Вызовы для экономики Армении в 2016 году
27.01.2016 | Саркис МАРТИРОСЯН | 00.04
A
A
A
Размер шрифта:

По мнению ряда армянских экспертов, на сегодняшней ситуации в Армении и других странах ЕАЭС сказалась структурная составляющая экономики, санкции, применяемые к России, положение с ценами на нефть. Слабая диверсификация экономики и уровень развития инноваций и предпринимательства сделали Россию и Казахстан, ВВП которых составляет примерно 95% ВВП ЕАЭС, чрезмерно зависимыми от углеводородного сырья. Сокращение бюджетных доходов в валюте, снижение покупательной способности в этих двух странах, падение инвестиций привело к тому, что там понизился спрос на экспортируемую готовую продукцию из других стран ЕАЭС. Также снизились трансферты, получаемые из России, что особенно сильно сказалось на экономике и уровне жизни в Армении.

Уже осенью обрисовалась устойчивая тенденция сокращения армянского экспорта в Россию: по этому показателю Армения заняла «лидирующие» позиции по сравнению с другими странами СНГ. Одной из главных причин был углубляющийся кризис в России и политика сильного драма (вариант – дешевого доллара), проводимая правящей администрацией С. Саргсяна и правительством республиканцев О. Абрамяна.

Так, в январе-октябре экспорт Армении сократился в годовом исчислении на 2,2%. При этом объем вывоза товаров в страны СНГ уменьшился на 27,5% – более чем на четверть. Для сравнения: по странам ЕС спад в армянском экспорте, базовым элементом которой являются полуфабрикаты горнорудной промышленности, составил лишь 0,9%. По другим (вне СНГ, ЕАЭС и ЕС) странам экспорт даже возрос на 9,7%, отчасти скомпенсировав указанный выше спад экспорта в страны ЕАЭС и СНГ.

По абсолютной величине сокращения экспорта Армении в страны СНГ «лидирует» Россия: армянский экспорт в эту страну в январе-октябре 2015 года сократился на 74,6 млн долларов США (или же на 29,4%). Второе место по падению экспорта вполне естественно занимает Украина, в которую армянский экспорт в абсолютном исчислении уменьшился на 5,2 млн долл., или же на 54,9%.

И еще одно сравнение, весьма любопытное: сопоставляя показатели экспорта Армении и Грузии, которая стала членом зоны свободной торговли с ЕС (DCFTA) и куда идёт Украина, можно заметить, что обе эти страны остаются тесно связанными с российским рынком. При этом для двух важнейших экспортных продуктов Грузии российский рынок по-прежнему остается основным. В частности, она экспортирует в Россию 52% продаваемого вина, а в страны ЕС – только 10%. Экспорт мандаринов в Россию составляет 76% от общего объема продаж продукта за рубеж (в ЕС грузинские мандарины не экспортируются, так как рынок там забит цитрусовыми).

Основные элементы армянского экспорта в Россию – коньяк, а также (в сезон сбора урожая) свежие фрукты, консервы. И это по большому счёту почти всё. Надо понять, что, решившись за последние 15 лет на деиндустриализацию и став по сути аграрной страной, Армения утеряла конкурентоспособность на российском рынке. Это сейчас понимают в стране многие эксперты, но говорить об этом громко не хотят.

В контексте вышеизложенного, было бы полезно вспомнить, что в рамках разделения труда в ЕАЭС Еревану очень уместно было предложено развивать малую химию и фарминдустрию. Но пока дальше разговоров об этом дело не идет.

Какие еще элементы несогласованной политики внутри ЕАЭС негативно влияют (и будут влиять) на экономику Армении и социальную сферу в 2016 году? Во-первых, в Армении не исключают всё же такого сценария развития событий, когда во второй половине 2016 года санкционная война между Россией и Западом пойдет на убыль. Главный ущерб от санкций заключается в снижении импорта инновационной продукции и затруднение деятельности банковской системы РФ. Одновременно санкции могут и должны быть стимулом для развития инновационной промышленности для стран ЕАЭС, в том числе и Армении,

Во-вторых, помимо упомянутых выше ключевых проблем Армении по государственному долгу, есть ещё проблема дефицита государственного бюджета. Контроль со стороны Коллегии ЕЭК за этими показателями пока представляется как малоэффективный. Одновременно налицо несогласованность действий стран ЕАЭС по инфляции и курсу национальных валют. По итогам года инфляция в России и Беларуси – в пределах 12-13%, в Армении – порядка 3%. На поддержание низкой инфляции и стабилизацию курса, как было сказано ранее, Ереван берет кредиты у МВФ и наращивает государственный долг. Одновременно ЦБ Армении вынужденно держит высокую ставку рефинансирования. Насколько эффективна цена сдерживания инфляции для Армении? Может быть, было бы целесообразно, чтобы страны ЕАЭС согласовали свои действия по удержанию роста цен?

В-третьих, очевидно наличие проблемы несогласованной валютной политики. Видимо, было бы целесообразно перейти на взаиморасчеты в странах ЕАЭС без привязки к доллару, т.е. в национальных валютах и сократить долларизацию. Минувший год показал, что рубль пока не готов полноценно выполнять роль резервной валюты. Если говорить об Армении и России, которая является основным торговым партнером Еревана, то следует отметить, что за поставляемый газ «Газпром» ежегодно получает порядка 400 млн долларов. Но сам газ продаётся в Армении в драмах. При этом граждане страны получили в прошлом году примерно 1,5 млрд долларов трансфертов из РФ, в основном в рублях. Таким образом, оплата за газ от армянских потребителей проходит через две конвертации (по схеме рубль / доллар – драм / доллар).

В конце концов, в линии на дедолларизацию во взаимных расчетах в рамках ЕАЭС ничего нового нет: речь идет лишь о полноценном выполнении требований договора о Евразийском союзе, который предусматривает проведение согласованной налогово-бюджетной, денежно-кредитной и валютной политики. Между тем до проведения такой политики пока еще далеко. Но хотя бы частично над этим нужно начинать работать, и в идеале должна быть обеспечена взаимная конвертируемость валют наших стран.

Наконец, тема о которой не любят говорить не только лидеры стран ЕАЭС, но и эксперты, и журналисты, являющиеся последовательными сторонниками экономической интеграции. Речь идет о неприемлемо высоком уровне индекса восприятия коррупции по классификации Transparency International для всех без исключения стран-участниц ЕАЭС (Армения – 94-я в мировой рейтинге, Беларусь – 119-я, Казахстан – 126-й, Кыргызстан и Россия – 136-е). Это данные по итогам 2014 года, но вряд ли сведения за 2015 год (они будут опубликованы в марте-апреле) будут более обнадеживающими. Можно, конечно, и дальше замалчивать эту проблему, указывая (порою справедливо) на политизированный характер западных рейтингов, но очевидно, что если не начать предпринимать серьезных шагов для ее решения, то проект ЕАЭС вряд ли ждет успех в обозримом будущем.

Если говорить о ситуации с коррупцией в Армении, то, безусловно, ее можно оценивать как крайне неудовлетворительную. Согласно оценкам трех международных организаций – Transparency International, Freedom House и Всемирного банка, ситуация улучшается, но очень медленно. По данным мониторинга Transparency International, самыми коррумпированными сферами являлись суды, сфера государственных услуг и здравоохранение.

Председатель Ассоциации молодых юристов Армении Карен Задоян полагает, что самое главное – это вопрос политической коррупции. Видимо, к этому разряду следовало бы отнести сделку по продаже Воротанского каскада ГЭС американской компании Contour Global Hydro Cascade, которая была реализована летом 2015 года.

 Какие вызовы экономике страны следует ожидать в 2016 году? На этот вопрос попытались ответить авторы доклада «Вызовы политике Армении в контексте последних потрясений в мире и регионе», который был подготовлен Республиканским союзом работодателей Армении (РСРА) при содействии ереванского офиса МВФ. Результаты доклада были представлены в трех уровнях: ситуация, сложившаяся в мировом масштабе, ситуация, сложившаяся в регионе (включающем Южный Кавказ и Центральную Азию) под воздействием внешних вызовов, приоритеты в экономической политике Армении в новых условиях.

Основными вызовами является падение цен на нефть. Это не только негативно скажется на странах-экспортерах, но и приведет к замедлению роста в странах-импортерах. Снижающиеся темпы роста ВВП в Китае скажутся и на странах-экспортерах биржевых товаров и будут способствовать снижению цен на них, что прямо отразится и на Армении. Напомним, что она является экспортером таких биржевых товаров, как медь, молибден, золото.

По мнению экспертов, в таких странах, как Армения, увеличение расходов для поддержки роста ВВП зависит от получения льготного финансирования. Такое финансирование в рамках поддерживаемых МВФ программ позволило Армении и Кыргызстану проводить контрциклическую политику. Кроме того, правительства некоторых стран (Армения, Таджикистан) обратились за дополнительной донорской поддержкой для осуществления капитальных расходов и перекредитования предприятий малого и среднего бизнеса.

По мнению экспертов МВФ, в краткосрочной перспективе Центральному банку Армении после продаж иностранной валюты в большом объеме и снижения уровня резервного покрытия следует ограничить дальнейшие интервенции и пойти на установление плавающего курса драма в том случае, если на рынке вновь возникнет давление. Вероятность такого давления, судя по всему, будет достаточно высокой.

Таким образом, наступивший год будет не менее сложным для Армении в финансовом и социально-экономическом аспекте, чем предыдущий, на что указывают практически все прямые и косвенные индикаторы.

Теги: ЕАЭС  Армения 
Рейтинг Ритма Евразии:
0
0
Отправить в ЖЖ Отправить на email
  Число просмотров:1745