским политическим режимам. В то же время их влияние росло и в гораздо более благоприятных экономических условиях «нулевых» – начала «десятых» годов, а в ряды ДАИШ, как подчеркивают западные аналитики, гораздо чаще вступают именно трудовые мигранты.

К слову, в России они оказываются вне контроля местных общин и властей, что дает сторонникам ДАИШ дополнительный шанс на более эффективную пропаганду в среде мигрантов. То есть падение трудовой миграции создает экономические проблемы, но при этом сокращает потенциальную социальную базу ДАИШ, что является несомненным плюсом для стран, откуда трудовые ресурсы движутся в Россию. Но этот же фактор требует повышенного внимания со стороны российских спецслужб.

Рейтинг Ритма Евразии:   1 1
3356
Новости и события
Мы в социальных сетях
Выбор редакции
Документы
Теги
«Заполярный Транссиб» COVID-19 G20 G7 Human Rights Watch OPAL Stratfor SWIFT Wikileaks «35-я береговая батарея» «Saber Strike-2015» «Белая книга» «Евразийская экономическая перспектива» «Жұлдыздар отбасы. Аңыз адам» «Исламское государство» «Меджлис» «Мир без нацизма» «Правый сектор» «Русская школа» «Свобода» «Северный поток-2» «Сила Сибири» «Славянский базар» «Турецкий поток» «Хизб ут-Тахрир» «Южный поток» АБИИ Абхазия Азербайджан Андрей Тарковский АПК Арктика Армения АрМИ АСЕАН Атамбаев АТО АТР АТЭС Афганистан АЭС Байкал Байконур Бандера Белоруссия Бессарабия Ближний Восток Болгария БРИКС Ватикан Ваффен СС Ваффен-СС Великая Отечественная война Великая Победа Великобритания Венгрия Восточное партнёрство ВПК ВТО Вторая мировая война Вьетнам Гагаузия Газпром Галиция Германия ГЛОНАСС Греция Грузия ГУАМ Дальний Восток Демография Дивизия СС «Галичина» ДНР Додон Донбасс Дордой ЕАБР ЕАСТ ЕАЭС ЕБРР Евразия Global ЕврАзЭС Египет ЕС ЕСПЧ ЕЭК ЕЭП Жээнбеков Закарпатье Зеленский ЗСТ ИГИЛ Израиль Индия Индонезия Ирак Иран Ислам Италия Казахстан Карабах Каримов Карпатская Русь Каспий Киево-Печерская Лавра Киргизия Китай КНДР Костюшко Красносельский Крым КСОР Кыргызгаз Лавров Латвия Литва ЛНР Лукашенко МАГАТЭ Македония Манас МВФ Медведев Междуморье Мексика Меркель Меркосур миграция Мирзиёев Молдова Монголия Назарбаев НАТО нацизм Николай II Новороссия НОД НПО ОБСЕ Одесса ОДКБ ОИС ООН Оренбург ОТЛК ОУН ОУН–УПА ОЧЭС ОЭС Пакистан ПАСЕ Первая мировая война Польша Порошенко Православие Пржевальский Прибалтика Приднестровье Путин Рахмон РВСН Россельхознадзор Россия Ростсельмаш РПЦ Румыния русины Русский язык Саргсян Сахалин СБУ Севастополь Сербия Сингапур Сирия Следственный комитет России СНГ соотечественники Союзное государство СССР Столыпин США Таджикистан Таиланд Талибан ТАПИ Татарстан Токаев Тоомас Хендрик Ильвес Трамп ТС ТТП Тунис Туркменистан Турция Узбекистан Украина УНА–УНСО УПА УПЦ КП УПЦ МП Фашизм Финляндия ФМС Франция Центральная Азия ЦРУ Чехия Чечня Чили Шелковый путь Шойгу ШОС Шухевич Экология энергетика Эстония Югославия Южная Осетия ЮКОС ЮНЕСКО ЮНИДО ЮТС Япония
Видеоматериалы
все видеоматериалы

* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: Международное религиозное объединение «Нурджулар», Международное религиозное объединение «Таблиги Джамаат», Международное общественное объединение «Национал-социалистическое общество» («НСО», «НС»), Международное религиозное объединение «Ат-Такфир Валь-Хиджра», Международное объединение «Кровь и Честь» («Blood and Honour/Combat18», «B&H», «BandH»), Украинская организация «Правый сектор», Украинская организация «Украинская национальная ассамблея – Украинская народная самооборона» (УНА - УНСО), Украинская организация «Украинская повстанческая армия» (УПА), Украинская организация «Тризуб им. Степана Бандеры», Украинская организация «Братство», Общероссийская политическая партия «ВОЛЯ», «Высший военный Маджлисуль Шура Объединенных сил моджахедов Кавказа», «Конгресс народов Ичкерии и Дагестана», «База» («Аль-Каида»), «Асбат аль-Ансар», «Священная война» («Аль-Джихад» или «Египетский исламский джихад»), «Исламская группа» («Аль-Гамаа аль-Исламия»), «Братья-мусульмане» («Аль-Ихван аль-Муслимун»), «Партия исламского освобождения» («Хизб ут-Тахрир аль-Ислами»), «Лашкар-И-Тайба», «Исламская группа» («Джамаат-и-Ислами»), «Движение Талибан», «Исламская партия Туркестана» (бывшее «Исламское движение Узбекистана»), «Общество социальных реформ» («Джамият аль-Ислах аль-Иджтимаи»), «Общество возрождения исламского наследия» («Джамият Ихья ат-Тураз аль-Ислами»), «Дом двух святых» («Аль-Харамейн»), «Джунд аш-Шам» (Войско Великой Сирии), «Исламский джихад – Джамаат моджахедов», «Аль-Каида в странах исламского Магриба», «Имарат Кавказ» («Кавказский Эмират»), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), Джебхат ан-Нусра, Международное религиозное объединение «АУМ Синрике».


При полном или частичном использовании материалов сайта «Ритм Евразии» активная гиперссылка
на главную страницу www.ritmeurasia.org приветствуется.

Точка зрения редакции может не совпадать с мнением авторов.

Яндекс.Метрика